Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Морской волк в горах Кыргызстана

Имя первого и единственного вице-адмирала Кыргызстана Марата Сатиевича Темирова тихой водной гладью во время штиля лежит на страницах истории. Однако жизнь его металась между бурями житейских трудностей и шквалом распада СССР, обретая покой лишь в кругу семьи.

Море смелого зовет

Гуля Бектуровна Темирова, вдова вице-адмирала, и его старший сын Артур Маратович поделились с корреспондентом «Мегаполиса» историей его жизни.

Марат Темиров родился в селе Казарман 5 мая 1943 года в семье партийного работника. Его отец рано ушел из жизни, оставив супругу Какен с семью малолетними детьми на руках. Десятилетний Марат тогда был старшим и с пониманием отнесся к тому, что его и еще четверых братьев и сестер мать определила в каракольскую школу-интернат имени Токтогула Сатылганова. Времена были непростые, молодой женщине было не под силу поднять всех детей разом. Несмотря ни на что, Марату удавалось не только хорошо учиться, но и находить время для творчества.

Как поделился его сын, Марат Сатиевич не рассказывал о своем детстве, но множество историй поведали бабушка и мама, которая познакомилась со своим будущим мужем в интернате.

– Мне рассказывали, как получилось, что он отправился в военно-морское училище имени Дзержинского. Его учительница Умут Балтабаева видела, что он обладает лидерскими качествами и сможет многого добиться. Когда она вычитала в газете объявление о зачислении в училище, то поделилась со своим учеником. Он, не колеблясь, отправился в путь. Доехав до Фрунзе, пересел на поезд до Москвы. Ему сказали занимать верхнюю полку, но так как он ни разу не ездил в поездах, то перепутал и всю дорогу проехал на верхней багажной полке. Никто его разубеждать не стал. Ему тогда было 17 лет, и он впервые отправился в самостоятельное путешествие.

В первый год ему не удалось поступить, но он не опустил руки. Пошел служить матросом и поступил в следующем году.

Его любило море

После училища по распределению Марат Темиров попал в краснознаменный северный флот в дивизию атомных подводных лодок. Службу он проходил на проекте 627. Это были фактически первые подобные подлодки в Союзе, разумеется, самые опасные, ведь защита от радиации тогда только разрабатывалась.

Одиннадцать долгих лет Темиров провел в плаваниях, пройдя служебный путь от начальника группы до командира электромеханической боевой части, кратко именуемой БЧ-5. Это боевое звено является особым подразделением экипажа, поскольку его личный состав обеспечивает работу энергоустановки подводной лодки, систем управления, жизнеобеспечения и живучести.

После 11 лет службы, в 1975 году, он был переведен на берег и вернулся во Фрунзе для работы в системе ДОСААФ (добровольное общество содействия армии, авиации и флоту). Ему довелось руководить организациями различного уровня от начальника объединенной технической школы до главы ДОСААФ республики в 1987 году.

Здесь не последнюю роль сыграл генерал-лейтенант Калыйнур Усенбеков, Герой Советского Союза. Его имя носит военный институт вооруженных сил Кыргызстана, начальником которого ныне является Артур Темиров. Усенбаев отметил потенциал Марата Темирова и доверил ему мощную по тем временам организацию, которой требовалась твердая рука опытного военного. А чтобы можно было в полной мере справляться со всеми возложенными на него обязанностями, в ноябре 1989 года постановлением Совета Министров СССР Темирову присвоили высокое звание контр-адмирала. Как пояснил Артур Маратович, высшие офицерские звания – это высшее управленческое звено. В этом звании его отец был уже больше чиновником, чем военным.

Моряки познаются в бурю

По мнению Артура Темирова, после развала Советского Союза самый весомый вклад в развитие молодой республики отец сделал, сохранив систему ДОСААФ, переименованную тогда в ОСТО (Оборонная спортивно-техническая организация). Новое звание давало Марату Темирову больше возможностей при развитии ОСТО. Конечно, сохранить все в исходном состоянии не удалось. В результате экономических и политических изменений организация осталась один на один со всеми финансовыми и хозяйст­венными проблемами, которые только множились в молодом государстве. Однако, благодаря четким и своевременным действиям контр-адмирала, ни приватизация, ни шаткое положение не смогли разрушить организацию. Были приняты меры по сохранению квалифицированных кадров, обеспечению хозяйственной деятельности в новых условиях и социальной защите работников ОСТО. Хотя не обошлось и без потерь: некоторые организации пришлось ликвидировать из-за нерентабельности, однако все специалисты признают, что, учитывая все обстоятельства, обошлось малой кровью.

Указ президента республики о присвоении звания вице-адмирала в декабре 1997 года стал результатом плодотворной деятельности Марата Сатиевича. Кроме того, его заслуги отмечены орденом «За службу Родине в Вооруженных силах СССР», Почетной грамотой Верховного Совета Киргизской ССР и другими наградами.

Открылся новый простор для деятельности, но служба в тяжелых условиях дала о себе знать. 10 мая 1998 года в возрасте 55 лет Марат Сатиевич Темиров умер. Для родственников и друзей это было настоящим ударом. По слухам, моряки-подводники не доживают до 60 лет, однако Марат Темиров вел настолько активный образ жизни, имел такое количество планов на будущее и столь рьяно их осуществлял, что, казалось, сможет победить саму смерть.

– Вся жизнь с ним была точной, расписанной по-военному, – улыбается вдова. – У него было особое отношение к военной форме. Я часто стирала на руках рубашки, чтобы они были идеально белыми. Но он и сам следил за ней. Носил даже тогда, когда это не было обязательным, только дома ходил в простой одежде.

Когда он работал в Оше депутатом областного совета, его вызвал первый секретарь и сказал, что он будет вести сессию. Но только не в военной форме, так не полагается. И тогда выяснилось, что кроме домашней одежды, другой гражданской у него нет. Пришлось срочно покупать костюм.

Марат был строгим и точным, корректным. С детьми не сюсюкал. Но любил их очень сильно, это было видно. Когда уходил в море, отправлял меня с детьми сюда, чтобы у них были солнце и фрукты.

Я его всегда критиковала за прямолинейность. Но он считал, что поступал верно. Быть может, так и было. Несмотря ни на что, друзья и сослуживцы пьют стоя за его память каждый год. Но мне он никогда не говорил ничего обидного. У нас не было времени для ссор. Когда муж по три месяца в море, учишься ценить каждую минуту вместе.

Прощай, оружие

– После похорон мне позвонили из Министерства обороны и попросили привезти его вещи для музея, – делится Гуля Бектуровна. – Я очень обрадовалась, собрала форму, именной кортик и другие вещи. Сдала всё под расписку. Меня даже пригласили на открытие. А когда экспозицию закрыли, и я забрала вещи обратно, то дома обнаружила, что мне вернули чужой кортик.

Вы даже представить себе не можете, что такое кортик для моряка – он выдается один раз и на всю жизнь. Я тогда что только не делала и с кем только не разговаривала, подавала в суд, несколько человек даже ушли в отставку и просили у меня прощения, но кортик так и не нашли. И я и дети сейчас едва ли не плачем, вспоминая о нем.

Без лишних слов

Артур Темиров с улыбкой вспоминает, как его отец умел емко и без лишнего пафоса показать свои любовь и заботу.

– Я после восьмого класса уехал в Москву в Суворовское училище. Отец постоянно был на службе, и не хватало времени для того чтобы предаваться вместе каким-то развлечениям.

По большому счету мы мало разговаривали по душам, но здесь надо смотреть глубже.

Он с 11 лет сирота и самый старший в семье, после смерти отца, партийного работника, попал в интернат. Думаю, это наложило свой отпечаток и ему было сложно раскрыться перед кем-то.

Но его простое и теплое слово было для меня дороже многословных и слащавых похвал других людей.

Я помню первый день, когда я уже поступил в Суворовское училище в Москве. Он должен был уезжать и заглянул напоследок ко мне.

В военной форме есть такой элемент, как подшива или подворотничок. Я тогда подшил его неправильно, а это могло повлечь серьезные последствия, так как этот элемент – показатель чистоплотности и аккуратности военнослужащего. Мы сидели на КПП, он увидел этот подворотничок и сказал: «Ну-ка, снимай китель». Как и у любого курсанта, у меня были при себе швейные принадлежности. Он сам перешил мне подшиву и показал, как правильно это делать. Получилось так аккуратно, что я еще неделю его не перешивал.

Отец не любил лишних слов, но всегда проявлял любовь и заботу на деле.

Когда подлодки идут на дно

По словам Гули Бектуровны, пенсия вице-адмирала Марата Темирова – 5700 сомов. Она отказалась от своей пенсии, думая, что адмиральская будет достаточным подспорьем. Так получилось, что в Министерстве обороны при назначении пенсии должность Марата Сатиевича «Председатель ЦК ДОСААФ» (министерская должность) приравняли к «Заведующий отделом Минобороны» и никто потом не пересматривал эту оплошность.

По иронии судьбы труд единственного вице-адмирала республики, его вклад в безопасность и будущее страны оценили на грани прожиточного минимума. Невольно задумаешься, насколько оценят наш нынешний труд в будущем.

Интересные факты о Марате Темирове

? Чалагыз Исабаев, отец Актана Исабаева, солиста известной группы «Элес», спас Марата Сатиевича в детстве, когда тот тонул в Иссык-Куле.

? По рассказам, он научился играть на комузе Марш Ботой за одну ночь. Ансамбль интерната участвовал в каком-то мероприятии в столице и было свободно место комузиста. Отец так хотел поехать, что взялся за комуз и к утру мог отлично сыграть нужную мелодию. Марат Темиров умел добиваться своего, не жалел для этого ни сил, ни времени.

? В детстве Марата Сатиевича укусила змея и по чьему-то совету он целый день просидел в бочке с керосином.

? Когда он проходил мимо, нельзя было ничего не делать, поэтому его сын Артур тут же начинал отжиматься.

? Кроме Артура у Марата Темирова была дочь Дилора и брат Медер, которые избрали для себя стезю таможенной службы.

? Якорь, лежащий на могиле Марата Сатиевича Темирова настоящий и специально привезен с Иссык-Куля.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us