Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Цена работорговли

22 июля 2014 года Токмокский городской суд вынес приговор по уголовному делу в отношении экс - директора Токмокского психоневрологического дома интерната №2 Курманкула Жумалиева, а так же его соучастников - Елены и Азамата Калчаевых. Ознакомившись с приговором, невольно хочется воскликнуть: «Да здравствует наш суд, самый гуманный в мире!» Несмотря на то, подсудимые признаны виновными, им было назначено наказание ниже низшего предела… - штраф.

Напомним, 27 октября 2013 года директор интерната Курманкул Жумалиев, вступив в преступный сговор с Еленой Калчаевой и ее сыном Азаматом, способствовал незаконному вывозу своих подопечных в Российскую Федерацию. Женщины были переданы семье Калчаевых за денежное вознаграждение в сумме 500 долларов США директором Жумалиевым.

Азамат Калчаев вывез женщин – инвалидов в Россию с целью эксплуатации их в подземных переходах в качестве попрошаек. Судом было установлено, что Азамат Калчаев передал их некой женщине по имени «Мила».

Ларису Мунч и Ольгу Марьину заставили просить подаяние с табличкой на груди « Помогите прокормить детей». А когда женщины возмутились, их избили. Но девушкам удалось вырваться из лап предприимчивых рабовладельцев и, благодаря помощи многих людей и социальных служб, вернуться в Кыргызстан.

Наша редакция тоже не осталась равнодушна к судьбе этих женщин, более того проведенное нами журналистское расследование значительно помогло следствию, все записи телефонных переговоров с Жумалиевым и Калчаевыми были переданы сотрудникам правопорядка. На одном из судебных процессов по этому делу мы были вызваны и допрошены в качестве свидетелей обвинения.

На процессе удивляло то, с каким цинизмом и наглостью подсудимые пытались обвинять нас в недостоверности изложенных нами фактов, оспаривать аудиозаписи, отказываться от своих показаний. Хотя нет, не удивляло, скорее возмущало. На каждом судебном процессе приходится выслушивать один и тот же бред о том, что первоначальные показания были даны под давлением сотрудников милиции, что их заставили подписаться под тем, чего на самом деле не было. Хотя, как показывает практика адвокатов с большим опытом, первичные показания самые правдивые.

Елену Калчаеву весьма возмущал тот факт, что мы назвали вещи своими именами. Людей не продавали, сестры Анастасии у нее нет, призналась она только потому, что на нее оказывали давление, а по ее сотовому телефону, оказывается, может разговаривать любой и каждый, как говорится - «добро пожаловать!»

Бывший директор дома-интерната, облачившись в образ благообразного старца, находясь в клетке, пытался уличить нашего сотрудника в монтаже аудиозаписи, требовал каких-то доказательств правомерности наших действий и вообще был не согласен с любыми показаниями против его деятельности.

Особого внимания заслужил 21-летний Азамат Калчаев. Молодой человек с татуировками, с модной для Томока стрижкой задавал вопросы нашему сотруднику так, словно он являлся обвинителем, а не обвиняемым. Его внешний вид опровергал любые инсинуации борцов за права заключенных в адрес ГСИНа о том, что находящиеся под стражей содержатся в «нечеловеческих условиях». Юноша пытался «передергивать факты», обвинял в том, что якобы в разговоре с ним наш сотрудник представлялся сотрудником «ГКНБ», явно забывая о том, что разговор с ним был записан на диктофон. А когда ему об этом напомнили, то Азамат Калчаев, памятуя о том, что лучшее средство защиты - это нападение, отвергнув всякую логику, стал утверждать, что запись смонтирована и вообще это не его голос. Невольно вспомнилось, как этот паренек, находясь еще в Москве, на свободе, лепетал по телефону - по громкой связи: « Что мне теперь делать, помогите?!» Тогда, во время этого разговора, Азамат Калчаев был напуган тем, что их преступный замысел раскрыт, и от страха рассказал все, в надежде избежать наказания, выкрутиться из этой истории, заманчиво сулившей легкие барыши. На суде он пытался рассказать о том, как хотел облагодетельствовать этих несчастных женщин, устроить работать на какую-то, одному ему известную, фабрику. Но стоит напомнить, что эти женщины имеют инвалидность: у Ларисы Мунч диагноз эпилепсия, у Ольги Марьиной – ДЦП. Ни один инженер по технике безопасности не возьмет на себя ответственность принять на работу людей имеющих такие диагнозы! Во время судебного разбирательства Азамат Калчаев вину признал лишь частично, ссылаясь на свои благие помыслы.

В ходе следствия было установлено, что директор дома-интерната, заметая следы содеянного, предоставил заведомо - ложные сведения в виде расписок-обязательств, в которых Елена Калчаева, не являясь родственницей ни одной из женщин, берет на себя обязательства в отношении Ларисы Мунч и Ольги Марьиной. Однако, Курманкул Жумалиев пояснил на суде, не признавая своей вины, что Азамат Калчаев приехал к нему на работу и предложил повезти двух женщин на экскурсию в Москву, ни о каком трудоустройстве и речи не было. Заметим, что 21-летний Азамат Калчаев не является меценатом, в спонсорской помощи так же не был замечен. И по его заявлению, он стремился заработать на каждом клиенте 200 долларов США.

Однако, Курманкул Жумалиев, будучи, видимо, человеком «доверчивым», передал Мунч и Марьину под расписку Елены Калчаевой в присутствии старшей медсестры, дежурной и нянечки, оформив все необходимые документы совершенно безвозмездно. Именно так пытался представить свои действия бывший директор Жумалиев.

Но на суде вина подсудимых была доказана показаниями свидетелей и потерпевших, признанных судом дееспособными, протоколами очных ставок и другими материалами уголовного дела. Рассмотрев все обстоятельства дела, учитывая личность подсудимых, их возраст, положительные характеристики и то, что преступление было совершено впервые, суд назначил наказание ниже низшего предела, предусмотренного законом, и приговорил:

Елену и Азамата Калчаевых признать виновными в совершении преступления, предусмотренного ст.30. часть 3, ст. 124. часть 2, и назначить наказание в виде штрафа в размере тысячи расчетных показателей в доход государства (100 тысяч сом).

Курманкула Жумалиева признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 124 и 315 УК КР, согласно ст. 59 УК КР - путем частичного сложения наказаний назначить наказание в виде штрафа в размере тысячи пятьсот расчетных показателей в пользу государства (150 тысяч сом).

Прокуратура г. Токмок обжаловала данный приговор городского суда, посчитав наказание несоразмерным совершенному деянию. Торговля людьми – это не нарушение ПДД, не торговля овощами в неположенном месте для того, чтобы преступное сообщество отделалось всего лишь штрафом. Будем надеяться, что преступники все-таки отправятся в места лишения свободы и, наконец, поймут - торговля людьми не только незаконна, но и АМОРАЛЬНА!

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us