Menu
imarat stroy

Единственный из первых

Ахмед Анарбаев – единственный из кыргызстанских спортсменов, который в составе сборной СССР по плаванью попал на Олимпиаду в Мехико. Кроме того, он после ухода из большого спорта установил еще один весьма любопытный рекорд, достойный книги Гиннесса. Он оказался первым человеком, который смог переплыть Иссык-Куль. Об этом и многом другом наш собеседник рассказал читателям газеты «Мегаполис».

С легендарным пловцом я был заочно знаком уже около десяти лет. Много слышал о нем от своей коллеги по работе. Но пообщаться с этим человеком удалось только сейчас. Упустить возможность услышать из первых уст о жизни в большом спорте было нельзя.

Первые жизненные трудности Ахмед испытал уже на заре своей спортивной карьеры. Путь к чемпионским вершинам у нашего героя был совсем непрост. Не один раз судьба проверяла его на прочность.

– В плавание я пришел случайно. Лето 1961 года выдалось очень жарким. Младший брат уговорил меня записаться в секцию и посещать тренировки вместе с ним. Тогда мне исполнилось 13 лет. Для любого вида спорта это уже слишком поздно, чтобы мечтать о чемпионстве. В секцию «Динамо», к моему счастью, в это время года был вечный недобор. Многим детям тогда, в дни школьных каникул, было не до тренировок. Тренер Владимир Васильевич Быков при первой встрече внимательно посмотрел на меня и сказал: «До осени ходи на тренировки. Там посмотрим. В сентябре будет специальный отбор. Выдержишь, останешься в секции, нет – извини». Через месяц я успешно прошел свое первое испытание в бассейне. После соревнований у меня состоялся разговор со старшим тренером юношеской сборной Киргизии. Она спросила, сколько мне лет. «В этом возрасте многие наши спортсмены заканчивают, а ты только начинаешь», – удивилась моя собеседница.

В то время Ахмед не мечтал о большом спорте, единственным желанием было хорошо научиться плавать. Особых иллюзий мальчишка не питал. Брат был младше его и уже имел в плавании разряд. Настоящий интерес к этому виду спорта у подростка проснулся только после первого сентября, когда его официально зачислили в секцию.

– В группе я плавал лучше всех. В то время общество «Динамо» не имело должного финансирования и не могло оплатить аренду крытого бассейна. Поэтому плавали мы только летом, а когда наступала зима, занимались обычной физической подготовкой. Весной 1963 года я попал на свои первые серьезные соревнования – первенство города среди школьников. Там я выиграл все три дистанции, на которых выступал – вольный стиль, баттерфляй и плавание на спине, – говорит Ахмед Алиевич.

После этих стартов в жизни начинающего пловца произошло событие, которое впоследствии стало знаменательным для начинающего спортсмена. К нему подошел будущий наставник Рустам Хамзин, старший тренер сборной Кыргызской Республики. Он начал расспрашивать перспективного парня о планах на жизнь. Через год будущий чемпион перешел к нему в группу.

– Лишь со временем я стал понимать, что попал не просто к отличному тренеру, но и гениальному педагогу. Он сумел создать такой коллектив единомышленников, что мы не мыслили себя друг без друга. Просили тренера заниматься с нами и в выходные дни. Отказать своим воспитанникам он не мог. За все время мы не слышали от него ни одного грубого слова. Перейдя в общество «Алга», я мог тренироваться круглый год, – вспоминает наш собеседник.

Ахмед Алиевич в нашем разговоре честно признался, что тренировки по три раза в день отнимали очень много времени. Начала страдать учеба в школе. В восьмом классе пришлось перейти в школу рабочей молодежи.

– Приходилось вставать в половине шестого утра. Утром первая тренировка, в 16 часов вторая, а вечером – третья. Домой возвращался около полуночи. Такой сумасшедший график был, – рассказывает Ахмед.

Поговорили мы еще и об одном важном этапе в жизни – приглашении во взрослую сборную СССР. Тогда это было верхом желаний для любого спортсмена.

– Мы выступали в команде общества профсоюзов. Пловцы со всей страны варились в одном котле. В эти дни на сборы иногда к нам приезжали чемпионы. Они тренировались вместе с нами. Все смотрели на них и мечтали быть хоть чуточку похожими на этих мастеров. Основная масса пловцов, добившихся успехов в спорте, тогда выступала в главной юношеской команде. После этого можно было пробиться во взрослую команду.

В 1968 году был чемпионат СССР среди профсоюзных команд в Ялте. Меня поставили на восьмую дорожку, рядом со стартером. Судья стоял рядом, а я допустил фальстарт. Права на вторую ошибку у меня уже не было. Сидящие зрители на трибунах освистали меня. В том заплыве я пришел первым. Тогда понял, что в жизни, а тем более в спорте все относительно. Еще один курьез у меня случился в Англии, на матчевой встрече Великобритания – СССР. Мы стояли у бортика бассейна, когда нас начали представлять. Когда очередь дошла до меня, диктор огласил мою фамилию. Я был в то время очень загорелый. Зрителям не понравился мой цвет кожи. С трибун в мой адрес послышались окрики и свист. Капитан соперников после соревнований специально нашел меня в Лондоне и пригласил в ресторан. Извинился передо мной за расизм на трибунах.

Тренеры заметили мои успехи, вскоре я получил персональное приглашение в Ереван на личный чемпионат СССР по плаванию. После него лучшие должны были попасть в олимпийскую команду. На дистанции 400 метров я занял третье место. Вечером ко мне пришел мой наставник и сообщил сенсационную новость. Несколько минут назад на тренерском совете меня зачислили в команду. За мою кандидатуру спортивные чиновники проголосовали единогласно.

Президент Федерации плавания СССР Захарий Фирсов предупредил, что если в течение трех ближайших дней Анарбаев не сделает разрешительные документы на выезд за границу, то его лишат поездки в Мексику. В запасе у будущего олимпийца было всего два дня. Глубокой ночью пошли звонить Долену Омурзакову. После этого Ахматбек Суюмбаев (председатель Совета министров Киргизской ССР) вызвал специальную комиссию с печатями.

– Связи в маленьком населенном пункте не было. Для этого необходимо было утром ехать в Ереван. Пошли в местный пресс-центр. Там представители СМИ передавали в свои издания новости. Нам отказали. Тогда журналист из газеты «Советский спорт» отдал мне свой канал связи в три часа ночи. Получив от нашего руководства добро, утром я отправился в Ереван фотографироваться на загранпаспорт. Спортсмены и тренеры нашли мне белую рубашку, галстук и пиджак. Мне потребовалось почти шесть часов, чтобы получить вожделенные снимки на руки.

Всю следующую ночь я заполнял 12 анкет. Дома, как потом оказалось, было еще сложнее. Заседание комиссии по выездным документам в Кыргызстане проводилось тогда всего два раза в год. Тренеру за двое оставшихся суток удалось сделать невозможное и подготовить все необходимые бумаги.

В понедельник мы улетели из Еревана в Москву. В аэропорту Шереметьево первым меня встретил мой наставник. Он еще издалека помахал красной папкой. Без слов, только по его настроению стало ясно, что документы готовы. Несмотря на тоталитарный режим, руководители различных структур в интересах страны могли принимать сложные решения и брать ответственность на себя.

Мы поговорили с известным спортсменом и о его участии в Олимпийских играх.

– Своим появлением в сборной я вызвал недоверие у московских тренеров. Чужаков нигде не любят. В то время я был в хорошей форме. За четыре дня до официальных олимпийских стартов провели заплывы. Там я улучшил свое время на дистанции почти на целую секунду. В итоге в эстафете вместо меня поставили москвича. Тогда в этом виде плавания мы уступали только американцам. Чуть позже, в 1969 году я стал победителем на Кубке Европы в эстафете, а через год на первенстве Старого света в Барселоне завоевал серебряную медаль в эстафете 4x200. После этого был признан спортсменом года Киргизии.

В 1970 году во время углубленного медосмотра врачи выявили у пловца проблемы с сердцем.

– Меня перестали приглашать на сборы. Специалисты по плаванию поставили на мне крест. Несмотря на то что я был уже женат, из военкомата пришла повестка. Меня отправили проходить срочную службу в зенитно-ракетные войска в Таджикистан. Связаться с тренером удалось через несколько месяцев, когда меня отпустили в увольнительную, – продолжает Ахмед Алиевич.

Попросили мы рассказать нашего собеседника еще об одном спортивном достижении. Он первый из кыргызстанцев, кому удалось переплыть озеро Иссык-Куль.

– Были две попытки. Первая – в 1982 году. Она удалась из-за того, что дистанция была 36 километров. Чтобы преодолеть расстояние из села Покровка до Ананьево, потребовалось 11 часов. Тогда я работал тренером в Спорткомитете и отвечал за организацию спортивных мероприятий на Иссык-Куле. Так получилось, что мы с приятелем съели всего лишь банку тушенки и поплыли. Хорошо, что нас сопровождали. Через три часа мой друг сошел с дистанции, остальной путь пришлось преодолевать в одиночку.

Через три года Ахмед Алиевич вновь собрался покорять озеро, только теперь в одиночку.

– Вот тогда я уже готовился и хотел переплыть в самом широком месте – стартовал в Тамге на южном берегу и направлялся в Чолпон-Ату, – рассказывает собеседник. Однако этот заплыв оказался неудачным.

Поднялся сильный ветер, дождь, была большая боковая волна, из-за которой сопровождающий катер несколько раз потерял спортсмена. Плыть в кильватере судна было очень сложно. Вода из-под винтов автоматически создавала постоянное встречное течение. К тому же от дизельного двигателя шли выхлопы.

– У меня сбилось дыхание, свело мышцы, я даже не мог спокойно вдохнуть. Когда вытащили на судно, началась рвота. Заплыв, к сожалению, пришлось прекратить, – делится Ахмед Алиевич.

Последний вопрос, который я задал: счастливый ли он человек?

– Конечно. У меня есть любимая супруга, с которой мы уже много лет вместе. Лучшее, что мне преподнесла судьба – это встреча с тренером Рустамом Хамзиным. Ему уже 94 года, но он в полном здравии. Этот человек стал мне вторым отцом. Могу смело сказать, что я счастливый человек.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us