Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Помогать тем, кто испытывает трудности…

Каждый день мы видим стариков, роющихся в мусорных баках в поисках пропитания, в выходные кто-то торгует остатками своего скарба. Часто на улицах и в киосках можно встретить работающих детей. Тонкая грань между помощью родителям, которые приучают отпрысков к труду, и эксплуатацией детского труда до сих остается камнем преткновения чиновников и правозащитников. Бомжи стали постоянными обитателями наших дворов. Все это - социально уязвимые слои населения, говоря языком политкорректности.

Какие меры предпринимает государство для защиты тех, кто оказался в трудной жизненной ситуации, мы спросили у министра труда и социального развития Кудайбергена Базарбаева.

- Кудайберген Базарбаевич, какие механизмы задействованы в выявлении граждан, находящихся в сложной жизненной ситуации?

- В штате министерства состоит 980 социальных работников. Они помогают почти 10 тысячам человек – это одинокие дедушки и бабушки и люди с ограниченными возможностями здоровья. На каждого соцработника приходится по 15-17 человек, которым они приносят горячее питание или продукты, помогают готовить, убираются в доме, ходят за лекарствами. А ведь одиноким людям еще нужно общение, каждому уделить тепло и заботу. Помимо этого наши соцработники выявляют детей и семьи, которые оказались в трудной жизненной ситуации. Только за этот год мы обследовали более 198 тысяч семей по всей стране на предмет выявления насилия и жестокого обращения с детьми.

Кроме того, наши отделы по защите семьи и детей занимаются выявлением тех, кто оказался в трудной жизненной ситуации. Если в стране проживает порядка 1,2 миллиона семей и 2 миллиона 200 тысяч детей, то на одного сотрудника такого отдела приходится более 7 тысяч семей и порядка 13 тысяч детей. Вы можете себе представить объем работы?

С начала года из 5,5 тысяч таких выявленных детей, мы помогли более четырем тысячам. По остальным работа продолжается. Из более трех тысяч планов помощи семьям из трудной ситуации выведены 37%.

При этом, поймите, помочь семье сложнее – часто трудная ситуация возникает из-за отсутствия работы. И мы пытаемся ее найти. Например, запустили проект с ВПП ООН, который даст работу 42 тысячам семей. Кроме того, впервые стали давать продукты за обучение. Первые выпускницы наших швейных курсов уже объединились в артели и начали зарабатывать.

- Какими реально должны быть пособия и пенсии?

- Давайте начнем с того, что в Кыргызстане в сложной жизненной ситуации находится 98 тысяч или 7% от общего количества семей. В них проживает 303 тысячи детей, которым мы выплачиваем пособия. Кстати, если двадцать лет назад такое пособие получало более 60% детей, то сегодня только 14%. За это же время вырос и размер пособия. Сегодня средний размер – 768,4 сома. Для Бишкека эта сумма кажется смешной. Но основная часть наших получателей – сельские жители.

Кроме того, мы часто забываем, что пособие – это поддержка государства во временной трудной жизненной ситуации. Не на всю жизнь, а на тот период, пока человек старается, я подчеркну это слово, именно старается преодолеть трудности. К сожалению, у нас есть случаи, когда пособие получает уже третье поколение – получали бабушки-дедушки, родители, теперь к нам приходят внуки. Предупреждая вопрос о занятости, скажу, только на последней ярмарке вакансий в начале декабря мы представили более 2 тысяч рабочих мест, включая людей с ограниченными возможностями здоровья, более 60% были заняты в тот же день.

Я не буду говорить о пенсиях, потому что этим занимается Социальный фонд, и комментировать действия другого ведомства, по меньшей мере, некорректно. Наши пособия рассчитывают исходя из гарантированного минимального дохода, который в этом году мы подняли до 810 сомов. То есть, если доход на каждого члена семьи меньше 810 сомов, то детям, не взрослым, положено ежемесячное пособие для малообеспеченных. Если образно, 810 сомов – это врата, в которые входят люди, которым нужна помощь. Причем за последние три года мы подняли гарантированный минимальный доход с 370 сомов до 810, соответственно, вырос и размер пособия.

- Какие меры предпринимаются по предотвращению взяточничества среди социальных работников?

- Как сказал наш президент, мы находимся только в начале пути по борьбе с коррупцией. Как и все ведомства, мы изучаем коррупционные риски, проводим профилактические меры.

Если взять систему в целом, то, конечно, большая работа уделяется работе с кадрами. Например, мы ввели трехгодичную ротацию руководителей медико-социальных комиссий, которые устанавливают инвалидность. И перейти на такую же должность в другом районе можно только при условии честной работы. В тех же комиссиях было уволено 30% руководителей. Во всех домах-интернатах создали общественные наблюдательные советы из числа правозащитников, депутатов местных кенешей, в домах престарелых с участием самых беспокойных подопечных. Везде висят телефоны доверия, один из которых круглосуточный, работает без выходных, можно сообщать о любом факте. У тех же подопечных наших интернатов есть номер моего мобильного телефона, и могу заверить, контролируют наших работников очень тщательно.

В чем может быть взяточничество? В том, чтобы убраться у старушки? Или принести лекарства инвалиду? С кого им брать, с ребенка, которого спасают от жестокого обращения в семье? Именно поэтому к нам идут работать только по велению сердца, это должно быть в душе – желание помогать. Потому что на нашей работе обогатиться, да еще и нечестным путем, нельзя. Им только в прошлом году подняли заработную плату до 6,0-6,5 тысяч сомов. А многие годы социальные работники получали по 2,5 тысячи сомов, меньше тех, кому они помогали. Кстати, повышение уровня жизни само по себе является мерой по борьбе с коррупцией.

- Какой вклад в создание хосписов Министерства труда и социального развития?

- Как таковых хосписов в том смысле, как они существуют на Западе, у нас пока нет. По крайней мере, у государства. Есть частные, в ведении неправительственных организаций, которые открывают на гранты. Государство работает через систему интернатных учреждений, недавно начали появляться дома семейного типа. Первый такой дом мы открыли в прошлом году в Шопокове, поселили в нем восемь детей с тяжелыми заболеваниями. Уже через год результат: двое детей, которые с рождения не ходили, готовятся пойти в обычные школу и детский сад.

Поэтому министерство уделяет большое внимание реализации государственного социального заказа. В этом году мы выдали 22,5 миллиона сомов на открытие различных центров неправительственным организациям. В чем-то эти центры соответствуют задачам хосписов. В центрах для людей старшего поколения можно провести интересно время, получить горячее питание, некоторые даже начинают маленький совместный бизнес – делают домашнюю лапшу, варят варенья, выводят кур и потом это продают на наших ежегодных ярмарках.

- Какие ваши личностные качества соответствуют занимаемой вами должности?

- Я родился и вырос в многодетной семье, нас было 8 детей. Когда мне было 10 лет, мы остались без отца, оказавшись, по нынешним меркам, в сложной жизненной ситуации. Но я все равно считаю свое детство счастливым. Государство помогало нам одеждой, мне приходилось работать, чтобы помогать матери. Я вырос в то время, когда не было «хочу – не хочу», а было «надо и нельзя». Кроме того, меня приучили отвечать за свои слова. Так я и своих детей воспитывал, приучал их к труду и старался, чтобы они не рассчитывали на мою помощь. А были самостоятельными и самодостаточными вне зависимости от моего положения. Главными своими качествами, выработанными с детства, я считаю беспредельное терпение и неустанный труд. Не зря говорят: «Терпенье и труд все перетрут».

Конечно, трудно не согласиться, что терпение и труд все перетрут, и это хорошо знают те, кто оказался в трудной жизненной ситуации, особенно пенсионеры. У них есть свой рецепт выживания, согласно которому они довольствуются тем, что имеют, ведь на большее рассчитывать не приходится.

- В первый день пенсии я закупаюсь сразу на месяц, а потом растягиваю продукты до следующей выплаты. Перед походом на рынок заранее составляю четкий список, чтобы «не дай Бог, не шикануть». Никаких излишеств, только самое необходимое: зубная паста подешевле, шампунь попроще, туалетная бумага. На сладкое запрет - для здоровья вредно да и лишних денег нет. Сахар, масло растительное по необходимости, яблочек штуки три, хурмы столько же. Хочется попировать и съесть сразу фрукты, но этого позволить себе не могу, растягиваю удовольствие на несколько дней, отрезая каждый день по половинке фрукта. Примерно 1000-1500 уходит на коммуналку. Одежду уже не покупаю, донашиваю то, что есть. Бывает, знакомые что-то подбросят из одежды или обуви – уже радость. На лекарства стараюсь не тратиться. Что-то болит – просто лежу и терплю, сборы травяные завариваю. Если лекарства купишь, потом на хлебе экономить приходится, - поделилась рецептом выживания моя соседка-пенсионерка.

К сожалению, никто не застрахован от трудной жизненной ситуации. Чтобы такая ситуации оказалась временной, нужны усилия не только государства, но и каждого из нас, уверен министр.

«Не проходите мимо нуждающегося в помощи, хотя бы просто наберите номер телефона доверия министерства труда и социального развития – 1966 или 111. Помощь придет быстрее, если объединить усилия», - считает Кудайберген Базарбаев.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us