Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Кто поможет Ариане?

Пока весь мир раскрашивает свои фото в цвета флага Франции и занимается откровенным пустословием в соцсетях, обсуждая террористов, жертв и обвиняя в этом всех вокруг, 16-летняя жительница Жалал-Абада Людмила Лосева и ее 4-месячная дочь Ариана пытаются выжить, впрочем, как и тысячи наших граждан, находящихся на грани нищеты.

Девушка с девочкой ютятся в маленькой грязной комнатенке вместе с 67-летним инвалидом. Тошнотворный смрад, прочно въевшийся в стены лачуги - словами не передать. Комната является и спальней и кухней для троих жильцов, дееспособным из которых можно назвать только молодую мать Люду Лосеву. Люда с младенцем спит на старой металлической кровати, заваленной грязным тряпьем, а инвалид мыкается на холодном полу. Ходить он не может, какие-то проблемы с ногами. Обследование, естественно никто не проводил, никому нет дела до доживающего свой век старика. Поэтому передвигается пожилой мужчина исключительно ползком, изредка используя костыли для выхода на улицу. Самое удивительное, что за убогое жилье – комната во времянке без каких-либо удобств, им приходится платить 2500 сом в месяц. Все удобства во дворе дома, где проживает еще несколько семей. Но Людмила и этому рада – альтернативы все равно нет.

- Отца своего я не помню. Мама рассказывала, что он пас скот в горах и его убили, а скот украли. Спустя неделю нашли его труп. В прошлом году умерла мама. Последние лет семь она сильно пила, часто болела. Мне сказали, что она пыталась перелезть через забор и упала, ударилась виском об асфальт. Ее отвезли в больницу, но спасти не смогли. Похоронить маму помогла больница, ни денег, ни документов у нас не было, - рассказывает 16-летняя Люда.

Пока была жива мать, Люда проживала с ней и отчимом - безногим профессиональным попрошайкой, побирающимся возле городского кинотеатра. А после Людмила жила, где придется. Хозяйка палатки, куда устроилась девушка работать реализатором, разрешила ночевать ей на рабочем месте. Предоставленная сама себе, безграмотная девушка – подросток забеременела. Правда о своей беременности узнала только на 4 месяце, когда аборт делать было поздно. Назвать отца ребенка Люда отказалась наотрез, оно и понятно девушка несовершеннолетняя и у него могут возникнуть проблемы с законом. Признавать ребенка парень отказался. По словам Люды, дочь он даже видеть не хочет. Зато его мать иногда навещает внучку, приносит вещи малютке, помогает, чем может.

После роддома 16-летняя девушка оказалась на улице, одна с младенцем на руках, без денег и документов. Неизвестно, где пришлось бы ей скитаться и что случилось бы с новорожденной дочкой, если бы не приятель отчима, просивший милостыню в центре города. Беспомощный старик предложил девушке кров, в обмен на уход за ним, уступив место для ночлега на своей кровати. Инвалид получает мизерную пенсию, на которую они втроем умудряются выживать. Работать Люда пока не может, дочке только 4 месяца, пособие на ребенка пока не получает – лишь недавно удалось оформить документы. Пособие на ребенка небольшое, всего-то 705 сом, особо не разбежишься, но для них это было хорошим подспорьем. Людмила надеется получить его в ближайшее время, а пока в рационе малютки только жидкая манная каша, сваренная в лучшем случае на молоке. Хотя чаще на воде. Ни о каких детских смесях, пюре и витаминах и речи не идет, прививки сделали и то, слава Богу! Соседи тоже помогают Людмиле и Ариане, подбрасывая вещи и подкармливая по мере возможности.

Недавно Люда побрила голову налысо, чтобы избавиться от вшей. Других средств девушка не знает, да и позволить себе не может. На еду бы хватило, а волосы отрастут.

Дальнейшая судьба Людмилы Лосевой и ее дочки Арианы тревожит только заведующую отделом под­держки семьи и детей Айдай Адылбекову. Кстати, имя для дочери придумала именно она, взяв на себя все хлопоты по восстановлению и оформлению документов Лосевых.

- Вопрос об открытии реабилитационного центра для детей и подростков назрел давно. В городе около 20 детей находятся в тяжелой жизненной ситуации, в том числе и Людмила. Если бы была возможность, то девушку и ребенка разместили бы в более пригодных для жилья условиях. Маленький ребенок находится в антисанитарных условиях, дышит зловонным запахом, а у нас, к сожалению, связаны руки. У чиновников нет средств на открытие центра реабилитации для детей и подростков. Раньше, когда наш отдел относился к мэрии, у нас было больше возможностей и полномочий. В 2011 году нас прикрепили к Министерству труда и социального развития, и мы стали практически беспомощны. Иногда на несколько дней приходится забирать к себе домой детей с улицы, пока оформляются документы для передачи их в детский дом, - рассказала Айдай Адыл­бекова.

Люда отдавать свою дочь не хочет, ни в детский дом, ни другим родителям, хотя ей не раз предлагали, обещая создать все необходимые условия для ребенка. Девушка намерена вырастить и воспитать малышку самостоятельно. Получится ли без помощи небезучастных людей, государства поднять ребенка в одиночку матери, которая по сути сама еще ребенок, не научившийся ни писать, ни толком читать. Может быть, став матерью, 16-летняя девушка стала более ответственной за свою жизнь и поступки, но без участия и поддержки ей явно не обойтись.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us