Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Гром отгремел и ГСИН засуетился

В свете недавних, печально известных событий, связанных с побегом осужденных из колонии № 50, руководство ГСИНа­ оказавшись в незавидном положении, спохватилось и взялось за решение давно назревших проблем. Чтобы засвидетельствовать и показать свою бурную деятельность ведомство пригласило представителей СМИ посетить закрытые объекты и удостовериться в решении вопросов, связанных с реорганизацией.

 

 

 

Село Молдовановка

Примерно в 40 минутах езды от столицы в селе Молдовановка расположены сразу две колонии №27 и № 31, вдоль дороги, ведущей к местам не столь отдаленным, по одну сторону находится сельское кладбище, по другую грязная речушка со зловонной зеленой водой и свалка на протяжении нескольких километров. Пожалуй, столь унылый и однозначный пейзаж должен навеивать тягостные мысли и настроение безысходности направляющимся к месту назначения сидельцам. Впечатление усиливается при виде пустых глазниц окон полуразрушенных домов в самом селе. Территория исправительного учреждения №27 находится в плачевном состоянии. Ветхие полуразрушенные корпуса, в которых еще некоторое время назад отбывали срок лишения свободы сотрудники правоохранительных органов, за что колония и получила название «красной», водители, совершившие ДТП и больные туберкулезом, сейчас пустуют. По словам сотрудника колонии, в данное время на территории находятся только служащие конвоиры и хозяйственная обслуга, потому что проводится реконструкция и реорганизация. До недавнего времени исправительное учреждение №27 считалось колонией общего режима и даже колонией-поселением, в ближайшем будущем режим изменится на усиленный. Но, судя по всему, бараки еще не скоро примут своих временных постояльцев. В карантинном блоке, рассчитанном на 24 человека вновь прибывших, появились новые кровати и столы. Ремонт проводится в корпусах пригодных для жизни: установлены новые системы отопления, пластиковые окна, плинтуса, и даже ламинат, причем силами самих осужденных. Впрочем, за все время пребывания на территории колонии мы не увидели ни одного осужденного, даже из числа хозобслуги. Как заметил сотрудник учреждения, работа в хозяйственной части считается привилегией со стороны администрации, но идут на нее неохотно. По понятиям спецконтингента такая работа считается «в западло». Те, кто стремится выйти на свободу досрочно, сотрудничает с администрацией, в частности в благоустройстве и реорганизации колонии. В корпусах, так называемой «больнички для туберкулезников», была проведена специальная обработка и дезинфекция медиками санэпидемконтроля. Хотя ни для кого, ни секрет, что туберкулез цветет буйным цветом в каждой зоне по общеизвестным причинам: сырость, холод и неполноценное питание неумолимо делают свое смертоносное дело. Не приходится говорить и об антисанитарии, царящей в наших пеницитиарных учреждениях, если даже открытые сумки с хлебом стоят на полу КПП.

Остальные полуразрушенные строения находятся под вопросом. Пока не принято решение об их пригодности к эксплуатации, соответственно никаких восстановительных работ не производится.

Как нам стало известно, в колонии №31, расположенной в той же местности, ситуация прямо противоположная, все по мировым стандартам, так сказать образцовая. Ковры, телевизоры, современное медицинское оборудование ремонт – все это было обустроено при содействии Всемирной организации Красного креста. По словам сотрудников системы, не у каждого на свободе дома есть возможность проживания в таких условиях. Причем колония № 31 является учреждением строго режима, то есть совершившие более тяжкие преступления находятся в более выгодных условиях, нежели первоходки или водители, осужденные за ДТП.

Блок для смертников ветшает

20 ноября прошлого года на территории колонии №19 состоялось открытие нового специального режимного корпуса для содержания осужденных к пожизненному лишению свободы.

Средства для строительства объекта в сумме 374 миллиона сомов были выделены из государственного бюджета страны. 4этажное здание было построено по европейским стандартам, и снаружи, больше похоже на гостиницу или жилой дом: пластиковые окна из высококачественного профиля, новая сантехника в камерах, рассчитанных на 4 койко-места. Кроме камер внутреннего содержания, были спроектированы и построены прогулочные камеры на третьем этаже, последний этаж представляет собой, так называемую тропу конвоя, где будут находиться контролеры. По словам сотрудников колонии, постельное белье и новая ярко-оранжевая форма для «пожизненников» были сшиты осужденными.

Год назад, тогда еще глава ГСИНа Советбек Арбаев, торжественно перерезав красную ленту в честь открытия блока смертников, отметил назревшую необходимость такого спецкорпуса, поскольку нахождение «пожизненников» рядом с другими осужденными создает опасность для последних и оказывает негативное влияние на них. Но ограниченность бюджета долгое время не позволяла завершить стройку. Видимо те же причины так и не позволили запустить в эксплуатацию специальный объект и радость международного наблюдателя ОБСЕ, почтившего своим присутствием открытие спецкорпуса, была несколько преждевременной, как и надежда на беззаботное существование душегубов в комфортных условиях.

 

«Happy time»

В корпусе, обветшавшем за год существования, и так и не дождавшемся своих постояльцев, уже не пахнет свежей краской, не сверкает новизной. Из 4-местных камер исчезло постельное белье и матрасы, синие подушки с надписью «Happy time», сулившие счастливое времяпровождение осужденным и оранжевые комбинезоны тоже пропали. Зато в прогулочных блоках появился голубиный помет, а двери, ведущие в камеры, за год рассохлись и покрылись глубокими трещинами. На «тропу контролеров» на этот раз нас не пустили, сославшись на секретность объекта. Вероятно, в прошлом году последний этаж спец блока, предназначенный для конвоиров, не был густо населен пернатыми и не попадал под гриф секретности. Может быть это связано с тем, что в будущем колония усиленного режима №19 приобретет статус строгого, и начнется «великое переселение» осужденных, запланированное еще год назад, но так и не осуществленное. За минувший год ничего не изменилось, разве что для отморозков, получивших пожизненный срок лишения свободы, начали стоить еще один корпус, теперь уже для длительных свиданий. Это работать на благо государства они не должны, не имеют права по закону их заставить искупить трудом совершенные ими тяжкие преступления. Зато лишившие жизни других имеют право размножаться, даже в неволе, а иначе, зачем трехэтажный корпус для длительных свиданий. По словам исполняющего обязанности колонии №19 полковника внутренней службы Асхата Эгембердиева количество осужденных на пожизненный срок лишения свободы увеличивается с каждым годом. Если перевести слова полковника с официального языка, значит, увеличивается количество педофилов, насильников и убийц, нуждающихся в комфортных условиях отбывания за счет налогоплательщиков, в числе которых и родители, дети, лишившиеся близких навсегда.

Из года в год мы констатируем, что отмена смертной казни, гуманизация по отношению к осужденным не привели к снижению количества тяжких преступлений, скорей наоборот. Мягкость и гибкость законов, коррупция и халатность системы позволяют преступникам избежать соразмерной ответственности за содеянное. После недавнего побега 9 опасных преступников и человеческих жертв, связанных с этим, выводы напрашиваются сами, ведь гром уже грянул!

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us