Menu

sf building 15x7

Секреты наших грибов

Рахат Абылгазиева уже 20 лет занимается грибами. Поставляет их во Францию, Швейцарию и другие страны. Контракт, которым она больше всего гордится, – российский. Когда женщина отправила первую партию грибов в Федерацию, ей все говорили, что она везет дрова в лес. Но через некоторое время российские партнеры попросили прислать еще 10 тонн кыргызстанских грибов. Рахат рассказала нам, в чем ее секрет и как она начинала свой бизнес.

image


image (2)

– Как появилась идея заняться грибами?

- Я производитель по зову души. Еще в студенческие времена в свободное от учебы время готовила дома козинаки и продавала. Училась я тогда на филолога кыргызского языка, но вскоре поняла, что это не мое. Оттуда ушла в юридический, хотя тоже знала, что не буду работать по профессии. Только когда закончила, решила, чем буду зарабатывать. Тетя тогда работала на немецкую компанию, которая экспортировала грибы. Я попросилась к ним на работу, однако они отказали. Тогда я предложила себя как бесплатную рабочую силу. Через три дня мне предложили зарплату, но я ответила, что теперь хочу работать на себя.

Так я начала закупать грибы и сдавать их в эту же фирму. Первое время они мне не доверяли и перед закупом давали лишь 10% от необходимой суммы, но через время они высылали мне 100% необходимых для закупа сумм. Так прошло 10 лет. Потом 5 лет я работала с французами. Германия и Франция любят наши дикорастущие грибы, а тепличные они не берут. Я отправляла грибы как сырье в месяц 65 банок по 900 граммов.  

– А когда вы вышли на российских предпринимателей?

– 5 лет назад я поехала туда показать наши грибы. Сначала просто всех угощала.  Я выяснила, что в России большая влажность, и их грибы совсем другие: дают много рассола, но как будто жидкие. А наши плотные из-за солнца. Они очень удивили россиян. В итоге я заключила два контракта на общий вес в 10 тонн.

– Где вы приобретаете грибы?

– Я работаю по всему Кыргызстану. Сейчас активно сотрудничаем с Ошской областью, собираем там сморчки. Среди наших грибов за рубежом популярны коника, степные и «шапочки». В южном регионе в основном шапочки собираем. Ими сейчас Швейцария и Турция заинтересовались. Но проблема в том, что я до сих пор изучаю технологию закрутки. Мы отправляем грибы как сырье и за границей их даже не подписывают, что они кыргызстанские. На вкус я их даже могу не узнать, когда там бываю. Они очень хорошо перерабатывают. Но было бы лучше, если бы мы сами это делали.

Я тоже перерабатываю, но хочу научиться работать с сушеным продуктом. Они сначала сушат, потом бланшируют, потом снова сушат. И такие грибы остаются гибкими, а когда их распаришь, они снова как «живые». В Россию мы также в виде сырья отправляем. На Иссык-Куле собирают грибы для России, сами солят. Мы их доводим до нужного состояния, пакуем в специальные полиэтиленовые банки и отправляем. А в России их фасуют и продают. Опять без подписи о том, что это кыргызстанские грибы. Хочу сама их упаковывать и отправлять с нашими бирками.

– Сколько людей на вас работают?

–  Всего около пятисот по всей стране, на самом заводе в сезон 15 человек. Сначала было тяжело уговорить людей собирать грибы. Не хотели, думали, что невыгодно. Три года их учила. А сейчас они работают, некоторые даже и на моих конкурентов тоже.

Мы пытались научить нарынчан собирать и сдавать грибы, но они не захотели. Хотя там они очень хорошие. В Таласе тоже есть грибы. В Чуйской области весь продукт весенний и в основном растет у дорог, впитывая всю пыль и копоть. Я такие не принимаю. Дикорастущие грибы должны быть переработаны в течение шести часов. Ошане нам выдают грибы уже солеными, а потом мы их обрабатываем.

–   Вы не думали сами выращивать грибы?

– Семь лет я их выращивала в теплицах, но иностранцы такие грибы не едят. Им нужны именно дикорастущие.

– А почему вы не продаете грибы у нас?

– Не могу договориться с нашими магазинами. В прошлом году у меня застряло товара на 2 миллиона. Их уже засолили, а отправить я их не смогла. Начала раздавать здесь – просто в подарок. Теперь найти бы прилавок, где их согласились бы продавать. Наши грибы очень вкусные.

Когда я начинала свое производство в 2012 году, солила и консервировала грибы под открытым небом, в казане, так что меня хозяйка дома, который я арендовала, едва не выгнала. Сказала: «Хватит устраивать пожар!». Тогда я очень зависела от погоды – то дождь, как назло, то снег. И в то же время надо было поставлять сырье в Германию. Консервацию делала по ночам. Потом собрала деньги и купила пищеварочный котел. Он стоил 15 тысяч, я так ему радовалась. Он до сих пор у меня стоит. В домашних условиях мариновать было неудобно. Буквально вслепую я это делала. Тогда мой друг сделал для меня автоклав. Он был обернут ширдаками, в нем были ручные тены. Мы варили на нем год. И только после этого купила 500-литровый автоклав на заводе. С этим оборудованием я работала уже четыре года. А в декабре купила новое профессиональное оборудование.

– Сколько литров грибов вы можете сейчас производить?

– В день по тысяче 900-граммовых банок. Если надо, будем работать в две, три смены.

 – Семья вас поддерживает?

– У меня три дочери. Одна из них активно интересуется бизнесом. Я думала, займется производством и рецептами, но пока она больше интересуется именно бизнесом, как проектом, как развить предприятие, бизнес-управление – ее интерес. Сейчас она – начальник цеха. Активно работает. Остальные дочки тоже с малых лет со мной на предприятии. Муж умер три года назад. Именно благодаря ему я стала такой, как сейчас. Он меня всегда поддерживал, сидел с детьми, помогал по дому. А я в это время ездила по заграницам и заключала контракты. Моя мама говорила: «Сиди дома, бедный твой муж». А я то с немцами в Оше, то с французами на Иссык-Куле. Сейчас все родственники привыкли.

– Много сил уходит на свой бизнес?

– Когда объявили карантин, я 10 дней спала. Почти не вставала и ничего не делала. Оказывается, до этого я не высыпалась с десяток лет и даже не понимала этого.

– Какая у вас мечта?

– Я сейчас работаю с Техническим университетом, с факультетом пищевой технологии. Многие выпускники этого вуза хотят у меня работать, иногда читаю им лекции. Но я сказала: дайте мне рецепт грибного паштета или грибной икры. Вот моя мечта – я хочу рецепты, хочу делать готовый продукт. Один мой клиент просит сделать ему грибной порошок, который можно заливать водой, чтобы получился как супчик или кукси. Но мне нужен рецепт, чтобы знать, как это делать. И еще хочу сама сортировать и продавать свои продукты в красивых баночках с подписью «Кыргызстанские грибы», чтобы все знали, какое богатство у нас тут растет.

– Когда у вас самый разгар сезона?

– На этой неделе начинается. Жду не дождусь, чтобы испытать новое оборудование. Казахстанский магазин запросил часть моего товара, но я пока не могу заключить контракт, так как не знаю мощности нового производства.

– Вы дома грибы едите?

– Конечно. Постоянно на столе грибной суп, крем-суп, консервации. Фрикасе любим готовить.

В конце интервью у Рахат зазвонил телефон – это были представители гостиничного бизнеса из Дубая. Они просили отправить сертификаты на грибы, чтобы можно было получить разрешение у правительства и выставить наш продукт в ресторанах и кафе дубайских гостиниц.

– Они говорят, у них три главных продукта: вода, мед и грибы. Наш товар уже прошел все лабораторные исследования. Осталось предоставить сертификаты и пройти госконтроль, – по секрету поделилась наша собеседница.

back to top

Случайные

Follow Us