Menu

Бьет – значит беги

В Кыргызстане за первые два месяца 2021 года в Едином реестре преступлений и проступков зарегистрировали 1463 факта семейного насилия – на 20 случаев больше, чем за аналогичный период прошлого года. Этот показатель растет не первый год.

Domestic Violence Escape Plan

Из общего числа фактов насилия за первые два месяца 2021 года больше таковых зарегистрировано в Бишкеке – 550. Далее следуют Чуйская область – 446 фактов, Джалал-Абадская – 118 и Иссык-Кульская – 92. В Нарынской области зафиксировано 64 факта домашнего насилия, в Оше – 62, в Ошской области – 52, Баткенской – 50 и, наконец, в Таласской – 29.

Согласно официальным данным, в 2020 году с началом карантина из-за COVID-19 количество фактов домашнего насилия в КР выросло на 62%.

По сведениям МВД, случаев домашнего насилия в Кыргызстане с каждым годом становится все больше. В период с 2012 по 2015 год ежегодно регистрировалось от 2500 до 3500 фактов. В 2016-2018 годы этот показатель не опускался ниже 7000. А в 2020 году он превысил цифру 9000. Как показывает статистика, 90% и более дел по различным причинам закрываются не доходя до суда.

Но это все сухие цифры, за ними сложно увидеть истинную картину происходящего. На самом деле ситуация куда сложнее и многограннее, ведь статистика показывает лишь те случаи, когда дело дошло до правоохранительных органов и получило хоть какой-то ход. Гораздо чаще жертвы насилия по самым разным причинам отзывают заявления и продолжают жить с агрессором из-за того, что не знают, куда можно уйти и как защитить свои права.

К счастью, в Кыргызстане все большей огласке придается работа кризисных центров, где жертвы насилия могут получить необходимую помощь и поддержку. В 1998 году в Кыргызстане открылся кризисный центр «Сезим». В 1990-е годы проблемы гендерного и семейного насилия в Кыргызстане были закрытыми для общественного и политического обсуждения, и сотрудники центра начали активно поднимать вопросы прав женщин в нашей стране.

Основной целью создания центра были защита прав женщин и оказание правовой и психосоциальной помощи для девочек, женщин и членов их семей, пострадавших или уязвимых к гендерному, семейному насилию и торговле людьми.

Бюбюсара Рыскулова, директор и психолог центра, работает в этой сфере около 27 лет и за свою долгую практику повидала множество самых разных случаев.

– Со стороны может показаться, что у всех одна и та же проблема – семейное насилие, но мне не встретилось за все годы работы двух абсолютно одинаковых историй. Поэтому мы всегда ищем индивидуальный подход.

Во время пандемии мы не прекращали свою работу, хотя и пришлось перенести все онлайн. К счастью, другая организация смогла открыть убежище и нам удавалось перенаправить женщин туда. У нас даже получилось защитить в судебном порядке жертву изнасилования в Сокулукском районе, несмотря на ограничения.

В 1998 году я была в Америке, чтобы перенять их опыт, изу­чала, как работают похожие организации там. К сожалению, нам до такого далеко. Но постепенно мы движемся в нужном направлении. Мы вслух стали говорить о проблемах, семейном насилии, торговле людьми – теперь многие органы признают эти факты.

За все это время был один случай, который мог стать для меня, как для правозащитника, переломным. Около 18 лет назад произошла резонансная история. Мужчина, который работал в правоохранительных органах, застрелил женщину, мать двоих детей. Его родители тогда занимали высокие посты и этот процесс рассматривал военный суд. Заключение экспертизы говорило о том, что она застрелилась сама, но было очевидно, что такого быть не могло.

Было очень сложно, денег не хватало, но все равно я нашла возможность. Провели эксгумацию, очень помогли родители убитой, удалось привлечь известных психологов для работы с детьми, СМИ очень заинтересовались этим делом.

Я тогда сама себе сказала: «Если не смогу доказать его вину, то не буду больше этим заниматься». Руки иногда опускались. Но мне удалось все преодолеть и довести это дело до конца, отстоять правду.

С тех пор было много других дел. Наша команда набралась опыта и зарекомендовала себя настолько хорошо, что у нас появилась поддержка из-за рубежа. Благодаря баварским спонсорам у нас на сегодняшний день гораздо больше возможностей. Есть хороший офис и место, где женщины, пережившие насилие, могут оставаться на время кризиса.

Отношение общества к женщине в нашей стране иное, чем во многих других государствах и, к сожалению, не может измениться сразу. Из-за этого очень сложно работать. Нередко у нас связаны руки, ведь помимо личных взаимоотношений есть еще социальные и экономические проблемы. Мы стараемся предоставить полноценную помощь, объяснить женщинам, что продолжать жить с агрессором нельзя, но когда у нее на руках пятеро детей, то очень сложно уходить в никуда.

Иногда меня берет злость, но в такие минуты всегда поддерживает моя команда. Также я всегда вспоминаю случаи, когда нам удалось помочь людям. Это помогает в трудные моменты не опускать руки.

Наталья Павлова, психотерапевт центра «Сезим», рассказала о том, как проходит работа с жертвами насилия.

– У нас два режима работы. Первый – это консультация здесь, в офисе, к нам приходят по предварительной записи. Есть детский психолог, взрослый психолог и психотерапевт. Основная группа – жертвы насилия в семье, но и другие случаи мы тоже помогаем прорабатывать.

Второй режим – это психотерапия в социальном доме. У нас есть специальный модуль, где описан ряд занятий для преодоления различных проблем, в том числе зависимости от агрессора. Однако не стоит считать, что мы всем советуем уходить от мужа. Разводиться безумно трудно. Жертва вовсе не беспомощна, хотя и чувствует себя таковой. Во время проживания в транзитном доме, в процессе образовательных занятий мы пытаемся показать, что и силы, и ресурсы, и варианты всегда есть. Стоит понимать, что нам кажется одно, а сама женщина видит эту ситуацию изнутри. Поэтому окончательное решение – уходить или остаться, разорвать отношения или дать второй шанс – всегда остается за женщиной.

Бывают случаи, когда виновники насилия признают свою вину и готовы работать над собой. По этическим соображениям мы не можем консультировать и жертву и виновника насилия. В таких ситуациях мы подсказываем, куда обратиться. Мы сами обучались таким программам и на данный момент сотрудничаем с программами такого типа. К сожалению, хотя есть пункт в законе и положение о коррекционной программе, на практике не хватает места и людей, которые могли бы заниматься этим на должном уровне.

К нам иногда обращаются в случае, когда агрессором является не мужчина, а, например, свекровь. Нередко мужчина является заложником ситуации, ведь и к матери, и к жене он относится одинаково хорошо и не может в этом случае как-то повлиять на конфликт. В случае со свекровью иногда работать даже сложнее, чем с агрессором-мужчиной. Также нередко агрессорами могут быть другие члены семьи или родители по отношению к детям. С такими случаями мы тоже работаем и оказываем помощь, – отмечает психолог.

Однако для достижения результата недостаточно просто помогать жертвам насилия. PR-менеджер центра «Сезим» Мээрим Жооданбекова уверена, что планомерная работа по информированию людей поможет сократить случаи семейного насилия в стране.

– Когда я только пришла в центр, я провела соцопрос. И выяснилось, что 90% опрошенных даже не знают о существовании кризисных центров. Чаще всего женщины, столкнувшиеся с домашним насилием, идут в милицию, пишут заявление, но потом им вновь приходится жить в одном доме с тем, на кого они его написали и это создает еще больше проблем. Многие забирают заявление и не видят смысла что-то делать. В итоге женщина остается беспомощной, а насильник безнаказанным. Поэтому сейчас моя цель –распространить информацию о кризисных центрах, их функциях. Особенно это актуально для регионов.

Также мы планируем предать большей огласке уровень домашнего насилия в стране. Мы выходим на национальный уровень и заявляем о семейном насилии громко и открыто, для того чтобы госструктуры реагировали более активно и закон о семейном насилии работал лучше. Сейчас мы планируем сотрудничать с блогерами и больше присутствовать в социальных сетях, чтобы охватить больше людей и снизить уровень насилия и дискриминации в отношении женщин и девочек, – говорит Мээрим Жооданбекова.

back to top

Случайные

Follow Us