Menu

Дороги, которые мы выбираем

Если бы жизнь предоставила второй шанс в выборе профессии, она бы не раздумывая вновь стала военнослужащей. Военная форма – это не просто внешняя красота, но и постоянный самоконтроль и большая ответственность в любом деле. Так считает наша сегодняшняя собеседница, старший офицер отдела правового обеспечения МЧС полковник Нуржамал Тыналиева.


IMG 20210303 110638

– Родилась я в многодетной семье в Нарынской области. Папа был известным врачом-хирургом, на его счету не одна тысяча спасенных жизней. Мать преподавала в школе. Места там очень суровые, особенно зимой. Наиболее запоминающиеся картины из детства – это наши семейные посиделки. Я сама тогда еще в школу не ходила – было мне года три-четыре. В морозные вечера все домочадцы рассаживались у печки и разговаривали о будущем. Отец был в этом деле вечным заводилой, и предсказывал судьбу своих детей. По его прогнозу, старшая сестра Гуляим после окончания школы должна была стать медиком. Бегаим, по мнению родителя, имела математический склад ума, и поэтому пойдет учиться на бухгалтера. Еще одна сестра любила готовить, ей предрекалась работа повара. Единственный наш брат будет ветеринаром. Самой последней доходила очередь до меня. Отец говорил, что я стану известным судьей.

Смело могу сказать, что почти все его предсказания сбылись. Мои сестры и брат обрели предсказанные им в детстве профессии. Одна только я выбрала другую стезю. Сегодня иногда задумываюсь: что это было – родительское пророчество или их сильное желание направить на правильный путь и счастливо устроить нам жизнь. Только мне не удалось примерить судейскую мантию. Я в нашей семье единственная, кто надел погоны и стал офицером, – рассказывает наша собеседница.

В нашем разговоре Нуржамал вспомнила, что судьба испытывала ее на прочность несколько раз.

– Я только с четвертой попытки поступила в высшее учебное заведение. Это при том, что наша школа была лучшей в районе и в аттестате у меня были только хорошие оценки. Сначала, при первом поступлении, провалила экзамен по математике в КГНУ на факультете экономики. Пришлось вернуться обратно домой. Там, чтобы год напрасно не терять, поступила на курсы трактористов. Родители убедили, что в селе эта профессия незаменима. За время обучения успела посидеть за рулем трактора. Следующим летом снова отправилась покорять столицу. Старшая сестра тогда уже стала врачом и работала в Бишкеке. Наверное, свою роль сыграл авторитет папы, и я решила поступать в медицинский институт. Но и тут меня ждали очередные превратности судьбы. Только на этот раз домой возвращаться не стала, а сдала документы на подготовительное отделение Политехнического института. Однако оказалось, что стать мне технологом молочных продуктов не суждено. Снова неуд по первому экзамену.

После очередного провала Нуржамал обратно вернулась в родное село. Не одну неделю будущий полковник МЧС находилась в состоянии сильнейшей депрессии.

– Три больших неудачи в жизни, особенно в таком возрасте – это уже много. Никого не хотелось видеть и слышать. Я мечтала побыть наедине с собой и разобраться со своими мыслями. Уехала к родственникам в Балыкчы, – вспоминает Нуржамал.

От душевных переживаний девушку спас родной брат отца. Он позвонил к ним домой и сообщил, что в Бишкеке открывается высшая школа милиции и набирается экспериментальный курс.

– Необходимо было сдать не только вступительные экзамены, но и пройти серьезную медицинскую комиссию. Отбор был жесточайший. Все экзамены я сдала на одни пятерки. Из тридцати соискателей из числа представительниц прекрасного пола курсантами-первокурсницами стали всего шесть девушек. Отец был очень рад, когда я впервые домой приехала в милицейской форме, хотя мама была против выбора моей будущей профессии. Отец и брат убедили ее принять мой выбор.

Учеба давалась легко, первую сессию я сдала очень хорошо, в табеле была только одна четверка. С родителями у меня тогда состоялся серьезный разговор. Мама сказала, что если я решила получать знания, то должна относиться к этому с полной отдачей. Она знала мои способности и была уверена, что на курсе я стану лучшей. С тех пор я получала только отличные отметки.

Четыре года пролетели незаметно. Особенно запомнились строгая дисциплина и строевые занятия. Поблажек нам, девушкам, не делал никто, – вспоминает Нуржамал.

Окончив в 1995 году БВШ МВД с красным дипломом, молодой лейтенант была распределена в Октябрьское РОВД следователем. Там для нее началась другая, взрослая жизнь. Нашей собеседнице особенно врезался в память первый выезд. На дежурстве поступил вызов, что в квартире одного из микрорайонов была обнаружена мертвая школьница.

– Девочка лежала на полу, прибывшим медикам осталось только констатировать смерть. Вокруг собрались ее друзья и подруги. Молодежь в тот вечер справляла праздник. Когда девочке стало плохо, они испугались и помочь пострадавшей не смогли. Впоследствии экспертизой было установлено, что смерть наступила от эпилептического удара.

Проработав несколько лет в милиции, я решила подать документы на вакансию в один из районных судов. Наверное, большую роль сыграло желание отца видеть меня в этой профессии. Но по не зависящей от меня причине судьей я так и не стала, – рассказывает наша собеседница.

Возвращаться в милицию Нуржамал не захотела. Ушла на гражданку и там попыталась найти себя. Начала заниматься адвокатской деятельностью.

– На новой работе пришлось полностью перестраивать свое мировоззрение и сознание. Если раньше мне приходилось обвинять преступников, то здесь – вставать на их защиту. Умом я прекрасно понимала, что иногда защищаю людей, совершивших преступление. Это была моя работа. Потом я могла, после успешно выигранного процесса, сказать один на один всю правду своему подзащитному в лицо. Не всем людям такое нравилось.

Судебных процессов в ее практике было много. В памяти нашей героини всплыл один показательный случай. В Бишкеке три школьницы сильно избили свою сверстницу. Родители пострадавшей не стали спускать этот инцидент на тормозах и написали заявление в правоохранительные органы. Милицейские следователи возбудили уголовное дело.

– Девчонки за содеянное могли получить реальный срок. Я долго беседовала со своей подзащитной, пыталась понять мотивы подобной жестокости. Но в ее глазах видела только пустоту. Это при том, что малолетние хулиганки все были из хороших и обеспеченных семей. Так называемая золотая молодежь. Конечно, как представитель защиты, я тогда сделала все, чтобы моя подопечная не угодила на зону. Вела постоянные переговоры с потерпевшей стороной. Удалось уговорить их не ломать детям жизнь. В итоге они написали встречное заявление, и уголовное дело было закрыто в связи с примирением сторон.

Во всей этой истории меня поразило другое. Уже после процесса мы разговорились с подзащитной. В ее словах не было ни капли раскаяния. Для них все это было какой-то забавой. У меня самой четверо детей, очень жалко стало их родителей. Сейчас молодежь совершенно другая. Разговариваешь с ними и понимаешь, что их смысл жизни в богатстве. Они, в отличие от нашего поколения, совершенно другие. Мы пытались всего достичь самостоятельно, а современное поколение мечтает, что за них это сделают родители или родственники. В работе следователя и адвоката есть постоянные противоречия. Поэтому, наверное, я не смогла в своей душе побороть следователя, – говорит наша собеседница.

Мы спросили ее и о семье. Нуржамал Тыналиева и ее супруг – заботливые родители. Муж, как и наша героиня, начинал службу следователем в милиции. Потом решил попробовать себя в бизнесе.

– Именно он был инициатором того, чтобы я оставила работу в адвокатуре. Муж видел, сколько физических и моральных сил у меня отнимала это работа. А в это время дома ждала семья. Дочь уже учится в седьмом классе и мечтает поступить на юридический факультет. Муж категорически против этого. Надеюсь, время все расставит по своим местам. Самый младший сын Амир, учится в третьем классе. Особенно ребенок радуется, когда мама приходит домой в военной форме. «Ты у меня самая красивая», – всегда говорит мой сын, – делится Нуржамал.

Вернуться на службу после десятилетнего перерыва было решено на семейном совете.

– Я попыталась восстановиться в милиции. Но муж был категорически против. Это опять суточные дежурства, ночные выезды. Получилось устроиться в МЧС в юридический отдел. Только здесь поняла, что работа спасателя – самая благодарная на свете. В любую минуту люди ждут помощи от нас. Здесь я уже шестой год. В отделе я одна женщина. Более младшие коллеги всегда обращаются ко мне за советами. В МЧС в основном приходиться дело иметь с бумагами, – рассказывает наша собеседница.

Напоследок не удержался и задал Нуржамал вопрос, мечтает ли она стать генералом? Немного подумав, она ответила: «Конечно. А почему бы нет?».

back to top

Случайные

Follow Us