Menu
sf building 18x7 1

Уроки выживания

Мин-Куш, Майлуу-Суу, Ак-Тюз. Не так давно эти населенные пункты были заветными местами для тысячи людей. Здесь хотели жить и работать не только кыргызстанцы. Жители других союзных республик бросали все и перебирались сюда. Теперь же вместо развитых городов и магазинов с полными прилавками – запустение.

Бывшая урановая столица

Село Мин-Куш находится в Нарынской области. Раньше его называли поселком городского типа, но по оснащенности и разнообразию товаров, услуг и досуга он мог переплюнуть столицу. Здесь была одна из лучших больниц страны. Жизнь в маленькой и холодной локации кипела. С 1940-х по 1960-е годы здесь добывали уран для всего Советского Союза.

Слова «московское обеспечение» солидно звучат даже сейчас, а тогда они были символом абсолютного достатка.

– Помню, заходили в магазин, а там колбаса кучами свалена была, сгущенку брали по пять банок. Консервы в ассортименте. Все, что надо, лилось рекой. Мы даже в Бишкек многое отправляли родственникам, потому что в столице было не найти того, что было у нас в поселке, – вспоминает местная жительница Гулькайир.

Сейчас местные жители знают друг друга по именам – и неудивительно, их менее 4 тысяч человек, а тогда в Мин-Куше проживало более 20 тысяч. Зарплаты были самыми высокими по Кыргызстану, даже выше многих окладов остального СССР. Плюс путевки, премии и поощрения – работа, да и жизнь в этом районе, считалась вредной, компенсировали как могли.

Добычу остановили ровно полвека тому назад. Потом пытались производить здесь фломастеры и шариковые ручки. Тогда власти Союза как могли пытались не дать поселку опустеть, искали способы трудоустройства местного населения. Но в начале 1990-х все производства поселка были закрыты, люди начали уезжать.

Что интересно, легенды о двухголовых лягушках, рожденных в этом районе, ходят до сих пор. Официальных подтверждений этому нет. Но есть статистика Минздрава, которая показывает, что уровень онкологических заболеваний в Мин-Куше не выше, чем в любом другом месте страны. К слову, основная причина смертности в селе – сердечно-сосудистые заболевания.

– Онкологические заболевания – первый признак радиации. У нас этот вид недуга на четвертом по популярности месте. К тому же в нашем селе много долгожителей, которым по 90–100 лет. Это было бы невозможно при плохих условиях жизни, – рассказывает местный врач Олег Некрытов.

Он на все руки мастер, заменяет и анестезиолога, и терапевта, и психолога. Трудится в местной больнице с незапамятных времен. Родился и вырос в Мин-Куше. Помнит его еще цветущим и популярным. А теперь разводит руками: на всю больницу пять работников. Хотя и лечить толком некого – в селе почти не осталось жителей. В год рождается около 30 малышей. При этом немногочисленные семьи, которые остались здесь жить, преимущественно многодетны.

По словам доктора, радиация высока лишь у самих мест захоронения, в жилом массиве все в пределах нормы. Рожать и растить здесь подрастающее поколение кыргызстанцев без­опасно.

Сейчас в поселке 800 малышей. Местные власти регулярно выделяют деньги на ремонт школ и детских садов. Так они надеются остановить отток людей и повысить рождаемость.

Но местные жители говорят, что эти меры мало спасают. Главное, чего они боятся – могильники, рядом с которыми приходится жить.

– Пусть рекультивируют места захоронения, и мы сможем тут жить. А сейчас страшно. Мне просто ехать некуда. Но с середины прошлого столетия я каждый день думаю о том, как отравляется мой организм, как радиация пропитывает меня и детей, которые тут живут, – рассказывает Нарипа Малик кызы.

На это потребуется минимум 50 миллионов долларов, которых в бюджете нет.

Нерадиоактивные урожаи Майлуу-Суу

Тяжелая ситуация и в Майлуу-Суу. И там тоже есть могильник, который требует ремонтных работ. По количеству населения Майлуу-Суу может потягаться со многими более благополучными районами Кыргызстана. Здесь живет 20 тысяч человек. Для сравнения: это немногим меньше, чем в городе Канте, расположенном недалеко от столицы.

– Надбавку за вредность получали тогда не только те, кто работал с ураном, но и врачи, и даже уборщицы в школе. Наш район считался экологически небезопасным, и мы имели дополнительные выплаты. Зар­платы были такими хорошими, что моя подруга в те времена продала квартиру в Москве и приехала сюда. Она говорила, что здесь можно купить платья, которые не могла купить себе там, те что были только в спецмагазинах для дипломатов. А тут мы могли запросто в них ходить. Нам тогда все завидовали, – вспоминает Тамара Асаналиева.

Сейчас единственный способ выжить для местных жителей – домашнее хозяйство. Благо урожай радует. И он без специфического вкуса, запаха, обычных размеров. Радиоактивным его язык не поворачивается назвать.

– Иногда что-то продаем. Чаще сами съедаем. Благо растет у нас все, даже хурма. Сливы собираем десятками ведер. На том и держимся. Наша администрация говорит, что если бы республика разрешила оставить налоги в нашем бюджете, то жили бы по-другому. А так получается, что не наш бюджет берет из общего, а общий из нашего маленького. Потому помогать нам некому, – рассказывает Ормонбек Маратов.

Продукцию из Майлуу-Суу даже отвозили в Бишкек на пробы. Ни один из замеров не показал чего-то пугающего: все в пределах нормы. Более того, их вполне можно назвать экологически чистыми.

Местные жители рассказывают, что 80% домов города владельцы просто закрыли и уехали. Продать недвижимость здесь невозможно. Никто уже и не пытается. Люди просто бросают все и бегут.

У городского старожила Нурлана Большевикова своя версия о причине запустения. На его взгляд, радиация – последнее, что может напугать местных жителей, они к ней привыкли и едят ее на завтрак, шутит он. И добавляет, что все дело в отсутствии условий для нормальной жизни.

– Мы ходим воду набирать из колонки. И ту пьем со страхом. К неудобству привыкли, но ее качество пугает, – рассказывает он.

Согласна с ним и соседка Зулайка. Она мечтает о том, чтобы все забыли о радиации и в город приезжали туристы.

– По городу установили какие-то счетчики, они постоянно проверяют уровень радиации. И ни разу не показали превышение нормы. Мне говорили, что здесь опасно. Но я не верю. Счетчики же показывают обратное. Хотелось бы просто отделаться от этого радиационного клейма и жить спокойно. А то даже родственники боятся в гости приезжать. Это очень неприятно, – жалуется еще одна местная жительница.

Даже возле хвостохранилищ замеры МЧС показывают порядка 12 микрорентген в час – это в пределах нормы.

– В Майлуу-Суу находятся крупнейшие в мире хранилища радиоактивных отходов. Считается, что жить в местности, где радиация до 40 микрорентген в час, безопасно. И после того как здесь рекультивировали хвостохранилище, эта норма не была превышена ни разу. Показатели не достигают даже половины нормы. Конечно, это не гарантия. На территории Майлуу-Суу всего более 20 могильников. Их надо приводить в порядок. В прошлый раз помогли международные доноры, – рассказывает сотрудник МЧС Каныбек Ташкенбаев.

Местные жители мечтают сделать из Майлуу-Суу туристическую точку. Ведь природа здесь прекрасна. Есть на что посмотреть и где погулять.

Лыжня, грибы и золото

Ак-Тюз. Каждая девятая пуля, выпущенная солдатами Красной армии, была отлита из свинца, добытого здесь. Поэтому раньше он был на московском обеспечении.

Ак-Тюз возник в 1938 году как поселок при Ак-Тюзском полиметаллическом руднике и обогатительной фабрике. Строили его ссыльные поселенцы: ингуши и чеченцы. И делали это на совесть. Все здания рассчитаны на девятибалльное землетрясение и способны простоять веками.

Когда началась Великая Отечественная война, сюда заселили рабочих. В 1960-е годы здесь жило свыше 5 тысяч людей, по некоторым данным, здесь можно было насчитать до 7 тысяч жителей, сейчас – лишь 10% от этого количества. В основном, пенсионеры.

Слухи о том, что здесь планируют по­строить горнолыжную базу, ходили еще 20 лет назад. Расстояние от столицы до Ак-Тюза – примерно 140 км. Идея сразу казалась привлекательной: легко добраться до этого места не только жителям страны, но и, к примеру, гостям из Казахстана.

Сам поселок находится на высоте около 2500 метров над уровнем моря. Он окружен горами, березовыми рощами и хвойными лесами. Красота, которую можно увидеть с канатных дорог. До строящейся горнолыжной базы от поселка ехать недалеко по сравнительно хорошей грунтовой дороге. По пути сразу за поселком – большое футбольное поле, которое в зимнее время силами местных жителей превращается в ледяной каток внушительных размеров. В Ак-Тюзе холоднее, чем в столице, снег тут лежит с ноября по май.

– Было бы хорошо сделать здесь туристический комплекс, который будет функционировать круглый год. Построить крытый каток, который будет работать и в теплое время года, кумысолечебницу на весну и многое другое. Как сюда приехали первые туристы, мы все ожили. Да что говорить, смотрите: до открытия базы в поселке жило людей 500, не больше. А сейчас под тысячу. Многие, кто раньше уехали, вернулись, – рассказывает местная жительница Улутай Малик кызы.

Все начинания частных предпринимателей и идеи жителей активно поддерживает местная администрация.

– Мы изначально планировали сделать так, чтобы и местные заработать могли, и природа не пострадала. Например, когда делали склоны для лыжников и бордистов, ели не вырубали, а пересаживали. Сразу сказали, что нельзя менять рельеф. Мы боялись, что гости будут мусорить. Но у нас чисто. Даже возле знаменитого фонтана, – рассказали нам в администрации поселка.

Фонтан, бьющий на высоту 15 метров, стал местной достопримечательностью. Он расположен между базой и поселком. Местные жители любят устраивать здесь пикники, а из города сюда возят туры по несколько раз в неделю. Все чисто, ни одной бутылки или пачки сигарет.

Сюда приезжают с разных уголков страны за грибами. За счет собирательства живут и местные жители. Урожай продают вдоль дороги туристам, которых с каждым годом все больше. И, кажется, все забыли о том, что совсем недавно на въезде в Ак-Тюз стоял шлагбаум, а территория считалась опасной.

Во времена СССР, чтобы попасть сюда, надо было брать письменное разрешение и сопровождение работников спецслужб. Выехать было не так просто.

Ак-Тюзские хвостохранилища знали даже за пределами Кыргызстана. Их приезжали изучать ученые всего Союза. С 1942 года здесь добывали и перерабатывали руду, содержащую свинец, цинк и редкоземельные элементы. Переработанная руда на этом участке имеет радиоактивные элементы из минералов, содержащих торий. По подсчетам специалистов, вблизи поселка Ак-Тюз расположены четыре хвостохранилища с общим объемом около 2,3 миллиона кубометров и три отвала с пустой горной породой. Их до сих пор боятся даже в Казахстане, помня, как в 1964 году сошедший сель смыл в реку большую часть одного из захоронений — радиоактивные вещества река Чу унесла в соседнюю страну.

По мнению МЧС, хвостохранилища в Ак-Тюзе несут постоянную угрозу, ведь после каждого дождя в текущую здесь реку попадают радиоактивные вещества.

Чуть более двух лет назад здесь снова запустили производство. На этот раз золотодобывающее. Владельцы фабрики уверяют, что от них нет никакого вреда ни жителям, ни флоре и фауне – производство нерадиоактивное. А местные жители уверены, что безопасность не так важна. Скука, алкоголь и безработица куда страшнее.

Инвесторы дали людям надежду, а еще рабочие места и отремонтировали дет­ский сад. Поселок снова ожил.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us