Menu
sf building 18x7 1

У жизни нет второго шанса

Наши соотечественники, кажется, совсем забыли о второй волне коронавируса, которую так усердно в ближайшее время пророчат специалисты. Тысячи человек вышли на площади города, игнорируя санитарную дистанцию. А ведь не так давно, весной этого года, в стране свирепствовала пандемия, которая унесла с собой множество жизней.

Наша сегодняшняя собеседница – директор Иссык-Кульской территориальной больницы Альмира Адашева. О коронавирусе она знает не понаслышке, сама побывала в реанимации с диагнозом COVID-19.

– Стать медиком я мечтала еще со школьной скамьи. Привлекал не только престиж работы и белый халат, но и возможность помогать людям. После получения аттестата о школьном образовании твердо решила стать детским педиатром. В 1982 году я поступила во Фрунзе в Медицинский институт. После его окончания была направлена по распределению на Иссык-Куль. Прошла все ступени от обычного врача до руководителя.

С учебой у меня проблем не было, хотя приходилось буквально зубрить материал, чтобы стать профессионалом в своем деле, – рассказывает Альмира Алиевна.

Как рассказала наша собеседница, она хорошо помнит своего первого пациента. Прошло уже много времени, он стал взрослым мужчиной.

– Каждый раз, когда вижу его, испытываю в душе приятное волнение. Честно скажу, очень испугалась, когда меня отправили на первый вызов. У пятимесячного мальчика был бронхит, он сильно кашлял и задыхался. Мне было очень жаль этого малыша. Я к этому времени сама была матерью, и страдания этого ребенка восприняла, как свою боль, – говорит директор больницы.

Альмира Алиевна с теплотой вспоминает своих наставников. Крым Асакеева была тогда заведующей детским отделением больницы. Она всегда поддерживала начинающих докторов.

– В отделении стояло 75 коек. Больных малышей было много. Особенно тяжело было, когда умирали наши маленькие пациенты. Именно тогда в первый раз возникло желание бросить эту работу. Не верьте, что все медики черствые люди и не способны сопереживать чужой беде. Человеческие возможности не безграничны. Поэтому переход на административную должность я сделала осознанно.

Стаж нашей героини на руководящих должностях в различных медицинских учреждениях уже больше тридцати лет. На сегодняшний день в Иссык-Кульской территориальной больнице пять отделений: родильное, соматическое, хирургическое, инфекционное и реанимация. При необходимости хирурги делают сложные операции. Пару лет назад они спасли жизнь пациенту с ножевым ранением в сердце. Молодой человек пострадал во время драки. Состояние парня было крайне тяжелым, он потерял много крови. Перевозить его в таком состоянии в другую больницу было категорически противопоказано. Операция на открытом сердце продолжалась несколько часов, хирурги справились со своей задачей блестяще.

Однажды этим летом всех врачей территориальной больницы среди ночи подняли с постелей. В селе Чок-Тал столкнулись две машины. В общей сложности пострадало 11 человек, среди них было много детей. Врачи до утра работали в авральном режиме, кого-то отправляли в реанимацию, кто-то незамедлительно попадал на операционный стол. Благодаря усилиям медиков обошлось без человеческих жертв.

Оказалось, что больница до 2001 года вмещала в себя 375 коек. После реформы количество пациентов было сильно сокращено. Осталось всего 70, потом сумели добавить еще 90 дополнительных мест. В связи с пандемией начался ремонт в инфекционном отделении, которое длительное время было в аварийном состоянии. После его завершения там разместятся еще 60 больных.

– В настоящее время у нас нет врача-рентгенолога. Отличный специалист Владимир Наместников в самый пик пандемии принимал до 60 пациентов в день. Работать приходилось круглыми сутками. Люди занимали очередь с пяти утра и до поздней ночи, чтобы сделать снимки грудной клетки. Спать ему зачастую приходилось в своем кабинете. Такая нагрузка сказалась на здоровье врача-пенсионера. Он был вынужден уволиться, – рассказывает Альмира Алиевна. – Будем искать выход, приглашать медиков со стороны.

Во время пандемии на Иссык-Куле ощущалась нехватка врачей.

– Это стало для нас серьезным испытанием. Наши коллеги старше 65 лет относились к группе риска и не могли заходить в красную зону. Большое спасибо Джамиле Амановой, реаниматологу из Бишкека. Она приехала в больницу со своей командой.

В санатории «Алтын Балалык» мы открыли дополнительный госпиталь на сто коек. Он продолжает функционировать. Сейчас там проходят лечение девять больных. В прошлом году к нам приехали шесть врачей-ординаторов. Год проработали у нас, и четверо из них решили остаться на Иссык-Куле. Они стали прекрасными специалистами по лечению пациентов с коронавирусом. Двое реаниматологов и двое хирургов. Им предстоит еще многому научиться.

Сегодня в больнице работают 22 врача при штатной загруженности в 41 единицу. Молодые специалисты после окончания вузов редко едут в регионы. Администрация нашего учреждения не может оказать им материальную помощь, это не предусмотрено бюджетом. Недавно от нас уехал детский хирург. Собирается в Россию и мой заместитель. У него трое сыновей. Дети подрастают, а зарплата маленькая. Их выбор можно понять.

Пандемия застала нас врасплох. Палаты не были оснащены необходимой аппаратурой. Сейчас положение нормализовалось. Появились дефицитные аппараты ИВЛ. Я считаю, коллектив достойно вынес все тяготы борьбы с этой страшной болезнью. На первом этапе у нас была паника, потом выработался алгоритм лечения. За это время в нашей больнице скончалось 30 пациентов: 13 от пневмонии, остальные от COVID-19. Летом в регионе была большая вспышка этой болезни. Причин несколько: внутренняя миграция, огромный приток туристов. Помощь в организации лечения коронавирусных больных оказали российские медики. Они одобрили наши протоколы, заходили в красную зону и консультировали.

К сожалению, среди заболевших было много медиков. Очень много было и бессимптомных пациентов. Ко мне в эти дни заходили толпы людей. Так я сама оказалась в больничной койке. Сначала в своей реанимации, потом перевели в Бишкек. Когда проходила лечение, страха умереть не было. Я была уверена, что меня лечат правильно. Выполняла все требования врачей.

В нашей больнице 20 медиков переболели этой страшной болезнью. К сожалению, умер заведующий нашим реанимационным отделением Сарбагыш Иманалиев. Во время эпидемии он оперировал тяжелых больных, заходил в красную зону. До своего шестидесятилетия врач не дожил двадцать дней.

Хочу заверить, что вторую волну пандемии мы встретим во всеоружии. Мы обеспечены всем необходимым.

Задали мы нашей собеседнице еще один непростой вопрос. Чем сельский врач отличается от городского?

– Очень большая разница. Сельский медик в своей работе может рассчитывать только на свои руки и голову. У городского все под рукой: хочешь – рентген делай, хочешь – УЗИ. А здесь надо брать ответственность на себя, уметь в трудную минуту рисковать. Ведь зачастую на кону стоит жизнь пациента. Кроме того, сельский врач всегда на виду. Быть им – очень ответственная работа. Все местные, начиная от маленького ребенка и заканчивая стариками, ждут своего врача. От этого сельский медик даже не может надолго выехать за пределы своего района, – рассказала наша героиня.

Еще мы спросили у Альмиры Алиевны, в чем разница между работой администратора и практикующего медика.

– Это очень большая ответственность. Ночью, когда ложусь спать, около меня три телефона. Их звонок может разбудить в любое время. Вызовут к больному, сообщат, что пациенту не хватает крови или в палате закончился кислород. Постоянно решаешь различные проблемы.

Альмира Алиевна уже бабушка семи внуков. Сын работает в Чолпон-Ате, дочери вышли замуж и стали домохозяйками. Дети не пошли по ее стопам. Как призналась наша собеседница, она об этом не жалеет.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us