Menu
sf building 18x7 1

«Работать в школе имени отца – двойная ответственность»

Быть директором школы, которая носит имя ее отца, для Майрамкуль Атаевой не только большая честь, но и огромная ответственность. Девочка со школьной скамьи мечтала стать педагогом. Перед глазами был пример папы, который пользовался уважением и заслуженным авторитетом среди односельчан. Люди даже после его смерти вспоминают о нем только хорошее. Поэтому после получения аттестата о среднем образовании проблем с выбором профессии у нашей героини не было. О семейной династии, о работе в условиях пандемии и многом другом собеседница с удовольствием поделилась с нашими читателями.

Прошел месяц с начала учебного года. Наверное, это первый случай, когда сельская школа встретила меня завораживающей тишиной. Женщина-вахтер в медицинской маске первым делом поинтересовалась целью моего визита. Дальше все по хорошо отработанной схеме: обработка рук антисептиком, замер температуры.

– Наличие масок строго проверяется. Без них внутрь школы никого не пропускаем, даже родителей и учителей, – предупредила меня она.

После того как все защитные ритуалы были соблюдены, мне разрешили пройти.

– В условиях карантина школа тоскует без детей, а они без нее. Для нас это очень непривычно. Не слышно на переменах дет­ского смеха, нет снующих в коридорах учеников. Сегодня, пока шла на работу, переговорила с несколькими родителями. Всех без исключения интересует только один вопрос: когда закончится дистанционное обучение и дети сядут за парты. Я пока не могу ответить на этот вопрос. Как будет команда свыше, так и начнем занятия, – призналась Майрамкуль Токтосуновна.

Наша героиня воспитывалась в многодетной семье. Мать все свое время посвятила детям и отцу. Три девочки стали после окончания школы педагогами.

– Старшая сестра Сайрагуль работает в Бишкеке директором школы № 69. Она заслуженный учитель Кыргызстана. Гульмира окончила университет в Казахстане и нашла себя в системе образования города Уральска. Братья выбрали для себя другие профессии. Папа гордился бы выбором своих дочерей, – рассказала собеседница.

По словам Майрамкуль Токтосуновны, отец работал учителем географии. В начале 1950-х годов он окончил университет в Бишкеке. По заданию райкома партии его назначили директором школы в селе Долинка Иссык-Кульской области.

– Папа не любил рассказывать о военном и послевоенном детстве. «Всем было трудно: голод, холод. Мужчины ушли на фронт. В колхозах остались только женщины и подростки. На их плечи легла вся тяжесть той поры» – вспоминал он. В 1945 году ему исполнилось 16 лет. Он, как и его сверст­ники, стремился попасть на фронт. Но в военкомате сказали, что через пару месяцев войне придет конец. Теперь задача молодежи не воевать с врагом, а восстанавливать разрушенное хозяйство. Большое внимание уделялось педагогическим кадрам, после войны ощущалась нехватка учителей. Именно тогда папа и его друг решили учиться во Фрунзе, – поделилась Майрамкуль Токтосуновна.

Путь из Иссык-Кульской области в столицу занял у них несколько недель. Транспорта тогда не было, добирались где пешком, где сердобольные люди на подводах подвозили их до ближайших населенных пунктов.

В 1969 году Токтосуна Атаева перевели в село Прогресс (нынешнее Бактуу-Долоноту) на должность завуча школы. Через год он вступил в должность директора. Как вспоминает наша героиня, здесь тогда была маленькая одноэтажная школа. Восьмилетка располагалась в ветхом домике барачного типа в верхней части села, там было всего четыре кабинета. Мест для всех не хватало, основная часть маленьких сельчан была вынуждена заниматься в пионерском лагере «Восход». Сегодня это пансионат «Береке». Летом он принимал на отдых детей, а с осени до весны выполнял функции учебного заведения. Понятно, что долго так продолжаться не могло. Именно тогда директор школы Атаев стал хлопотать о строительстве новой современной средней школы.

– Он несколько раз встречался с первым секретарем ЦК КП Киргизии Турдакуном Усубалиевым. Писал официальные письма Валентине Терешковой, она тогда возглавляла конгресс женщин. Обращался за помощью к журналистам из «Пионерской правды». По всей видимости, такая настойчивость сыграла свою роль: на самом высоком уровне в 1975 году было принято решение о строительстве новой школы. Отец проводил все свободное время на стройке. Он вместе с рабочими таскал кирпичи и месил раствор. Через три года первые ученики переступили порог новой школы.

Почти семнадцать лет папа проработал директором школы. Потом вышел на пенсию. Когда отец был еще жив, сельчане просили дать разрешение присвоить школе его имя. Он был очень скромным и отвергал все эти предложения. Это удалось осуществить только через три года, после его смерти, в 2006 году, – вспоминает его дочь.

После окончания школы в середине 1970-х годов Майрамкуль сделала попытку поступить в столичный университет на факультет иностранных языков.

– Тогда мне не хватило всего полбалла для зачисления. Вернулась домой, устроилась в родную школу пионервожатой. Эта первая жизненная неудача только закалила меня. Через год поступила в столичный женский педагогический институт на факультет русского языка и литературы. Идти в иняз я, честно признаюсь, побоялась, своими глазами увидела, что соперничать с городскими сверстницами с отличным знанием иностранных языков мне, сельской девочке, будет очень трудно. Школьных знаний немецкого языка мне бы не хватило. Учеба в вузе давалась легко, но первое время я тосковала по родителям, Иссык-Кулю. Потом привыкла, появились подруги. Мы до сих пор с удовольствием общаемся. Они разъехались по всему миру, сейчас поддерживаем отношения через интернет, – рассказала директор.

После окончания учебного заведения наша героиня вернулась в родное село. Ее будущий муж учился в это время в Физкультурном институте. Хотя они были родом из одного села, но познакомились в городе, когда учились на последнем курсе. В августе 1980 года Майрамкуль вышла за него замуж. С этого же времени устроилась работать учительницей начальных классов. Работа с маленькими детьми доставляла ей огромное удовольствие.

– Хорошо запомнила первый урок. Я вошла в класс, и дети внимательно посмотрели на меня. Начала им рассказывать о себе на русском языке. Для маленьких сельчан это стало настоящим открытием. Язык Пушкина они знали плохо. Изучать его пришлось с самых азов.

В 2010 году мне предложили возглавить родное учебное заведение. Я очень волновалась. Для меня это назначение стало большой честью, возможностью продолжить дело отца. Коллектив меня поддержал. Среди тех учителей тогда было много педагогов, которые работали с отцом, – рассказала Майрамкуль Токтосуновна.

Наш разговор подходил к завершению. Первая смена первоклассников заканчивала учебный день.

– У учителей сегодня двойная нагрузка. Классы разбиты на две смены. Уроки проходят по двадцать минут, после чего тщательно проветриваются помещения. В классах соблюдаются меры социальной дистанции, школьники сидят по одному за партами. Контролировать детей, которые учатся дистанционно, педагогам очень трудно. Не все родители понимают нас. Есть семьи, которые совсем не контролируют учебу своих детей, – говорит директор школы.

Главный вопрос я задал Майрамкуль Токтосуновне уже напоследок.

– А что если бы у вас появилась повторная возможность выбрать профессию?

– Ни секунды не сомневаясь, я снова стала бы учителем. Ни разу об этом не пожалела. Очень приятно, когда в школу приходят бывшие ученики. Сегодняшняя молодежь неохотно идет работать в школу из-за маленькой зарплаты. Но, я думаю, все это временно, и престиж работы вновь будет высок, как во времена СССР. У меня трое детей и 12 внуков. Дочь после окончания школы окончила БГУ, но педагогом работать не стала. Не стали учителями и двое моих сыновей. Будем надеяться, что династию Атаевых в дальнейшем продолжат внуки.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us