Menu
sf building 18x7 1

Армии нужны высококлассные специалисты

С первого сентября в Кыргызстане начался очередной призыв новобранцев на действительную военную службу. Этой осенью около трех тысяч вчерашних школьников примерят военную форму и начнут постигать настоящую школу жизни.

Наш собеседник – военный комиссар чолпон-атинского объединенного городского военного комиссариата полковник Нурлан Мукамбетов. Выходец из семьи военнослужащих, он уже более двадцати лет носит офицерские погоны. Полковник рассказал о сегодняшних призывниках, преемственности поколений и многом другом.

Во время призывного сезона утром во дворе городского военкомата можно увидеть коротко стриженых парней. Молодые люди в сопровождении родителей ждут здесь прохождения медкомиссии. Совсем еще мальчишки, скорее всего они полностью не осознали, что буквально через несколько дней с головой окунутся в новую для себя жизнь. Память невольно возвращает меня в начало 80-х годов прошлого века. В то время я был чуть старше сегодняшних призывников. После окончания мореходной школы успел побороздить просторы Тихого океана и считал себя настоящим морским волком. Поэтому единственным желанием было попасть на службу в ВМФ.

В такой же сентябрьский день мне пришла повестка в военкомат. После прохождения медкомиссии, где врачи не нашли в моем здоровье никаких отклонений, дали свое заключение – годен. Тогда у молодежи даже в мыслях не было «косить» от армии. Через несколько дней вся команда, состоявшая из пятидесяти человек, села в самолет в аэропорту Владивостока и отправилась на другой конец СССР, на легендарный остров Кронштадт. После принятия присяги начались мои трехлетние скитания по морям и мировым океанам. Разве это не настоящая школа жизни?

…Сегодняшний призывник совсем другой. Служить ему придется всего один год. Как я узнал, будущий новобранец волен выбрать не только род войск, но и место, где бы он хотел служить.

– Стараемся идти навстречу будущим воинам. Если есть разнарядка поближе к дому, почему бы и нет. Это позволяет избежать дезертирства среди молодых солдат. Родители смогут чаще навещать своих чад. Именно в первые месяцы службы им необходима поддержка близких. Да к тому же еще дома и стены помогают, – говорит наш собеседник.

Нурлан Мустафаевич рассказал, что родился в семье военнослужащего. Отец был кадровым военным, окончил в Оренбурге военное училище. Служил в Казахстане. Потом с 1971 года был переведен в учебный отряд в Балыкчы. Впоследствии по состоянию здоровья был назначен военным комиссаром. Так что ему вместе с братом с малых лет пришлось поездить по военным гарнизонам. Школы менялись, как стеклышки в детском калейдоскопе.

– В отличие от меня, младший Руслан с детства грезил офицерской карьерой. Ему удалось воплотить свою мечту – он и два его сына профессиональные военные. У меня самого пять дочерей, и никто из девочек не мечтает стать военнослужащей. Я же еще со школьной скамьи хотел стать историком. Сразу после окончания школы поступить в КНУ не удалось. Экзамены сдал хорошо, из девяти набрал 13 необходимых баллов. Но не прошел. Отец к тому времени был военным комиссаром и мог дать мне возможность не идти служить и на следующий год поступить в вуз. Тогда у нас состоялся мужской разговор. Он строго сказал, чтобы я ни о какой отсрочке от армии даже не думал. «Я чужих детей отправляю, а своему тем более поблажки не сделаю. Как я смогу потом людям в глаза смотреть?» – спросил он. Спорить было бесполезно. Сейчас считаю, что он был прав. Для такого поступка нужна была родительская мудрость и твердость характера, – рассказывает полковник.

Через несколько месяцев Нурлан оказался на Украине в Черниговской области. Учебная часть, где готовили танкистов, встретила парня из Киргизии настороженно.

– На весь призыв я был единственным военнослужащим из Средней Азии. Свой авторитет среди сослуживцев и командиров пришлось завоевывать отношением к службе. Кроме того, помогло хорошее знание русского языка. После окончания «учебки» командование предложило остаться и готовить молодое пополнение. Судьба еще раз дала мне шанс стать кадровым военным. Перед самой демобилизацией было предложено на выбор любое военное училище или пойти на курсы прапорщиков и потом остаться на сверхсрочную службу. Не скрою, меня это совсем не интересовало и все еще очень тянуло домой. По-прежнему было сильное желание стать историком.

Без проблем второй раз сдал экзамены в КНУ. После окончания университета начались бытовые проблемы. Кыргызстан обрел независимость, и профессиональные историки оказались никому не нужны. Работу по специальности невозможно было найти. Дальнейших перспектив в учительской карьере также не было. Начался массовый отток русскоязычного населения. Закрывались крупные предприятия, людей без всяких объяснений выгоняли на улицу. К этому времени у меня уже появилась семья и маленький ребенок, – говорит Нурлан Мустафаевич.

Именно тогда судьба дала несостоявшемуся историку третий шанс стать офицером. Отец посоветовал сыну попробовать поработать в военкомате. Особого выбора у парня тогда не было.

– Гарантированная и постоянная заработная плата – именно этот фактор сыграл основную роль. Эти деньги помогли нашей молодой семье выжить в то непростое время. Думал, поработаю пару лет, в стране все наладится, и со спокойной совестью уйду на гражданку. Однако офицерская служба в конце концов затянула, – вспоминает Нурлан Мустафаевич.

Он проработал несколько лет в системе военных комиссариатов. Потом два года служил в Национальной гвардии начальником управления делами. Когда там начались реформы, молодому офицеру пришлось уйти. После этого вновь вернулся в родную среду в Госкомитет по делам обороны.

Поговорили мы с нашим собеседником и о сегодняшних призывниках.

– В 2016 году во всех кыргызских вузах ликвидировали военные кафедры. Тогда молодежь впервые столкнулась с серьезной проблемой. Появились трудности с трудоустройством после получения диплома о высшем образовании. Без военного билета молодым людям был закрыт путь в правоохранительные органы, на государственную службу. Выпускники высших учебных заведений предстали перед непростым выбором: служить в армии или заниматься частным бизнесом. В отличие от лиц призывного возраста у них появилась мотивация служить. После армии получить офицерское звание лейтенанта, а потом заниматься своей карьерой. Сегодня люди сами приходят в военкомат и просят призвать их.

Наш разговор прерывает стук в дверь. В кабинет к военкому заходят отец и сын. Парень мечтает стать офицером, он пришел просить забрать его на службу. Полковник Мукамбетов что-то пишет на своем листочке и обещает помочь.

– Недавно был забавный случай. Ко мне несколько раз приходила женщина с сыном. Она умоляла призвать его в армию. Отпрыск с самого детства бредил карьерой военного. Однако у парня оказались проблемы со здоровьем. У него была сильная близорукость и косоглазие. Подросток рассказывал о своей мечте служить в войсках специального назначения. Мне с большим трудом удалось его уговорить искать свое призвание в гражданской жизни.

Часто приходится по долгу службы быть не только военным комиссаром, но и психологом. Проблем с призывниками, как это было в середине двухтысячных годов, у нас в настоящее время нет. Мы единственная на сегодняшний день страна в СНГ, где есть альтернативная служба. Ведь всеобщую воинскую обязанность в Кыргызстане еще никто не отменял. Раньше мы работали в режиме сотрудников уголовного розыска. Искали призывников по всему региону, под подпись вручали им повестки и забирали в военкомат. Там за один день они проходили медицинскую комиссию и отправлялись служить. Сейчас все по-другому. В армию мы отправляем все большее количество мальчишек с высшим образованием. Это около 30 процентов от общего призывного контингента. Это уже совсем другой уровень. Ему один раз объясни, и он все поймет. Такому солдату не страшно доверить сложную технику. Командиры частей очень довольны, они быстро назначают высокообразованных новобранцев командирами взводов и отделений. В этом плане всем стало намного легче. Малограмотных военнослужащих, как это было в прошлые годы, уже практически нет.

Хочется особо отметить, что после закрытия военных кафедр мы нашли молодым людям хорошую альтернативную замену. Если ты стремишься стать офицером, можешь отслужить срочную и воплотить свою заветную мечту, – продолжает полковник Мукамбетов.

Мы затронули и проблему дезертирства и неуставных взаимоотношений в современной армии. По словам нашего собеседника, за последнее время дедовщина исчезла. Офицеры постоянно находятся рядом со своими подчиненными. Хорошим подспорьем для молодых солдат стали и телефоны доверия. Они есть в каждой воинской части. Всегда можно пожаловаться в надзорные органы о своих проблемах. Недавно в Оше был случай дезертирства. На офицера этой части по факту неуставных взаимоотношений представители Военной прокуратуры завели уголовное дело. Но это первый случай за последнее время.

Становится приятно, когда после демобилизации ко мне в военкомат приходят уже не вчерашние подростки, а настоящие мужчины. Тогда понимаешь, что наша служба очень важна.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us