Menu
sf building 18x7 1

Дневник доктора в обсервации

В часе езды от Бишкека была развернута обсервация «Ганси». Туда отправились десятки врачей, чтобы спасти заболевших коронавирусом. Мы попросили одного из медиков анонимно рассказать, что там происходило.

Понедельник, день первый

В 345-м корпусе уже принимали больных. Там были два врача и три медсестры. Мы только приехали. В этот момент шла спешная разгрузка средств индивидуальной защиты и медикаментов. Мы начали обживаться. Нас расселили по двухкомнатным номерам. Номера – всего лишь железные коробки с двумя кроватями. Благо душ и туалет в комнате. В 20.00 вышел на дежурство.

Вторник, день второй

7 утра, вышел с дежурства. За всю смену ни разу не присел. Ноги гудят. Я и не думал, что вода бывает такой вкусной. 11 часов без жидкости. Очень зябко, под СИЗом весь промок. Выяснилось, что никто не подумал о том, что нам здесь жить две недели. Выходить нельзя – можем заразить окружающих.  В корпусах нет ни стиральной машинки, ни микроволновки, ни  гладильной доски. Спать после смены ложусь голодный. 

Проснулся от суеты и криков. Оказалось, что все отделение занято. Машины скорой помощи разворачивали и отправляли обратно в город вместе с больными, не хватало концентраторов, на два этажа – сто больных и один пульсо­ксиметр. Все больные испуганные.

Среда, день третий

Старшая медсестра с двумя врачами переоделись и начали наводить порядок: раскладывать лекарства, системы – это целое искусство. Они сделали так, что все было на виду, но ничего не мешало. Работать стало удобнее.  Но кончились СИЗы и респираторы, которые предоставило государство. Новых, сказали, нет. Предложили использовать старые еще раз.  Одноразовые респираторы обрабатывать спиртом и носить по три дня.

Эта смена длилась 10 часов. Я ушел спать. Хорошо, что накануне мне привезли колбасы, сегодня засыпаю не голодным.

Проснулся. До смены пять часов. Люди начали привозить из города бытовую технику, лекарства, защитные комбинезоны, еду. У всех врачей поднялось настроение. А еще пару минут назад даже хотели уехать. Теперь чувствуем, что не одни – с нами народ.

Четверг, день четвертый

Уже привыкли к ритму. Поток пациентов схлынул. Начали делить больных на группы: легкие, средние, тяжелые.  Особое внимание – последней группе. У остальных во время обхода узнавали температуру и симптомы, потом не тревожили их. А вот тяжелых было по 4-5 пациентов на этаж. Мы их передавали от смены к смене. Все решения принимали сообща. Я выходил с ночной смены, меня ждал врач утренней смены, я ему говорил, что сделал, давал советы. И так целые сутки по кругу, тяжелых не оставляли ни на минуту.

Начали открываться другие корпуса. Мы издалека наблюдали за их суетой.

Пятница, день пятый

Странно, но хуже всего людям становится в 4 часа утра. Весь день пациент может бродить по двору, шутить за ужином и внезапно начать задыхаться под утро. Очень много волонтеров приезжает к нам. Привозят воду, еду, торты и многое другое.

Вечером впервые столкнулся с панической атакой. Женщине, у которой было легкое течение болезни, показалось, что она умирает. Когда ее завели в палату, начала говорить, что ей плохо, стала задыхаться, кричать. При этом сатурация у нее была 95. Потом начал расти пульс, она бегала по палате и хватала себя за горло. Как только вкололи ей успокоительное, задышала спокойно, уснула. Коллеги говорят, таких пациентов много.  Им кажется, что они умирают, много плачут, кричат, но реальное состояние организма при этом нормальное и близко к здоровому. При этом есть и те, кто проявляет стойкость – они легче выходят даже из тяжелых случаев болезни. Паникеры лежат дольше, сами себя доводят до ужасного состояния.  

Суббота, день шестой

Первый пациент умер. Мы над ним бились всю ночь, поднимали сатурацию, пытались помочь, подключали дополнительные концентраторы, а ему становилось все хуже и хуже. Капельницы, медикаменты, ингаляторы – мы использовали все, что возможно. Интубировали. Он умер. И впервые во время еды во врачебной столовой было тихо. Хотя раньше мы не умолкали: делились опытом, впечатлениями. В этот раз ели в абсолютной тишине.

Воскресенье, день седьмой

В свободное время все врачи спят, едят, стирают вещи и снова спят. Времени на что-то еще не остается. Даем консультации коллегам, которые остались в городе.

Очень удивил один пациент. Его привезли многочисленные родственники. Он был в тяжелом состоянии, к нему подключили бесконечное количество  трубочек. Но при этом, когда к нему заходили врачи, улыбался, шутил. Это был единственный пациент, у которого не было страха в глазах. Сейчас уже дышит сам, выходит на улицу, гуляет. На поправку пошел стремительно, несмотря на то, что у него 75% повреждения легких. Скоро выписываем. 

В заключение врач сказал, что наибольшее значение в выздоровлении играет позитив и хорошее настроение. Легче выздоравливают те, у кого нет страха и паники.  

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us