Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Тернистый путь к благополучию

Нет такого закона, который был бы хорош для всех. Может быть, поэтому у законопроекта о государственном социальном заказе (ГСЗ) есть и приверженцы, и противники. Повысить доступность и качество госуслуг в соцсфере – вот основная задача ГСЗ, но реализовать благие намерения удается далеко не всегда.

На этой неделе Министерство труда и социального развития Кыргызской Республики (МТСР) при поддержке Программы USAID по совместному управлению и Института политики развития провело конференцию по ГСЗ. В ней приняли участие более ста представителей правительственных и неправительственных организаций.

Участники конференции подтвердили, что государственный социальный заказ стал эффективным механизмом, позволяющим правительству сотрудничать с организациями гражданского общества, чтобы уязвимые группы населения имели доступ к качественным социальным услугам.

В 2013 году Министерство труда и социального развития КР было единственным государственным органом, осуществляющим механизм государственного социального заказа. Его бюджет составлял 13,9 млн. сомов.

В 2019 году три государственных органа (МТСР, Государственное агентство по делам молодежи, спорта и физической культуры и Министерство здравоохранения) и пять муниципалитетов внедрили ГСЗ с общим бюджетом 43,8 млн. сомов. Министерство образования разработало свою государственную программу социального заказа с целью расширения доступа детей к дошкольному образованию. Оно планирует предоставить социальные ваучеры нуждающимся семьям.

С 2017 года Институт политики развития при поддержке Программы USAID по совместному управлению помогает Министерству труда и социального развития КР, муниципалитетам и организациям граждан­ского общества внедрять механизмы социального заказа на национальном и муниципальном уровнях.

На национальном уровне были улучшены процедуры мониторинга и оценки исполнения ГСЗ, механизмы взаимодействия между МТСР и организациями гражданского общества – исполнителями ГСЗ, оценена практика применения Закона о ГСЗ.

На местном уровне участниками проекта стали города Баткен, Кочкор-Ата, Ош, Каракол, а также Узун-Кырский, Ленинский и Кызыл-Октябрьский айылные аймаки. В 2019 году участвующие муниципалитеты выделили из местных бюджетов десять социальных грантов на социальные нужды на общую сумму 1 млн. 950 тыс. сомов. Они были направлены на поддержку детей мигрантов, детей-инвалидов, бездомных, пожилых людей, жертв домашнего насилия и других социально уязвимых групп населения. Важно, что многие местные кенеши поддержали внедрение инновационного подхода и одобрили муниципальные программы ГСЗ.

По опыту пилотных городов и аймаков можно увидеть, что проблемы, которые долгие годы стояли как кость в горле, можно решить или серьезно изменить ситуацию, привлекая гораздо больший круг специалистов и услуг. Но, несмотря на очевидную пользу подхода, есть здесь и свои подводные камни.

Бэла Капарова, директор Центра помощи детям, пострадавшим от насилия и жестокого обращения при мэрии города Каракол, поделилась своим опытом внедрения ГСЗ.

– Разговоры о ГСЗ у нас в мэрии начались еще в 2017 году. Но только в 2019 году при тесном парт­нерстве с Институтом политики развития наши разговоры начали превращаться в дела.

В феврале мы приступили к исследованию и создали базу данных социальных проблем и перешли к разработке проекта. В итоге мы остановились на трех проблемах, актуальных для нашего города: отсутствие поддержки для женщин, переживших насилие, дети, оставленные родителями-мигрантами, и нарушение общественного порядка лицами без определенного места жительства.

В ходе реализации этих проектов мы столкнулись с трудностями. Население, представители власти, депутаты, представители некоммерческих организаций не знают, что такое ГСЗ и не понимают, как это работает. Из-за низкой информированности у нас были трудности в работе с депутатами местных кенешей. Пришлось провести несколько встреч с депутатами, представителями комиссий и партий. Ушло около года, чтобы убедить их дать нашим начинаниям зеленый свет.

Тем не менее работа пошла. В ходе подготовки выяснилось, что на каждом этапе есть множество непредвиденных и непредусмотренных трудностей. Но нам удалось прорваться благодаря Институту политики развития. Его специалисты консультировали нас иногда даже по ночам, чтобы успеть вовремя сделать все необходимое. Без них мы опустили бы руки и не смогли довести начатое до конца.

Еще одна проблема, которую мы очень остро почувствовали, – малое количество организаций, которые могли бы взять на себя реализацию того или иного проекта. По одной из тем у нас просто не состоялся конкурс, так как была подана всего одна заявка, без альтернативных вариантов. Так что пришлось дополнительно провести разъяснительную работу, чтобы вдохновить всех на участие. Сейчас работает три проекта на разных стадиях реализации.

Как отметила в своей речи Надежда Добрецова, председатель правления Института политики развития, есть ряд заблуждений, связанный с внедрением ГСЗ.

– ГСЗ становится модным словом, но не все правильно понимают его значение. Это всего лишь инструмент управления, а не самоцель и не результат.

Второе заблуждение – госзаказ нужен только для поддержки некоммерческих организаций. Это не так. ГСЗ – инструмент развития рынка негосударственных поставщиков услуг, куда входят и коммерческие и некоммерческие организации.

Бытует еще один миф, будто ГСЗ – это основной способ организации и предоставления социальных услуг. Нет и еще раз нет. У государства есть набор инструментов для этого, и ГСЗ всего лишь один из них. Выбор наиболее подходящих методов должен основываться на исследованиях.

Так как этот инструмент был внедрен относительно недавно, мы столкнулись с рядом трудностей при реализации на местных уровнях. Новый закон не учитывает некоторые различия между государственными органами и органами мест­ного самоуправления. Это не критика в адрес разработчиков проекта. Необходимо понимать, что многие нюансы всплывают в ходе практики и все предусмотреть невозможно.

Также есть проблема недостаточного развития поставщиков. В сельской местности зачастую не хватает организаций, которые могли бы участвовать в конкурсе и предоставить необходимые документы.

Играет роль и человеческий фактор. Глава одного айыльного аймака очень хотела реализовать проект, который бы помог семьям в трудной жизненной ситуации, особенно детям. Она приезжала, участвовала во всех наших мероприятиях, мы фактически вписали ее в наш список пилотных аймаков. Но когда она пришла со своей идеей в местный кенеш, то получила отказ из-за недоверия к такому новшеству. Мол, нельзя коммерсантам и сторонним людям доверять государст­венные деньги.

То есть даже политическая воля главы местного самоуправления не всегда имеет значение. Поэтому низкий поклон тем, кто смог начать работу, несмотря на проблемы, – заключила Добрецова.

Как бы то ни было, ГСЗ – это возможность вовлечь организации гражданского общества в процесс решения приоритетных социальных проблем нуждающихся людей, развить рынок негосударственных поставщиков социальных услуг, применить инновационные методы решения острых вопросов социального развития. Так можно изменить мировоззрение людей, показать, что нельзя взваливать на государство всю ответ­ственность за свое благополучие и, сложа руки, ждать перемен. Необходимо брать ответственность на себя и совместно с государством, как равные партнеры, решать любые проблемы.

Государственный социальный заказ (ГСЗ)

Это форма реализации социальных программ (проектов) и отдель­ных мероприятий, направленных на решение социально-экономических задач и оказание услуг за счет государственных бюджетных средств.

Закон о ГСЗ регулирует общие принципы, правовые и организационные основы формирования, размещения и реализации социальных программ.

Закон направлен на повышение эффективности использования государственных бюджетных средств, выделяемых для решения социально-экономических проблем, и улучшение качества предоставляемых социальных услуг населению.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us