Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Леди в погонах

Майор милиции Майрам Кадыркулова со школьной скамьи мечтала стать хирургом. Но детские грезы перечеркнул его величество случай. Наша героиня увидела по телевизору женщин в милицейской форме и решила стать одной из них. Все дальнейшие попытки родителей уберечь дочь от работы в правоохранительных органах не увенчались успехом.

– На семейном совете родители сделали последнюю попытку достучаться до моего сознания и убедить меня стать медиком. Но мое желание было окончательно и непреклонно. Я даже поставила им ультиматум: или я поступаю после школы в Академию МВД, или буду сидеть дома. Отец, зная мой непростой характер, дал свое согласие, – говорит наша героиня.

Как во время беседы призналась наша собеседница, беззаботное детство закончилось, как только она переступила порог учебного заведения. Трудности начались с вступительных экзаменов. Особенно крепко досталось на сдаче спортивных нормативов. Физической культуре здесь уделяют большое внимание. Поступать в Академию МВД Майрам отправились вместе с одноклассником Телеком. В отличие от нее, он уже с первого класса грезил офицерскими погонами и мечтал работать в милиции. Но судьба была более благосклонна к девушке. Телек на экзаменах не добрал нужных баллов и так и не надел курсантские погоны. А Майрам после успешной сдачи экзаменов нашла себя в списках первокурсников.

О первых годах учебы она может говорить часами. Именно тогда ей удалось проявить все свои лучшие качества: терпение, трудолюбие, умение прийти на помощь товарищу.

– Особенно запомнился курс молодого бойца. Вставать приходилось каждый день в пять часов утра и бежать на учебу. Там по нескольку часов строевые занятия на плацу, физическая подготовка и учеба в классах. Бесконечные уборки территории. Папа, попав в Академию в первый раз, был поражен чистотой. Он даже сказал, что у нас хорошо работают уборщицы. Домой возвращалась только под вечер. Сил хватало только поесть и лечь спать. Утром все начиналось сначала. Родители, видя, какие мучения мне выпали, предлагали бросить учебу. Именно тогда у меня с отцом состоялся разговор по душам. Он предложил альтернативный вариант: перевестись в гражданский вуз – Юридическую академию. «Если ты решила связать свою жизнь с милицией, то после окончания этого учебного заведения сможешь спокойно аттестоваться и надеть форму», – пытался убедить меня отец. Но пасовать перед первыми жизненными трудностями не в моем характере.

Потом, незадолго до своей кончины, отец вернулся к этому разговору еще раз. Он признался, что специально устроил эту проверку, оценил ее выбор и осознал, что правильно воспитал свою дочь. Майрам призналась, что очень жалеет, что отец не увидел ее в офицерской форме.

Было еще одно серьезное испытание в студенческой жизни нашей героини. 24 марта 2005 года всех курсантов подняли по тревоге. Была информация, что в городе неспокойно и на площади стала собираться агрессивно настроенная толпа. Революционеры начали громить магазины и офисы. В самый последний момент на улицу отправили только ребят, а всех девушек заставили переодеться в гражданскую одежду и отпустили до утра домой. Город был уже полностью во власти погромщиков. По улицам в поисках добычи бродили толпы приезжих. Около дома Майрам мародеры растаскивали продукты из магазина «Народный».

– Зрелище было страшное. Я поняла, что мой выбор работы в правоохранительных органах не напрасный, только милиция могла прийти на помощь людям, – призналась Майрам. – Дома у сестры нас уже ждал приехавший из села папа. Он стал собирать наши вещи и объявил, что сыт по горло этой городской жизнью и забирает дочерей домой. Здесь мне пришлось проявить характер. Я сказала, что утром в Академии построение на плацу и я не могу подвести своих товарищей. С папой домой поехала только сестра. Я осталась одна в квартире и до самого утра не сомкнула глаз. Под окнами всю ночь бегали мародеры.

Годы учебы в Академии МВД пролетели быстро. После выпуска молодой лейтенант Майрам Кадыркулова получила назначение на должность следователя в Сокулукское РОВД.

– Скидки на молодость нам никто там не делал. Уже через пару дней в качестве дежурного следователя заступила на суточное дежурство. Его я запомнила на всю жизнь.

В тот осенний день в дежурную часть райотдела милиции поступил необычный вызов. В селе Ново-Павловка в мусорном контейнере местные жители обнаружили труп новорожденного. В это время наша оперативно-следственная бригада была на квартирной краже. Закончив там все необходимые следственные мероприятия, мы отправились на этот вызов. Но к нашему приезду сельчане пригласили молдо. Он прочитал молитву, люди уже предали малыша земле. Я созвонилась с руководством и доложила о произошедшем. Мне ответили, что все действия сельчан незаконны, и мне, как представителю власти, нужно действовать в рамках существующего законодательства. Надо было эксгумировать труп новорожденного и отвезти его в морг для установления причин смерти. Сначала я очень долго уговаривала сельчан, которые были против этой затеи. Но это было не самым страшным. Вместе с местным участковым мы принялись выкапывать маленький трупик ребенка. Когда из земли показалась его рука, мне стало плохо. Слезы катались по лицу, тело била мелкая дрожь. Именно после этого случая я поняла всю тяжелую и жестокую сторону нашей профессии. С того дня прошло уже больше пятнадцати лет, а труп того новорожденного у меня перед глазами, – продолжает Майрам.

А потом в жизни следователя Кадыркуловой был апрель 2010 года. Ее вместе со всем личным составом подняли по тревоге. После обеда у здания Сокулукского РОВД начала собираться агрессивно настроенная толпа. Среди них было много людей в состоянии алкогольного опьянения. Среди бузотеров раздавались голоса взять здание милиции штурмом. Предстояло защищать его. Но к счастью тогда обошлось без человеческих жертв. Майрам призналась, что сильно переживала, не только за себя, но и за коллег.

Служба в райотделе помогла найти ей будущего супруга. Весь личный состав отмечал в кафе свой профессиональный праздник. К Майрам подошел парень и пригласил на танец. Уже потом, когда они стали мужем и женой, Эрлан признался, что сразу приметил ее, но боялся подойти. Все время думал, что она уже чья-то жена. Но под конец вечера решил, будь что будет.

– В райотделе я тогда проработала чуть больше недели и практически никого не знала. Я тогда даже не успела ничего рассказать о себе будущему супругу. Через несколько дней отправилась в ИВС за подследственным. Эрлан открыл мне дверь. Он даже спросил меня, к кому я пришла. Пришлось признаться, что я здесь работаю, – вспоминает наша собеседница. – Через три года он сделал мне официальное предложение. Но за это время наша любовь прошла через серьез­ные испытания. Молодые, глупые были. Поругались сильно, и, чтобы доказать свою правоту, я из Сокулукского РОВД перевелась в Чуйское ГУВД. Страдали мы очень сильно, но гордость не давала каждому сделать шаг друг к другу. За нас это сделали наши друзья. У них была свадьба, меня подруга пригласила в качестве дружки. Ничего ни сказав мне, ее будущий муж взял Эрлана себе в свидетели. Чтобы мы не сорвали свадьбу, держали все это в секрете до последнего дня. Именно тогда мы окончательно помирились и больше никогда не расставались. Вскоре на нашей свадьбе гулял весь личный состав, – рассказывает наша собеседница.

Сегодня милицейская семья воспитывает двоих детей. Сыну Эрдану уже восемь лет, дочери Эльдине – шесть. Сын, как и папа с мамой, мечтает стать милиционером. Все разговоры мальчик ведет только об этом. А вот дочь с малых лет видит себя медиком.

По словам нашей собеседницы, дети давно привыкли к их ненормированному графику. Например, сын, разговаривая с мамой по телефону, всегда спрашивает, когда они домой придут: когда на улице будет совсем темно или утром, когда светло. Если родители на суточном дежурстве, то спокойно отправляется спать. Если нет, то обязательно ждет возвращения.

– Пока дети маленькие, особо не задумываюсь, какую они выберут себе профессию. Вспоминаю себя, как мне родители пытались запретить стать милиционером. Вот, например, у некоторых наших сотрудниц мужья не выдерживают этого ритма жизни, постоянные ночные вызовы и дежурства. Мне хорошо, что муж тоже служит в милиции. Кем станут мои дети, мне небезразлично. Теперь мне стали близки тревоги и переживания моих родителей.

Сегодня майор Майрам Кадыркулова работает в должности инспектора службы общественной безопасности. Мы попросили нашу собеседницу охарактеризовать свою работу.

– Если взять в пример человека, то наше управление – это сердце. Через нас проходит вся организация работы любого милицейского подразделения. В подчинении все постовые, инспекторы ИДН и вся внутренняя службы области. Разрабатываем для сотрудников специальные методички, курируем их работу, – объяснила наша собеседница.

Напоследок Майрам призналась, что совсем не мечтает стать генералом.

– Пусть мой супруг, который долго проработал в уголовном розыске, примерит на себя генеральскую форму. Ведь в любой семье муж должен быть командиром. А за спиной генерала всегда стоит его вторая половинка.

Хочется заметить, что эта семейная пара, прослужившая в милиции почти по двадцать лет, не имеет своего жилья. Приходится ютиться на съемных квартирах. Одну зарплату они отдают за жилье, на вторую живут. Майрам призналась, что они давно стоят в очереди на приобретение служебного жилья. Но супруги не унывают. Им помогают родители и родственники.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us