Menu
imarat stroy
aiu kurulush

«Нашу республику называют перевалочной базой контрафакта»

Русланбек Умаров, наш сегодняшний собеседник, большую часть жизни проработал в государственных структурах. Подполковник финансовой полиции, который многие годы трудился на благо государства, однажды покинул стены ведомства и теперь готов открыто поговорить о коррупции в нашей стране, о том, что с ней делать и кому это выгодно.

– Несколько лет назад вы ушли с госслужбы и занялись детективной деятельностью. Почему?

– Деятельность детективов фактически ничем не отличаются от деятельности оперативных сотрудников правоохранительных органов. В основном это сбор информации. Разница лишь в том, что детектив собирает информацию только для конкретного человека – заказчика. А в государственной службе полученную информацию используешь в интересах государства и общества. Если детектив выявил признаки совершения преступления, он не может самостоятельно дать ход этому делу, а просто передает их клиенту, который принимает решение, что делать с этой информацией. Еще разница между моей работой и трудом госслужащего в том, что клиент платит хорошие деньги, а когда есть деньги и опыт, то частные расследования намного результативнее.

– В Кыргызстане большая конкуренция среди детективов?

– Сейчас в нашей стране это дело очень хорошо развито. Но я не скажу, что мы конкурируем. Я, наоборот, стараюсь объединить детективов в Кыргызскую ассоциацию. Мы консультируем друг друга, делимся опытом, помогаем в различных расследованиях. Не все знают, что можно делать, а что нельзя – приходится учить, объяснять. Я слышал, что есть детективы, которые занимаются установлением всяких шпионских программ, детализацией звонков, прослушкой – но ведь они рано или поздно попадутся на этом и будут строго отвечать перед законом. У детективов и без того много интересных и приносящих прибыль дел.

– Кто еще служит в вашей команде?

– Основной костяк моей команды – три человека, остальные внештатники. Когда я служил в финполе, у меня была большая агентурная сеть, штат информаторов. Например, если для моего расследования мне нужна бабушка, я звоню ей и прошу помочь в таком-то деле. Чаще всего это бывает необходимо для наблюдения. Она уже с опытом, и ей ничего не надо объяснять. Только ставишь задачу. Вы же не обратите внимания на старенькую бабушку на лавочке или в кафе за соседним столиком? А в это время за вами наблюдают. Есть среди моих внештатников студенты, женщины (есть даже женщины с детьми для массовки), мужчины. Все они разных возрастов и национальностей. Моя команда громадна. Но костяк – те, кто служил со мной уже много лет в правоохранительных органах.

– Работая с предпринимателями, вы можете обрисовать ситуацию, в которой находится наш бизнес? Насколько она сложная? Правда ли, что вести свое дело в нашей стране – страшно и подчас невыгодно из-за нечестных схем?

– Правда. Именно поэтому всем начинающим бизнесменам я рекомендую в первую очередь нанимать профессиональных, «сильных» юристов, адвокатов или детективов, в зависимости от поставленной задачи. Например, вам для вашего дела, неважно какого, нужна земля. Вы ее купили, построили дом, а через некоторое время появились другие хозяева на нее или оказалось, что там нельзя строить или еще что-то. Открывая свое дело, первый, кого вы должны принять на работу, – грамотный юрист, не пожалейте денег. В нашем детективном агентстве также есть своя команда адвокатов и юристов, которые с нами сотрудничают. В Кыргызстане много адвокатов и юристов, которые играют на две стороны. Когда я работал в финполиции, много таких видел. Они сами подходили к нам и предлагали за определенную сумму рассказать тайны своих клиентов, чтобы потом с этих же клиентов снять деньги, чтобы закрыть глаза на эти тайны.

– Как вы относитесь к идее наших властей давать процент тем, кто выдал коррупционера? Это действенная мера?

– Конечно, нет! Это еще одна лазейка для должностных лиц правоохранительных органов залезть в бюджет. На самом деле у них и без «стукачей» много бесплатной информации. А вы знаете, как они теперь будет делать? Сотрудники правоохранительных и надзорных органов будут полученную бесплатную информацию реализовывать через своих подставных людей, путем обращения с заявлением. И эти же заявления потом будут сами рассматривать. А после через этих же подставных людей станут требовать у государства свой процент.

– Вас обвинили в том, что ваш военный билет поддельный, а значит, вы не можете работать в органах. А как было на самом деле?

– Если бы он был бы поддельным, то тогда почему не возбудили уголовное дело по этому факту? В августе 1984 года в 17 лет у меня была травма почки. Настолько серьезная, что я был нетранспортабельным, и поэтому меня самолетом доставили из Чолпон-Аты в Бишкек. Там мне запретили даже двигаться. Пролежал 20 дней, меня переправили в Москву, где сделали операцию. Тогда я был в 9 классе. Через 9 месяцев, в мае, я прилетел в Кыргызстан и попал на призывную комиссию. Меня признали негодным к службе. Спустя 10 лет меня пригласили работать в налоговую полицию и направили вновь на военно-врачебную комиссию. Там провели переосвидетельствование и сказали, что служить по состоянию здоровья я могу. А потому выдали новый военный билет, как военно-пригодному, после чего в 1994 году взяли на работу в налоговую полицию. Спустя 21 год выяснилось, что если в первый раз тебя признают непригодным к службе, то второй раз переосвидетельствоваться по закону запрещено. Конечно, нонсенс, но ладно! Поэтому, не найдя на меня ничего компрометирующего, прокуратура, ГКНБ и МВД зацепились за этот факт и за военный билет.

В результате этой проверки прокуратура вынесла предписание военкомату – уничтожить мой военный билет путем сожжения. Такое беспрецедентное решение было принято Генеральной прокуратурой без возбуждения уголовного дела и без решения суда. Любой знает, что решения об уничтожении документа, выданного гражданину государством, выносится только судом! Как только сожгли мой билет, меня сразу отстранили с работы из-за отсутствия у меня военного билета. Я подал в суд и выиграл первую инстанцию! Их действия по аннулированию и сожжению моего военного билета межрайонный суд г.Бишкек признал необоснованным и незаконным. По сути, прокуратура и военкомат явно превысили свои полномочия. Но во второй и третьей судебной инстанции под давлением прокуратуры и ГКНБ суд признал действия по сожжению военного билета законными. Комментарии излишни! Кстати, те судьи Городского и Верховного суда, которые узаконили сожжение моего военного билета, сейчас обвиняются в коррупции и в скором времени сядут за решетку.

– А что вы думаете про дело Зилалиева, которого сейчас обвиняют в том, что выдал 41 лицензию одному человеку?
– В геологии также были и есть кураторы с ГКНБ, Финпола и прокуратуры. Они как кураторы обязаны были знать, кому и сколько лицензий было выдано. Почему они допустили монополизацию ресурсов, когда на одного человека выдана 41 лицензия? Почему виновным считают лишь Зилалиева? А кто был куратором от правоохранительных органов? Почему не докладывали об этом в свое время? Были ли соответствующие рапорты об этом? Если рапорты были, то почему не возникает вопросов к их руководству? Вопросов много.

– Контрабанда и контрафакт – это ведь тоже порождение коррупции. Как это все сказывается на наших отношениях с другими странами, хотя бы в рамках ЕАЭС?

– Конечно, они не могут не видеть происходящего в нашей республике. Скоро к нам должен приехать президент России Владимир Путин, и одна из целей его визита – проблема с защитой внутреннего рынка ЕАЭС, потому что через нас идет крупная контрабанда из Китая. Когда я взялся за защиту товарных знаков, выяснил, что многие из них завозят именно оттуда. К примеру, брендовую обувь, которую к нам завозят, часто декларируют не так, как следовало бы. Например, не как упаковку кроссовок, а как цемент или изделия из пластмассы. Потому что обувь не пропустят – так как без разрешения правообладателя товарного знака есть запрет на ввоз. Очень много контрабанды в Кыргызстан завозят через «прозрачные» границы в страны ЕАЭС и наоборот. Конечно же, нашим партнерам это не нравится. У нас даже трактор могут завести из КНР и растаможить как яблоки.

– Как решить эту проблему?

– Купить нормальное рентгеноборудование на постах, которое позволит видеть, что везут на самом деле.

На конференции Антиконтрафакт-2019 нашу республику назвали перевалочной базой контрафакта. Мне это неприятно было слышать. Из-за бездарных и безответственных чиновников подрывается имидж нашего государства.

И в итоге получается, что Кыргызстан – бездонная бочка, в которой складируется все подделки.

 

Поделится в
 
back to top

Случайные

Follow Us