Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Без права на ошибку

Наших соотечественников можно встретить везде: и в Москве, и в Саратове, и на Бали и в Париже. Везде нужны умелые руки и светлые головы из Кыргызстана. Наша сегодняшняя героиня, Жыпаргул Кудайбердиева, живет и работает в Новосибирске. В ее руках жизни будущего поколения, и это не метафора, ведь она детский хирург.

– Мне 26 лет, я практикующий детский хирург в Бердской центральной городской больнице Новосибирской области. Мы работаем с супругом, его зовут Болот. Ему тоже 26 лет, мы сокурсники. Только он врач-уролог. Иногда проводим операции вместе. На работе стараемся говорить только на русском, только если мне что-то не нравится, говорю на кыргызском, особенно в операционной.

Родилась я в обычной семье, в Ошской области, в селе Кызыл-Аскер. Маме 49 лет, она у меня бизнесвумен, папе 49 и он фотограф. Есть 21-летняя сестренка Клара, учится в Китае. Самому младшему, Элзатбеку, 15, он школьник.

Жыпаргул с восьми лет росла у бабушки и у род­ственников со стороны мамы, которые для нее стали вторыми родителями.

– У нас был строгий режим дня, созданный дедушкой. В определенное время помогали по хозяйству, потом все дети собирались и играли, купались в речке. Питались натуральными продуктами. Не знали, что такое интернет. Засыпали, рассматривая рисунки на ковре.

Я почти каждый год меняла школу, из-за переездов к другим родственникам. В восьмом классе стала жить в столице, поступила в частную школу, где учатся одни девочки. Там у меня появился интерес к биологии и химии. Мама, оказывается, очень сильно хотела стать врачом, но в силу каких-то обстоятельств не смогла. Поэтому я решила поступить в медицинский и исполнить заодно мечту мамы. Окончила КГМА в 2016 году, выбрала специальность «лечебное дело».

Девушка признается, что ей попалась очень хорошая и дружная группа, за 6 лет они стали друг другу как родные. Такая атмосфера еще больше подстегнула Жыпаргул вникать во врачебные премудрости.

– В конце шестого курса начали рассматривать все возможные учебные заведения в России и Турции для прохождения ординатуры. С одногруппницей Эльнурой выбрали Новосибирск, успешно прошли тестирование, а после так и остались в Сибири.

Изначально я не хотела оставаться на базе КГМА. Есть знакомые врачи, которые после окончания ординатуры в КР приехали в РФ и снова поступили на ту же специальность, в итоге потратив четыре года. В Кыргызстане мне не нравилась организация учебного процесса клинических ординаторов, хотя у нас много опытных грамотных врачей, у которых можно было бы получить колоссальный опыт.

В итоге поступила в Новосибирский государственный медицинский университет (НГМУ), прошла ординатуру по специальности «детская хирургия», успешно окончила ее в 2018 году.

Наша землячка призналась, что ординатура далась ей нелегко – врачи там трудятся, не жалея себя.

– Во время ординатуры я работала в скорой помощи с восьми вечера до восьми утра каждые двое суток, с 16.30 до 19.30 трудилась детским хирургом в поликлинике, 2-3 раза в неделю дежурила в отделении детской хирургии. В итоге ночевала дома максимум 1-2 раза в неделю. Приходила домой между работами, чтобы принять душ и приготовить еду.

Детская хирургия – это очень сложное направление, которое требует ответственности, внимательности, чуткости, времени и терпения. Детский хирург должен также обладать навыками психолога, уметь успокоить не только малыша, но и его родителей, также испытывающих немалый стресс. В начале практики мне было страшно и до сих пор перед каждой операцией я чувствую волнение.

Жыпаргул не успела поработать врачом на родине, но по рассказам одногруппников и родственников она знает, что есть существенные отличия как в подходах к лечению, так и к организации этого процесса.

– В российских государственных медицинских учреждениях оперативное вмешательство, включая сложнейшие операции, проводится абсолютно бесплатно по системе ОМС (Обязательное медицинское страхование). Все необходимые лекарственные средства тоже предоставляются безвозмездно, родители больных детей не платят деньги за койку и дни, проведенные в больнице. В поликлинике периодически проводятся профилактические осмотры у узких специалистов, если даже ребенок здоров.

Например, профилактические осмотры у детского хирурга в один месяц, полгода, год и так далее. У детей часто встречаются врожденные паховые, пупочные, грыжи белой линии живота, гидроцеле, крипторхизм и др. Эти патологии требуют оперативного лечения в определенном возрасте и в основном выявляются во время профилактических осмотров.

По словам девушки, интересные случаи происходят практически каждый день.

– Поступил к нам в отделение мальчик шести лет. Семья приехала из Казахстана. Ребенок истощенный, бледный, огромный вздутый живот. У него с рождения не было полноценного самостоятельного стула. В один год ему был поставлен диагноз – болезнь Гиршпрунга. Лечение только оперативное.

Родители от предложенной операции категорически отказывались. До шести лет ходили по бабкам-«целительницам» и пытались вылечить бедного ребенка иглоукалыванием. После пяти лет безуспешного лечения приехали для проведения операции в нашу больницу. Хроническая форма болезни Гиршпрунга встречается редко, оказывается, в основном родители сами доводят детей до этого состояния. Если бы они согласились раньше, спасли бы больше участка кишки.

Я выбрала эту историю не случайно. Уважаемые родители, не бойтесь операций! Если врачи предлагают ее, значит это необходимо для вашего ребенка. За здоровье малыша отвечаете только вы! Без вашего согласия врачи при всем желании не смогут помочь.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us