Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Любовь за деньги

Наш сегодняшний собеседник – представитель очень необычной профессии. Он сутенер. Имя его, мы, конечно же, озвучить не можем. Да и на диалог он согласился исключительно на условиях полной анонимности. Мы даже встречались с ним ночью, в машине, не включая свет в салоне. Однако беседа вышла очень интересной. Итак, «Мегаполис» предлагает вам взгляд на коммерческую любовь изнутри.

– Как вы попали в этот бизнес, если это можно назвать бизнесом?

– Как и все обычные люди попадают на разные другие работы. Я устал работать в офисе, и мне предложили попробовать себя в этом деле.

– Тут достаток больше?

– Дело было не в деньгах. Здесь просто интереснее работать.

– Сколько вы получаете в месяц?

– В месяц по-разному. В день в среднем от 5 – 15 тысяч сомов.

– А как вы сами относитесь к коммерческой любви?

– Отлично. На мой взгляд, это самый честный вид взаимоотношений между людьми. И это самый честный бизнес.

– Почему?

– Потому что человек продает то, с чем он родился. Он это не украл, он не пытается никого обмануть, да и нет такой возможности. Клиент сразу видит, что покупает. Это не яблоки на базаре, которые с виду хорошие, а внутри гнилые. Здесь все прозрачно.

– А почему тогда это запрещено во многих странах и, в частности, не приемлется законами Кыргызстана?

– Я думаю, это не больше, чем попытка социума поставить еще одни рамки. Знаете, вот эта привычка навешать на общество массу ограничений. Хотя я не понимаю, как можно запрещать то, что предусмотрено природой. Я считаю, что коммерческий секс он даже честнее брака. Потому что здесь нет «игр», здесь все заранее оговорено. Она не перезвонит на утро, не потребует цветов, а он не будет преследовать ее ревностью и требовать готовить ему завтрак. Два взрослых человека просто встречаются чтоб получить то, что хотят: один получает удовольствие, другой деньги, потом они расходятся. И никаких претензий. Здесь нет, как в обычных влюбленностях образов партнеров, нет разочарований. Все честно. На что рассчитывал, то ты и получил.

– А у вас были взаимоотношения с вашими работницами?

– Нет.

– Брезгуете?

– О, нет, что вы. Они просто начинают наглеть после такого. То есть, вот работала она нормально, начались у нее отношения с сутенером, и она сразу начинает вести себя по-другому, требовать преференций, особого отношения и так далее. Нет. Работу нельзя смешивать с личной жизнью.

– А у вас есть женщина, жена, девушка?

– Конечно.

– И как она реагирует на ваш род деятельности?

– Плохо. Постоянно ревнует, боится, что я не только поставляю девочек клиенту, но и сам ими пользуюсь. Хотя я много раз объяснял. Работа есть работа, там не может быть ничего личного, иначе я просто срублю сук, на котором сам же и сижу.

– Что надо сделать жене, чтоб муж никогда не пошел к жрицам коммерческой любви?

– Ничего. Что нужно делать жене, чтоб муж ел только борщ и только у нее? Даже если это самый божественный борщ в мире, ему захочется жареной картошечки. И дело не в том, что борщ стал плох, просто всем хочется разнообразия. Всем хочется попробовать чего-то нового. К этому не стоит относиться слишком эмоционально.

– Кто ваши клиенты? Нарисуйте общий портрет

– Это люди, обычные люди. Они работают с вами, они ваши соседи, ходят с вами на работу, ездят рядом в маршрутке. Возможно, даже живут под одной с вами крышей. Это и бизнесмены, и чиновники, и обычные работяги, и студенты. Вопрос только в том, что у этого человека должны быть свободные деньги.

– А сколько стоит час с такой девушкой?

– Все зависит от категории, в которую она входит. В среднем, от 2,5 до 5 тысяч сомов.

– Как вы выбираете девушек для работы?

– Я не могу сказать, что есть особый кастинг. Тот, кто хочет работать, сам ко мне обращается, а я уже оцениваю, стоит с ней сотрудничать или нет. Здесь играют роль и мои собственные предпочтения, я могу сказать, какая девушка красива, а которую никто не захочет взять. Важен рост, вес.

– А возраст имеет значение?

– Нет. Совершенно нет. Это то, что я не оцениваю. Я не паспорт продаю. Главное, чтобы ей было 18 и больше.

– Морально и эмоционально любая девушка может стать проституткой?

– Когда есть нечего, и не таким займетесь. Вопрос не в том, на сколько вы готовы, а в том, насколько вам это необходимо.

– Правда, что в основном девушки такой профессии необразованны?

– Нет. У моих девушек почти у всех есть высшее образование и порой не одно. Они красивы, умны, самодостаточны. И не каждая глупая ПТУшница додумается продать свое тело.

– В фильмах, когда показывают таких девушек, у них всегда есть грустная история. Про больных родственников, про то, как суровая жизнь заставляет идти по этому мутному пути. А в реальности есть девушки, которые делают это не из-за финансовой необходимости, а потому что хотят?

– Есть, конечно. Я про тех, кто идет не потому, что доедает последний кусок хлеба, а о тех, кто хочет есть этот хлеб с икрой, сидя в шубе на Мальдивах. То есть те, кому официально предлагаемых зарплат мало. Если же вы спрашивали о тех, кто идет в эту профессию из-за любви к самому процессу соития, то такие не работают в коммерческой любви. Они идут в бары и там ищут себе партнеров и даже не задумываются, что на этом можно делать прибыль.

– Знимаясь этим делом можно заработать на шикарную квартиру?

– Запросто. Меньше, чем за год на однокомнатную, например. Если не спускать сразу все заработанное, как это делают почти все мои работницы.

– Вы никогда сами не предлагали девочкам работать? Не было такого, что вы стояли в очереди за молоком, а тут увидели женщину, которая отлично бы подошла для такой профессии?

– Нет. Сам я никогда такого не предлагаю. Я могу сделать такое предложение девушке, которая уже работает у кого-то другого. Но обычной женщине на улице – никогда.

– Какую девушку вы точно никогда не возьмете на работу? Знакомую, может быть, или родственницу?

– Жену. А если захочет родственница или подруга – без проблем. Если она хочет зарабатывать деньги, пожалуйста, и мне не важно, как она это делает.

– А у твоих работниц есть мужья?

– Да, есть. И они в большинстве своем знают, чем зарабатывают их женщины. Многие родители моих девочек в курсе их профессии.

– Неужели они не против?

– Женщины содержат мужей на эти финансы. В итоге партнеры понимают, что это только бизнес, как и обычная, любая другая работа и никаких проблем у них дальше не возникает.

– А в ваше профессии есть мужчины, продающие себя?

– Да. И они намного дороже женщин. Потому что для мужчины это гораздо более трудоемкая и энергозатратная работа. И о том, что можно просто принять таблетку и мужчина готов к действию, говорят те, кто не знает, как это на самом деле. На медикаментах долго не проработаешь, здоровье быстро испортится. И мужчины хуже работают – на них меньше клиентов и они быстро уходят из профессии. Женщины-клиентки более щедрые, более интересные, и они часто забирают мальчиков себе, снимают им квартиры, покупают машины, платят какие-то ежемесячные суммы.

– А кто эти клиентки?

– Это жены мужчин, у которых есть большие деньги. А у кого они есть, догадайтесь сами.

– Сколько примерно получает мужчина в коммерческой любви?

– От 8 до 10 тысяч за час.

– Правда ли, что все женщины в этой профессии обязательно грязны и заразны?

– Нет. Я даже больше скажу, женщины в этой профессии более чистоплотны. Они регулярно проверяются, следят за интимной гигиеной. Это ведь вопрос их заработка и они не хотят его терять.

– На что чаще всего жалуются девочки?

– На пьяных клиентов. Многие мои работницы совершенно не пьют, а клиенты заставляют. Потому что у пьяного человека главная идея – напоить всех вокруг, а клиент всегда прав, и в такие моменты возникают сложности.

– Правда ли, что мужчины не уважают таких женщин, часто бьют, унижают?

– Нет. Это опять кинематограф и его мифы. У нас нет, конечно, общепринятой культуры взаимоотношений с такими девушками, все зависит от воспитания. Но многие воспитаны у нас в азиатских традициях почтения и порядочного отношения к женщине. Бывает, кстати, когда их вызывают для того, чтоб просто поговорить, пожаловаться, посоветоваться, высказаться. Бывает, что моих девочек даже замуж зовут. Бывает, даже на самом деле и живут душа в душу. А бывает, девушка выходит замуж за клиента, а через два месяца возвращается на работу, потому что привыкла к этим деньгам и достатку.

– В фильмах, раз уж мы о них говорим на протяжении всего интервью, показывают сутенеров, как очень злых людей, которые бьют своих работниц и вынуждают работать, даже когда те не хотят. В жизни так же?

– Нет. В нашей стране все демократично. Если девочке не нравится работать, она в любой момент может уйти.

– А как вы находите клиентов? Вам нельзя давать рекламу, «бегущую» строку на ТВ не дашь, даже в интернете не опубликуешь.

– Сарафанное радио. Друзья делятся контактами с друзьями. Есть и постоянные клиенты у самих девочек.

– А зачем вы нужны тогда этим девочкам? Они же могут вызвать такси и ездить, зарабатывать сами.

– Со мной веселее, я прикольный, умный и красивый (смеется). А если серьезно, охрана. И опять-таки, обычному таксисту ты сумочку не оставишь, деньги, заработанные от предыдущего клиента, постеречь не попросишь. Тут скорее даже не они на меня работают, а я на них. Как личный водитель-телохранитель.

Поделится в
Еще из этой категории: « Шанс выжить Игра как образ жизни »
back to top

Случайные

Follow Us