Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Шанс на выживание или расцвет криминала?

Законодатели Кыргызстана стоят перед непростым выбором: разрешить ли частным клинкам проводить операции по трансплантации органов или нет. С одной стороны, выдача разрешений частным клиникам позволит привлечь в страну большие деньги, с другой – велика вероятность роста криминальных операций и торговли органами.

Закон, регулирующий сферу трансплантации и пересадки органов, принят в Кыргызстане в 2016 году. Согласно ему, проводить трансплантацию можно только в государственных клиниках, пересадка органов возможна только от близких род­ственников. В новой редакции закона предлагается разрешить проводить пересадку органов частным клиникам, а в качестве доноров могут выступать и дальние родственники. Для того чтобы принять взвешенное решение, была создана согласительная комиссия из ученых и врачей – тех, кто действительно разбирается в этом вопросе.

Что говорят специалисты

Так ли необходимы эти поправки в закон, действительно ли только они способны помочь в развитии трансплантологии в Кыргызстане, мы узнавали в главы научно-исследовательского института хирургии серд­ца и трансплантации органов, доктора медицинских наук Жамалбека Ашимова.

– В этом вопросе наш институт выступает последовательно. До того как разрешить проводить операции частным клиникам, нужно прежде всего создать альтернативу в виде государственной клиники, чтобы и социально уязвимые слои населения могли оперироваться у нас бесплатно или на льготной основе, – утверждает Жамалбек Ашимов. – До того момента пока мы не наладили процесс в государственных клиниках, передавать разрешение частным мы считает преждевременным. Это проблему решит только частично. Понятие трансплантации довольно широкое, и проведение операции по пересадке органов занимает лишь десятую часть от общей проблемы.

Нерешенных задач в отечественной трансплантологии, действительно много, уверены врачи. И государству в первую очередь необходимо заняться их устранением. Восполнение нехватки профессионального оборудования – одна из первоочередных задач.

– Сложностей в трансплантации очень много, мы разделяем проблемы по юридическим, морально-этическим, финансовым принципам, – говорит Жамалбек Ашимов. – Здесь есть не только финансовые, но и проблемы морально-этического характера. В настоящее время мы можем делать пересадку от живого родственного донора. Не у всех пациентов есть такая возможность. Многие уезжают за рубеж не оттого, что у нас эти операции не делаются, а оттого, что нет подходящего донора, а в тех странах, куда они уезжают, есть возможность более расширенного донорства.

По данным ВОЗ больше всего в мире проводится операций по пересадке почек, на втором месте – пересадка печени.

Трансплантация органов – самый эффективный метод лечения таких заболеваний, как хроническая почечная недостаточность в терминальной стадии, цирроз печени. Сохранить жизнь таким больным может и проведение процедуры гемодиализа или плазмофереза, однако врачи уверены, что это не решит всех проблем. Для государства экономически выгоднее развивать именно трансплантологию.

– Больные с хронической почечной недостаточностью – это люди трудоспособного возраста из социально-уязвимых слоев населения. При проведении процедур гемодиализа они утрачивают свою трудоспособность, тогда как при пересадке почки, они могли бы еще работать на благо страны, – уверены врачи.

С 2016 года в Кыргызстане проведено десять операций по трансплантации почек. Восемь из них проведены успешно, что доказывает высокий профессионализм кыргызстанских врачей трансплантологов. Все операции проводятся за счет пациентов, на саму трансплантацию государством деньги не выделяются. Стоимость операции – около 350 тысяч сомов. В эту сумму входит только работа врачей. Донорами обычно выступают близкие родственники больного. Медикаменты пациенты оплачивают самостоятельно. Стоимость аналогичной операции в Турции или Индии – в среднем 20 – 30 тысяч долларов США.

– Для проведения трансплантации необходимо дополнительное оборудование. В 2016 году наш институт впервые в Кыргызстане провел трансплантацию почки от живого родственного донора с помощью нашего соотечественника из Турции. После этого мы уже своими силами провели десять операций по пересадке органов. И доказали, что наши специалисты готовы к проведению таких операций. Однако необходимо дополнительное финансирование для оборудования, для лабораторий, для послеоперационного периода. Несмотря на то что трансплантация лучше, чем пожизненное получение процедур гемодиализа, все же люди, которым пересадили почку, остаются больны. Они всю жизнь вынуждены принимать иммунодепрессивные препараты, их всю жизнь сопровождает риск отторжения почки, развития инфекционных осложнений. И, как мне кажется, частные клиники не будут заинтересованы в устранении этих проблем, – сообщает Ашимов.

Вся нагрузка по реабилитации ляжет на государственные клиники и на плечи самих пациентов. А это очень большие деньги. Риску подвергается не только здоровье больного, но и здоровье донора. Решиться на этот шаг довольно сложно. За рубежом у живого донора в обязательном порядке есть адвокат, который следит за тем, чтобы все процессуальные нормы были выполнены в соответствии с законом. Адвокат не имеет отношения ни к клинике, ни к родственникам больного, он защищает интересы донора. В Кыргызстане такой практики нет.

Сколько стоит наша жизнь?

Еще одна проблема, с которой могут столкнуться кыргызстанцы – развитие теневого рынка донорских органов. Спрос на них неуклонно растет и намного превышает предложение.

Среднюю оценку стоимости донорских органов на европейском рынке провела правозащитная организация Human Rights Watch. Почки там стоят до 230 тысяч евро, печень – до 133 тысяч евро, легкие – до 150 тысяч евро.

Те, у кого нет таких денег, отправляются в трансплантационный туризм. В странах третьего мира цены, разумеется, гораздо ниже. Зачастую донорами становятся бедные, социально-уязвимые слои населения. Продажей органов они стремятся улучшить свое материальное положение, не задумываясь о том, что сами могут лишиться здоровья.

– Трансплантация и врачи-трансплантологи должны быть под особым контролем у государства. Без этого контроля сфера трансплантологии может быстро коммерциализироваться и криминализироваться, – уверен Жамалбек Ашимов.

«Серая трансплантология» процветает в основном из-за бедности населения стран третьего мира. Торговцам органами не приходится воровать людей с целью продажи их на органы. Гораздо проще и безопаснее договориться с желающими стать донорами за деньги. Благо от таких людей отбоя нет. Например, Индия известна не только как мировой центр трансплантологии, но и как страна с самым большим количеством доноров – 10% от общего количества граждан.

На доске объявлений республиканских центров гемодиализа в Бишкеке иногда появляются вот такие объявления: «Продам почку, цена: 10 тысяч долларов», далее следует описание группы крови, резус фактора, возраст и пол донора, контактный телефон. При совпадении физических параметров донора с реципиентом, наличии денег, операцию могут провести в Индии, Турции или Пакистане. Если парламент примет поправки в закон о трансплантации, подобные операции возможно будет делать, не выезжая из страны.

Обложили со всех сторон

В Кыргызстане средств на развитие трансплантологии нет. Зато с 1 января 2019 года вступили в силу поправки в Уголовный кодекс Кыргызской Республики, касательно ответственности врачей-трансплантологов. Теперь нарушение установленного законом порядка проведения трансплантации органов, незаконная торговля ими, незаконное проведение опытов на человеке попадает всего лишь под определение проступков. Таким образом, наказание нерадивым врачам можно будет свести к штрафу или к условному сроку.

– Нас просто вынуждают дать согласие на принятие этого закона, – говорит Жамалбек Ашимов. – Но у нас ничего не готово, для того чтобы контролировать деятельность частных медицинских центров, следить за исполнениям закона. Мы против такого безрассудного шага, он может привести к очень печальным последствиям. У нас, в государственных клиниках, есть госкомиссия, которая регулирует вопросы между донором и реципиентом, и, если донор не подходит, ему отказывают в проведении трансплантации, даже если он очень хочет продать свой орган. Но мы не можем гарантировать подобного, если делать такие операции разрешат частным клиникам.

Пока вопрос, сможет ли власть контролировать деятельность такого прибыльного бизнеса, как трансплантация органов, остается открытым.

Поделится в
 
back to top

Случайные

Follow Us