Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Радикализация: положение пожароопасно

Исламский фактор все больше укрепляет свои позиции в Кыргызстане. Новые мечети различного толка вырастают как грибы после дождя. Сегодня их общее число – 2647. Для сравнения: общеобразовательных школ в республике всего 2262. Как раз низкая образованность большой части населения становится благодатной почвой для различных религиозных течений, в том числе радикальных. В 1991 году с принятием либерального закона о религиях, был запущен взрывоопасный процесс, остановить который теперь крайне сложно.

О влиянии исламского фактора и радикализации населения Кыргызстана рассказал доктор политических наук, профессор, экс-директор Госагентства по делам религий при правительстве КР Жолборс Жоробеков.

Религиозный бардак

– Жолборс Жоробекович, сегодня все больше кыргызстанцев причисляют себя к мусульманам. При этом верующие рьяно соблюдают религиозные обряды и даже облачаются в арабскую одежду. Исламизация налицо. Что вы об этом думаете?

– Действительно, идет процесс исламизации. В 2000 году хадж совершили 400-500 кыргызстанцев, а сегодня уже 5 тысяч. Кроме того, идет общая орелигизация нашего общества. Обороты набирают не только мусульманские течения, но также христианские и нетрадиционные, например, мормонизм, саентология и прочие. Это религиозный бардак. Начался он, потому что государство не может должным образом контролировать процесс. Власть ослабла в результате двух революций и необузданной демократии.

По поводу одежды и другой внешней атрибутики. Я много общался с исламскими учеными из разных стран мира. У каждого народа одежда должна быть своя, в зависимости от культурных и климатических особенностей. Коран вовсе не предписывает любой мусульманской женщине обязательно носить хиджаб, а мужчине – длинные арабские рубахи и широкие штаны. Еще в 50-60-х годах верующие кыргызы носили свою традиционную национальную одежду: чапаны и колпаки. Сегодня многие наши мужчины внешне подражают арабам и носят бороду по сунне, которая, кстати, далеко не всем идет. У нас есть собственные культура, история, традиции, которые не стоит забывать.

– Вы назвали нынешнюю ситуацию религиозным бардаком. Почему так получилось?

– В начале 90-х, когда царила демократическая эйфория, мы одними из первых бывших союзных республик приняли закон о религиях. Показали миру, какие мы либеральные и открытые. Этим мы создали себе огромную проблему. Я работал в Госкомитете по делам религий, поэтому знаю ситуацию изнутри и снаружи. У нас даже 5-6 человек могут создать религиозную организацию. И если Госкомиссия откажет им в регистрации, то они подадут в суд и все равно узаконят свое сообщество. Поэтому до сегодняшнего дня мы не можем запретить многие нетрадиционные религиозные организации и даже откровенно деструктивные секты.

– Как же навести порядок в этой сфере?

– Надо менять нормативно-правовую базу, ужесточать ее. Будучи депутатом Законодательного собрания в 1996 году, я пытался изменить закон о религии. Задумка была такая: дать больше прав традиционным религиям и запретить нетрадиционные течения. Но в тех реалиях осуществить это было сложно. После меня комитет возглавил Каныбек Осмоналиев, который смог внести в закон о религиях положительные изменения. Но этого мало. Провести необходимые поправки мешают сами религиозные организации и НПО, которые по любому поводу сразу поднимают шум. Опять же, когда у нас запретили проводить даават (прим. ред. – миссионерство), мусульмане возмутились, почему им нельзя проповедовать, обходя дома, а Свидетелям Иеговы – можно. Поэтому в вопросе религиозного упорядочивания необходимо принимать комплексные меры. Ведь у нас сейчас действует масса религий и течений, что может привести к длительной братоубийственной войне, как это было в Ливане.

Бомба замедленного действия

– Не секрет, что за счет финансовых вливаний из ОАЭ, Турции, Саудовской Аравии в Кыргызстане строят новые мечети. В них проповедуют разные направления ислама. Таким образом закладывается бомба, становятся возможны конфликты на религиозной почве. По вашему мнению, насколько реален подобный сценарий?

– Это не исключается. К сожалению, некоторые наши политики охотнее находят инвесторов для постройки мечетей, чем школ, которых катастрофически не хватает. В итоге мы открываем ворота влиянию всевозможных религий и течений. Среди них есть радикальные, например, «Таблиги Джамаат», «Жайшуль Махди», «Джебхат ан-Нусра», ИГИЛ и так далее.

Ислам – религия мира. Но когда в каждом селе по нескольку мечетей разного толка, о каком мире может быть речь? Завтра между самими мусульманами запросто может разгореться война. 

– Тем более учитывая, что республика – светская…

– Конечно, мы – светское государство, так написано в конституции. У нас должны работать светские нормы, а не религиозные. Не надо кричать на каждом углу, что я, мол, правоверный мусульманин и пятикратно читаю намаз. Вера – личный, почти интимный вопрос для каждого человека. Религиозная принад­лежность в светском государстве не козырь в общественных делах. Но, к сожалению, некоторые наши политики малообразованны в религиозной и светской части, поэтому выставляют свою веру напоказ в качестве преимущества.

Обычно религиозные деятели говорят: Кыргызстан – светский, и мы отделены от государства. Но они неправильно это толкуют. Я считаю, что государст­во должно брать инициативу на себя, контролировать мечети, начиная от норм строительства и заканчивая содержанием проповедей. Например, соседние Узбекистан, Казахстан, Россия и в отношении религий менее демократичны, чем мы. Религиозная политика того же Назарбаева мне очень импонирует. Я считаю, наш президент тоже должен сказать свое веское слово.

Преодолеть необразованность

– Сегодня большинство верующих знакомы со священными текстами посредством устной интерпретации имамов. В итоге многие люди понимают ислам в искаженном виде. Вы сталкивались с подобными перекосами?

– Имамы имеют большую власть над умами: люди их слушают и беспрекословно верят. Однако бывает, что священнослужители на местах проповедуют то, что им хочется. У них зачастую нет должного образования. После таких проповедей сельчане не пускают детей в школу, отказываются от прививок и медицины как таковой. Я видел много таких случаев. Поэтому государство должно всецело контролировать деятельность духовенства.

– Жолборс Жоробекович, скажите как ученый, каким образом можно преодолеть общую и религиозную необразованность среди духовенства и населения? Например, сегодня в общеобразовательных школах с 9 класса в качестве пилотного проекта вводится курс «Истории религиозной культуры». Это хороший шаг в направлении религиозной образованности молодежи, своего рода прививка от радикализма.

– Увы, за последние 25 лет мы так и не смогли подготовить разносторонне развитую и образованную мусульманскую интеллигенцию. Будущий мулла хотя бы до 9 класса должен учиться в общеобразовательной школе. Только так он сможет давать адекватные ответы на вопросы верующих. Сегодня в Исламском университете пытаются готовить будущее духовенство согласно требованиям Минобразования. Задумка хорошая. Изучать Коран и разные его переводы и трактовки – важно для священнослужителя. Но наряду с этим он должен знать историю, математику, литературу, языки. А по выходу из стен вуза получать диплом гособразца.

– Люди обращаются к религии в том числе из-за отсутствия государственной идеологии, что само по себе неплохо. Но зачастую через такие организации происходит радикализация. Что мы можем предложить людям, особенно молодежи, вместо религии?

– Увы, взамен ислама в плане идеологии мы мало чего можем предложить. Даже работу не можем предложить. Потому что многие люди идут в религию от безысходности.

– Различные течения, неконтролируемость процесса, радикализация молодежи, экономическая нестабильность…Как в нынешней запущенной ситуации избежать конфликтов на религиозной почве?

– Здесь нужна комплексная работа президента, парламента, правительства, интеллигенции. Конечно, необходимо подключать к решению проблемы компетентные силовые структуры. Они, кстати, этим давно занимаются. Я разговаривал по этому поводу с некоторыми специалистами из милиции. Они признаются, что работа идет день и ночь, но видимых результатов она не дает. Угроз, связанных с радикализацией, становится все больше и больше. Сегодняшнее положение крайне опасное. Достаточно одной искорки, чтобы полыхнул сильнейший пожар, который практически невозможно будет затушить. Поэтому целесообразно создать национальную комиссию по религиозным вопросам при президенте, членами которой должны быть авторитеты из духовенства, представители интеллигенции, правоведы, а также заслуженные общественные и государственные деятели. Миссия этой комиссии, по моему мнению, заключается в подготовке новых законопроектов, учитывающих сегодняшнюю ситуацию, а также внесение предложений общественности по религиозным вопросам.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us