Menu
imarat stroy
aiu kurulush

На сцене ивентор

Много лет назад, еще во времена Советского Союза, была такая профессия – массовик-затейник. Это человек, который придумывал и проводил культмассовые мероприятия. Позже появились такие специалисты, как тамада – человек, который только проводит мероприятие. И есть еще люди, придумывающие конкурсы, а еще оформители, дизайнеры и много других профессионалов, создающих праздник. Но искать каждого из них, с каждым по отдельности договариваться неудобно. И тогда на сцене появляется он, «человек-оркестр» – ивентор. Подробнее о том, что это такое, нам рассказал Егор Паньшин.

Когда я назначала встречу с нашим собеседником, очень боялась, что он откажет. Ведь у него каждый день расписан, в неделю он организует десяток различных мероприятий. Назначать интервью пришлось заранее – за десять дней до встречи.

– Кем вы себя считаете? Тамадой, шоуменом, организатором?

– Это настолько молодая профессия, что даже устоявшегося слова для нее не придумали. В Советское время меня бы назвали «специалист по культурно-досуговой деятельности». Кто-то называет меня «ведущий», кто-то говорит: «А, так вы тамада?» Я и с этим соглашаюсь, если людям так понятнее. Но тамада – это человек, который просто проводит мероприятие и может подобрать программу из двух, трех номеров. А организатор мероприятий – понятие намного более широкое. Последние годы приживается слово «ивентор» (event c английского «мероприятие») – это человек, который видит схему мероприятия, профессионал во множестве сопредельных специальностей.

– И чем вы занимаетесь? 

– Мы беремся за мероприятие от его самого начала – от идеи торжества до того, как гостей будут провожать. Но это в теории. В реальности заказчики всегда пытаются на чем-либо сэкономить и часть вопросов берут на себя.

– Но ведь вы выполняете не только роль тамады и сценариста, вы еще и некий завхоз мероприятия?

– Лишь 20% усилий моей деятельности занимают творческие мероприятия. Все остальное – подбор фотографа, декор, оформление, фотостенды, фотозоны, пригласительные, одежда. 80% труда остается за кадром. Их никто не видит, но без этого праздник не оставит хорошего послевкусия.

– Как и почему вы решили заниматься организацией мероприятий?

– В 2006 году появился такой проект, как Encounter (рус. «Энкаунтер» – «случайная встреча», «первый опыт», «неожиданное столкновение» – международная сеть активных городских игр). Я в него сыграл и понял, что мне это очень нравится. Мы стали делать квесты (приключенческие игры). Через некоторое время поняли, что если мы можем организовывать фотоохоты, видеоохоты и другие игры, то способны организовать и другие мероприятия. Мы попробовали делать детские квесты, потом взялись за свадьбы и корпоративные праздники, основанные на командных играх.

– Есть мероприятия, за которые вы не возьметесь?

 – За классическую свадьбу. Сели, встали, выпили под 26 тостов – это не для нас.

– Вы делали нестандартные свадьбы?

– Одна из самых первых нестандартных свадеб, которую мы организовали – текильная, когда кортеж состоял из нескольких автобусов, превратившихся в бар. Все было украшено в мексиканском стиле: гитары, кактусы, сомбреро, соответствующая музыка. Очень весело было.

– Какие необычные мероприятия, помимо свадеб, вам доводилось проводить?

– Одно из самых интересных – «Голодные игры». Их мы планируем повторить.

– Что это?

– Мы вывозим 30 добровольцев на полигон. И дальше все, как в одноименном фильме или книге: они понарошку убивают друг друга с помощью пейнтбольного оружия, меловых ножей, порошковых гранат.

– Как подобные игры воспринимают в Кыргызстане? Много ли сторонников?

– Сейчас уже лучше, конечно. До 2012 года никто не понимал, что это. А корпоративные праздники стали крайне популярными и даже модными. Компании уже не хотят просто на природу ехать, они хотят командные игры.

– Это дорогое удовольствие?

– Да. Это высококвалифицированная работа, узкоспециальная и главное – она должна быть результативной.

– Можно ли в Кыргызстане организовать свадьбу дешево, но очень интересно?

– Я всегда говорю клиентам, что можно организовать почти одинаковое мероприятие за 150 долларов и за сто тысяч. Все зависит от кармана, креативности, «фишек» каких-то. Условно говоря, можно купить живые цветы и сделать из них арку за 2000 долларов, можно искусственные, и это будет стоить 150 долларов. А можно собрать полевые цветы, и это абсолютно бесплатно. Неизвестно, какой вариант будет лучше выглядеть.

– К вам часто приходят с идеями или чаще их ждут от вас?

– 30% моих клиентов приходят и говорят: «Мы не знаем что, где и как, вы нам сделайте что-нибудь». И это самые сложные заказы. Бывает, по 10 вариантов предлагаешь, они говорят, что это не то. В целом же кыргызстанцы креативные. Мы более восприимчивы к новому и интересному.

– Это только Бишкек такой или регионы тоже?

– Регионы у нас очень отзывчивы на нововведения. В прошлом году мы ездили по областям, помогали делать туристические фестивали, и местные жители с большим удовольствием экспериментировали. Даже гости из соседней страны удивляются, какой у нас креативный народ. Я им объясняю, что в Казахстане просто бюджет большой, поэтому они могут пригласить звезд, сделать какое-то помпезное шоу. А мы устраиваем простенькие праздники, но от этого они получаются очень интересными.

– Где вы берете идеи?

– Основной метод – мозговой штурм, конечно. Озвучиваем и записываем самые бредовые мысли и что-то среди них находим.

– Часто ли вы поглядываете за рубеж в поисках идей?

– В 2016 году появился такой проект, как «Ивент премия». Организаторы выкладывают работы в интернет, а мы ими пользуемся. Но чужие идеи приходится перерабатывать, в оригинале они нам не подходят.

– Когда вы проводите свои мероприятия, какой у вас прин­цип?

– Пробить скорлупу, в которой прячутся люди. Заставить зрителя переживать, чувствовать. Есть тот, кто приходит на праздник, садится и говорит: «Ну, давайте, удивите меня». И мы любим таких гостей, потому что это настоящая схватка. Часто мы в ней побеждаем, человек уходит довольным, много смеется и помнит нас потом годами. 

– Работа как-то отразилась на вашем образе жизни?

– Да, конечно. Я уже не офисный работник и никогда не смогу работать по графику. Помимо этого, привыкаешь к вызовам. Иногда просят сделать очень масштабное мероприятие за три дня. Это нереально, но мы делаем.

– Как вы отдыхаете?

– После крупных мероприятий пару дней никого видеть не хочется. Я уезжаю в горы, на Иссык-Куль, благо, расположение Бишкека это позволяет.

– Как проходят ваши домашние праздники?

– Весело, шумно, необычно. У нас уже нет классических посиделок.

– Сколько людей в вашей команде?

– Нас уже 22 человека, и мы планируем еще расширяться.

– Национальный колорит как-то отражается на вашем занятии?

– Да. Наши традиции, культура входят в моду. Последние два года очень много заказов на мероприятия с этноуклоном, например, по мотивам Всемирных игр кочевников.

– Вы представляете себе креативный той? Такое возможно?

– Да. Можно устроить очень много интересного даже в той. Пройдет несколько лет и «лед тронется». Скоро и национальные праздники будут совсем другими. Более того, это можно будет потом продать. Европейцы с радостью приедут посмотреть на необычный кыргызский той.

– Как вы реагируете на негативные отзывы? Ведь наверняка не все остаются довольными?

– Уже лучше. В первое время в штыки воспринимал, не понимал, как меня могут критиковать, я же такой классный. Сейчас стараюсь анализировать, понять, как больше не совершить каких-то ошибок.

Всего же в Кыргызстане сейчас открылось порядка 200 ивент-агентств. Многие из подобных компаний закрываются в первые недели работы. Но в целом направление организации культурного отдыха набирает свою популярность в нашей стране.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us