Menu
sf building 18x7 1

«В музыке вся моя жизнь»

На счету народного артиста Кыргызстана, ректора Кыргызской Национальной консерватории им. К. Молдобасанова Муратбека Бегалиева сотни крупных музыкальных произведений. Его творчество знают и любят как у нас, так и за рубежом. 21 июня маэстро отметит свой 63 день рождения и 50-летний юбилей творческой деятельности. Писать музыку композитор начал еще в юности. 

Весь его день расписан по минутам. Ученики, организационные вопросы, а еще необходимо оставить время и на творчество. Скоро день рождения, но пышного празднования не будет. Все торжества отложат до дня рождения главного детища композитора – Кыргызской Национальной консерватории. Осенью 2018 года исполнится 25 лет с момента ее основания. Главная роль в появлении в республике высшего музыкального учебного заведения принадлежит именно Бегалиеву. Сейчас Муратбека Акимовича смело можно назвать музыкантом мирового масштаба, а ведь его судьба могла сложиться совсем иначе.

Путь к мечте открыла бабушка

Детство Муратбека Бегалиева прошло в Джумгальском районе Нарынской области Кыргызстана. О том, что его жизнь будет посвящена музыке, Муратбек Акимович знал с детства. Именно в Джумгале юный Муратбек впервые услышал классическую музыку – по радио часто передавали произведения Чайковского, Моцарта, Бетховена.

– Я родился в центре Кыргызстана. С малых лет очень любил музыку, но хотел быть не просто инструменталистом, исполнителем чужих произведений или певцом. Моя мечта была писать свою музыку. Но что в то время мог мальчик из глубинки? Я даже не знал, где могу выучиться на композитора. Очень благодарен тем, кто ставил на радио произведения великих композиторов. Я был очень восприимчивым ребенком, внимательно слушал, перенимал, даже пытался повторять. Писал свои произведения, такие как Джумгальский вальс, песенки о Сон-Куле. Сочинял и текст, и музыку.

Мечта так и осталась бы мечтою, если бы не случай. Играя вместе с другом в поле, будущий композитор нашел газетный листок, на котором было напечатано объявление о приеме юных композиторов на обучение в музыкальный интернат, который сейчас носит имя Мукаша Абдраева.

– Мне как раз исполнилось 15 лет, я был в том возрасте, когда уже мог помогать родителям по хозяйству. Два моих старших брата учились во Фрунзе, и я был единственным помощником. Все время плакал, просился в город. Сказал, что горы сверну, только дайте мне учиться музыке.

Сына в город родители не отпустили. Во многом из-за боязни того, что впечатлительный Муратбек может подпасть под влияние плохой компании. Но будущий композитор ради мечты готов был на многое. Помогла любимая бабушка.

– Дома я всегда оставался с бабушкой. Целыми днями уговаривал ее. Она плакала, когда я говорил, что убегу. Просил ее найти деньги на билет хотя бы в один конец. Она в то время получала пенсию – 20 рублей, и с этих денег откладывала мне на дорогу. И когда я уже точно решил убежать в столицу, дала мне на дорогу 10 рублей. 

В столицу из поселка Мин-Куш ходил только один автобус. Юный композитор, попрощавшись с бабушкой, отправился покорять столицу.

– Я взял сумку, положил туда единственную рубашку и брюки, которые сшила мне бабушка, обувь, а больше у меня ничего и не было. Бабушка плачет, я, говорит, расскажу родителям, как только ты сядешь в автобус, и так и сделала. Только автобус отъехал от поселка, как его догнала машина директора школы. Родители отправили старшего брата помочь мне устроиться в городе. Он там уже бывал, и, отправляя меня с ним, они были спокойны. Во Фрунзе нас принял дядя – мамин брат.

Тернистая дорога к звездам

В мечтах юному музыканту рисовался грандиозный успех, но путь был далеко не легок. В музыкальную школу принимали младших школьников, и шестнадцатилетнему Муратбеку хотели отказать. Помогла природная настойчивость.

– В комиссии были самые лучшие профессора Средней Азии из Алматы, Ташкента, Фрунзе. Меня попросили спеть. Я спел свои песни и одну про войну, меня спросили: «А кто автор песен? Про войну мы знаем, а эти кто написал?» Я сначала молчал, боялся, что вдруг, если признаюсь, меня выгонят, но потом признался. Потом члены комиссии проверили мое чувство ритма. Для меня это было легко, у нас в селе я играл на ударных. Самодельных, конечно, на казанах, кастрюлях, ведрах. Комиссия спросила, умею ли я играть на фортепиано, на что я ответил, что этот ящик вижу впервые. Тогда один из членов комиссии решил проверить мой слух. «А ну, отвернись, сосредоточься и скажи, сколько нот я сейчас нажму», – скомандовал он мне. Я стал считать. «По-моему, двенадцать», – ответил я и всех поразил: парень из деревни, который не знает нот, фортепиано видит впервые, дал правильный ответ на такой сложный вопрос.

Талантливого музыканта взяли на учебу, но с условием, что он заново пройдет седьмой класс школы и вместе с этим освоит основы музыки. Первым учителем музыки Муратбека Бегалиева стал знаменитый Мукаш Абдраев. Талантливый юноша научился играть на кларнете, фаготе, трубе и многих других духовых инструментах. Во время учебы композитор стал лауреатом многих конкурсов. Не была забыта и мечта создавать свои собственные музыкальные произведения.

К моменту окончания школы композитор уже написал кантату, песни, романсы, оркестровые произведения. Талантливому музыканту пообещали, что дадут рекомендации для поступления в Москву в Академию музыки имени Гнесиных. Но, как это часто бывает, ему предпочли сына большого чиновника. Муратбек Акимович поехал, но лишь как запасной кандидат.

– Я приехал в Москву, но там мне объяснили, что без рекомендации я вряд ли поступлю. Даже если тот парень тройку получит за экзамены, его все равно возьмут. Меня даже не допустили к прослушиванию. Я стоял и чуть не плакал от бессилия. Волей случая тот, кто не допустил меня, на время экзаменов уехал в другой город, и я, никому не сказав, снова подал документы. Первый экзамен сдал на отлично, единственный из абитуриентов написал четырехголосный диктант без ошибок. Осталось еще три экзамена, но тут вернулся тот вредный профессор и выгнал меня.

Мне посоветовали обратиться к Араму Ильичу Хачатуряну, он тогда был председателем пятого международного конкурса им. Чайковского. Опять же по воле случая в тот день он был в Академии на каком-то организационном собрании. Возле дверей стоял Эмин Хачатурян, я подошел к нему и сказал: «Здраствуйте, можно закурить?» Я совсем еще пацан был, не знал, как правильно начать разговор. Все ему рассказал, и он пропустил меня к великому композитору. Арам Ильич выслушал меня и, несмотря на возражения председателя приемной комиссии, дал мне шанс. Сказал: «Спой мелодию какую-нибудь». Я спел народную, ему понравилась, и он попросил написать пять–десять вариаций на эту тему за то время, пока он будет на собрании. Я написал двенадцать и уснул на инструменте. Когда проснулся, передо мной стоял тот самый вредный профессор, который даже слушать меня не стал и снова выгнал. Все было напрасно.

Беда не приходит одна. Пока композитор сдавал экзамены, его комнату в общежитии обокрали, забрали почти все деньги. Не было средств даже купить билет на родину. Помогли неравнодушные люди.

– Билет на самолет стоил 52 рубля с копейками. У меня было всего 52 рубля. На билет мне не хватало нескольких копеек. Я два дня сидел в аэропорту голодный. Если бы я не был пробивным, так и остался бы на улице, но я заметил девушку, которая сопровождала летчиков. Подошел к ней, объяснил ситуацию, и она помогла мне. Так я долетел до дома. Хотел поступить во Фрунзе, но опоздал на экзамены.

Композитор работает грузчиком

В Московскую консерваторию настойчивый композитор все же поступил, через год. С успехом прошел конкурс. На одно место претендовало десять человек. Началась совсем другая жизнь. Педагогом Муратбека Бегалиева стал бессменный директор Большого театра Михаил Иванович Чулаки, который вырастил многих выдающихся артистов.

– В первый год было очень сложно. Стипендию первокурсникам не платили, жизнь в Москве дорогая, приходилось крутиться. Мне пришлось работать сначала на разгрузке муки, потом угля. Деньги платили по факту: сколько перетащишь, столько и получишь. Потом я нашел другую, хорошую работу, гардеробщиком в театре. Времени занимало немного, а зарплаты хватало на студенческую жизнь. Затем я нашел еще лучше – стал ночным сторожем в консерватории. Появилась возможность репетировать по ночам.

Непрестанный труд принес свои результаты. Уже через год произведения Муратбека Бегалиева стали востребованы. На жизнь композитор стал зарабатывать творчеством. Искусство приносило хороший доход.

– Если ты хорошо напишешь, то хорошо и заработаешь. Я стал сначала членом молодежного союза композиторов, потом меня приняли в общесоюзный. Если, например, напишешь четырехчастное произведение, если цикл напишешь, то и денег тебе дадут в четыре раза больше. По советским меркам гонорара хватало на автомобиль – пять–десять тысяч рублей платили. Всегда помогал студентам-землякам, двери моего дома были открыты для всех друзей. Студенческая дружба крепка до сих пор. У меня во всех странах есть товарищи, которые всегда примут меня с распростертыми объятиями.

После окончания Московской консерватории и аспирантуры Муратбек Бегалиев остался в Москве. Композитор неоднократно становился призером различных международных конкурсов в Италии, Германии, Чехословакии, Кубе. После победы в одном из конкурсов получил специальный приз ЮНЕСКО, в качестве награды была стажировка в Европе. Около года учился в Париже, два года работал в Германии. После развала Советского Союза, композитор принял решение вернуться на родину и служить искусству в своей стране.

– Я целеустремленный человек. Несмотря на сложности, в 1993 году открыл в Кыргызстане Национальную консерваторию. До этого профессиональные музыканты обучались в Институте искусств вместе с руководителями самодеятельности, менеджерами, это было в корне неправильно.

За 25 лет Кыргызскую Национальную консерваторию закончили более тысячи музыкантов. Многие становились лауреатами престижных конкурсов. Но работа композитора на этом не заканчивается, в планах – большие свершения и новые произведения.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us