Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Безопасные хвостохранилища

В Кыргызстане началась рекультивация урановых хвостохранилищ. Деньги выделяют Россия, Казахстан, Таджикистан и Кыргызстан. Мы решили разобраться, есть ли опасность экологической катастрофы и каково состояние урановых захоронений на сегодняшний день.

Кыргызстану в наследство от советского прошлого досталось более 90 хвостохранилищ, содержащих 286 миллионов тонн урановых и других высокотоксичных отходов. Содержание их в надлежащем состоянии требует солидных вложений. Несмотря на то что сейчас ситуация остается стабильной, всегда есть опасность форс-мажоров.

Катастрофы происходили и раньше. До сих пор жители долины Кичи-Кемин ощущают на себе пагубное воздействие от стихийного бедствия, произошедшего в 1964 году.

– Было небольшое землетрясение в 5–6 баллов, появилась трещина, – рассказывает доктор технических наук, заведующий институтом геологии НАН КР Канатбек Кожобаев. – На следующий день начались дожди, и после этого пошел сель. Произошел прорыв дамбы второго хвостохранилища. Села оказались заражены радиоактивными элементами. Мы писали проекты, но никто не поддержал, а нужно принимать меры. Жители Кичи-Кеминской долины страдают с 1964 года. Никакой помощи им не оказывают.

О состоянии урановых захоронений мы решили узнать и у заместителя директора Агентства по обращению с хвостохранилищами при МЧС Кыргызстана Асель Сейтказиевой.

– Асель, расскажите, пожалуйста, в каком состоянии сейчас находятся хвостохранилища в Кыргызстане.

– Для того чтобы приступить к рекультивации объектов, необходимы большие финансовые средства. Начиная с 2009 года, по инициативе правительства Кыргызстана был проведен ряд международных мероприятий как в нашей стране, так и за ее пределами. Например, в 2012 году опять был проведен форум в Бишкеке. На нем поднималась тема по урановым хвостохранилищам по всей Центральной Азии.

– Какие международные организации заинтересованы в этом вопросе?

– Нас поддерживают такие организации, как ПРООН, ЕС, Европейский банк реконструкции и развития, МАГАТЭ, Всемирный Банк. Правительство Кыргызстана тоже выделяет определенные средства на проведение аварийно-восстановительных работ. Но стредств хватает только на превентивные, защитные мероприятия.

С 2012 года мы стали участниками программы по рекультивации хвостохранилищ в поселках Мин-Куш и Каджи-Сай. В этой программе участвуют четыре страны: Россия, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан. Общая стоимость проекта около двух миллиардов сомов. На сегодняшний день завершен первый этап. Были проведены исследовательские работы, мониторинг, разработана проектно-сметная документация, состоялся тендер, определен генподрядчик на рекультивационные работы.

С сентября прошлого года начаты работы в поселке Каджи-Сай. Построена временная строительная площадка, дезактивационные пункты для техники, для рабочих. Сами восстановительные работы начнутся через месяц.

– А что именно будет сделано?

– Будут повторно укрепляться дамбы хвостохранилищ, восстанавливаться защитный слой. Предусмотрено строительство двух новых селеотводных каналов. Заброшенное здание и отходы, которые там находятся, пока на балансе местной администрации, их мы перезахороним и возьмем под контроль.

– Что вы можете сказать по второму объекту около поселка Мин-Куш?

– Там находится четыре хвостохранилища, два из которых мы перенесем на безопасное расстояние. Они будут реабилитированы и рекультивированы. Тем самым с жителей поселка будут сняты все угрозы, исходящие от наших объектов, которые воздейст­вуют и на здоровье населения, и на окружающую среду.

– Как вы выясняете степень воздействия? 

– Силами нашего министерства мы проводим ежегодный мониторин. Заключили договора с лабораториями Санэпиднадзора и Академии наук. Мы делаем первичный мониторинг и берем пробы воды, воздуха, атмосферы. На основании этих анализов уже принимаются меры.

– К каким выводам пришла комиссия?

– Мы работали с Министерст­вом здравоохранения, изучили их статистические данные. Негативное воздействие этих объектов на людей, проживающих в непосредственной близости к ним, не выявлено. Делали сравнительный анализ, так называемые контрольные точки, которые находятся на отдалении от наших объектов. Например, по Каджи-Саю мы делали контрольную точку за Караколом. Больших расхождений не было. В некоторых регионах, где есть хвостохранилища, ситуация с онкозаболеваемостью даже лучше, чем в целом по области.

– Радиационный фон сильно отличается от нормы?

– Нет. Кое-где он превышает норму не более чем в два раза. Если по республике радиационный фон около 25 мкР/ч, то в Каджи-Сае замеры показали всего 17. Но были, конечно, некоторые критические точки, в основном в поселке Мин-Куш. Это происходит потому, что в свое время перерабатывающий завод был закрыт. Многие жители занимались мародерством, брали в дом предметы, которые, по их мнению, могли бы пригодиться в хозяйстве. И сейчас это продолжается, хотя мы пытаемся бороться с хищениями. В поселке Мин-Куш, возможно, будут переселены несколько семей, которые проживают близко к хвостохранилищу.

– В Кыргызстане около сотни хвостохранилищ. Какие еще требуют рекультивации?

– Совместно с Европейским Союзом мы проводим проект рекультивации в городе Майлуу-Суу. Там у нас имеется 23 хвостохранилища. С осени прошлого года начата реализация проекта. Сейчас идет первый этап, выясняется степень воздействия на окружающую среду и выводится технико-экономическое обоснование для рекультивации этих объектов. Проект рассчитан на два года. Как только будет проделана работа, подготовлены отчеты, мы, скорее всего, будем опять обращаться в Европейский Союз, чтобы нам оказали помощь в проведении рекультивации. Сейчас выделено три миллиона евро. Все средства передаются в качестве грантов, то есть на безвозмездной основе. На рекультивацию всех урановых захоронений в республике нужна сумма в размере 70 миллионов евро.

– Если радиационный фон в норме, угрозы нет, зачем нужна рекультивация?

– Эти объекты были заложены еще в 40–60-х годах прошлого века. Учитывая временной фактор, а также то, что в нашей республике природно-климатические условия очень сложные, то, естественно, они все приходят в аварийное состояние. По мере финансирования мы проводим защитные мероприятия. Однако, для того чтобы снять все риски, необходимо принимать кардинальные меры. И тогда ничто не будет угрожать ни здоровью населения, ни природе.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us