Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Потерянная культура

Совсем скоро Бишкек отметит 140 день рождения. Чем старше становится, тем больше расцветает – этот лозунг явно не про нашу столицу. В последнее время обветшалый облик когда-то зеленого города уже давно никого не удивляет.

На сегодняшний день столица Кыргызстана может гордиться 377 памятниками культурного наследия. Часть из них внесена в список государственного значения, часть представляет культурную ценность лишь для горожан. С каждым годом все больше зданий, имеющих историческую и архитектурную ценность, выходят из рядов особо охраняемых объектов культуры.

– Перечислять памятники культуры, которых нет или которые изменились до неузнаваемости, можно долго, – рассказывает правозащитник Калича Умуралиева. – Самой большой потерей для облика города можно считать утрату здания ресторана «Нарын». Памятник архитектуры вывели из реестра с согласия Министерства культуры. Казалось бы, тот орган, который должен хранить культуру, занимается ее разбазариванием.

Чем занимается Минкульт?

Министерство культуры – ведомство занимательное. По последним наблюдениям коллег-журналистов, связаться с ним практически невозможно. На телефонные звонки ни в общем отделе, ни в приемной не отвечают. Чудом нам удалось дозвониться до помощника заместителя министра. Она и помогла разыскать нужных нам специалистов.

Первая попытка узнать про судьбу памятников культуры оказалась неудачной. Информацию нам передала начальник управления по культурному развитию и образованию Дамира Алышбаева. Довольно странно, что начальник управления, занимающегося образованием в сфере культуры, не видит разницы между музыкальной школой, в нашем случае Шубинкой, где обучаются дети младшего и среднего школьного возраста, и музыкальным училищем имени Куренкеева, где получают профессиональное образование на базе девяти классов. Но нам красочно рассказали о поездке в Турцию, где на деньги спонсоров открыт памятник Чингизу Айтматову.

Защищать интересы безмолвных свидетелей истории призван центр по охране памятников истории и культуры при Министерстве культуры, информации и туризма Кыргызской республики. По мнению директора, причина утраты памятников банальна. На реконст­рукцию и содержание не хватает денег.

– Мы не хотим утрачивать памятники культуры, просто иногда так получается, – сразу стала защищаться от наших вопросов директор инспекции Айсин Дуйшеналиева. – Мы бы с радостью все отреставрировали, но денег нам не дают. А давить на собст­венников мы не можем. По закону здание или архитектурная композиция вносится в список культурного наследия только с согласия собственника.

 Что делать с теми памятниками, которые в реестр попали еще в советское время, нам не объяснили. На самом деле, если какой-то объект государст­венной собственности когда-то попал в список культурного наследия, то лишать его права быть в этом списке может только специальная комиссия, созданная государственным органом, в нашем случае Министерством культуры. Так и поступили со зданием ресторана «Нарын». Специальная комиссия признала культурную ценность утраченной.

– У нас по документам все чисто, – как перед следователем оправдывалась Айсин Дуйшеналиева. – По заявлению собственника комиссия провела оценку и вынесла свое решение.

Ресторан «Нарын»

С рестораном Нарын произошла очень интересная история. Здание в центре города разрушалось давно, и в народе ходили слухи, что делалось это специально. Завидный кусок земли в центре города стоит больших денег. Однако, пока здание находилось в списке объектов культурного наследия, получить разрешение на снос было невозможно.

Ресторан «Нарын» был построен в 1984 году. Здание дополняло архитектурную композицию на площади Победы. Тогда же и было принято решение внести здание с уникальным архитектурным решением в список объектов культуры, нуждающихся в охране. То, что архитектура ресторана «Нарын» была действительно уникальной, признавали и европейские архитекторы.

Комиссия о признании памятника архитектуры утратившим историческую и культурную ценность вынесла решение 9 августа 2016 года. Примечательно, что за пару недель до этого новым министром культуры был назначен Тугельбай Казаков, так же запомнившийся кыргызстанцам как инициатор захоронения мумии, тоже, к слову сказать, уникального исторического артефакта.

А снести здание разрешил мэр Бишкека Албек Ибараимов, которого бишкекчане знают как зачинщика массовой вырубки деревьев в столице и крепкого хозяйственника, закупающего саженцы за рубежом по цене в 9000 сомов.

– Министерство культуры не выполняет своих прямых обязанностей, – говорит правозащитник Калича Умуралиева. – Я бы назвала его просто – министерство бескультурья. Почему-то утратившими историческую ценность здания стали признаваться в последнее время, именно тогда, когда Бишкек захлестнула новая волна строительного бума. Кому-то приглянулась земля, тут же принимается решение исключить объект из списка охраны.

Сейчас на месте ресторана масштабная стройка. Китайская компания намерена возвести новый отель.

Приговор для «Эркин-Тоо»

Приговор зданию газетно-полиграфического предприятия «Эркин-Тоо» и кафе «Сон-Куль», находящимся в шаговой доступности от дома правительства и центральной площади Бишкека, вынесли в 2015 году. Министром культуры на тот момент был Алтынбек Максутов. А постановление об исключении подписывал Темир Сариев, будучи на тот момент премьер-министром Кыргызстана.

Все эти здания находились в частной собственности, и, согласно закону, собственник был обязан проводить ремонтные работы и поддерживать строения в первозданном виде. А следить за соблюдением договоренностей, по мнению юристов, должны были сотрудники республиканской инспекции по охране памятников истории и культуры. В случае обнаружения нарушений в эксплуатации было возможно рассмотрение дела в судебном порядке. Вот тут, по мнению директора инспекции, и состоит проблема.

– На нас часто подают в суд с намерением признать тот или иной памятник архитектуры утратившим свою ценность. Мы часто проигрываем. Вот сейчас, например, разбираемся с иском частной стороны по поводу признания здания Аламудунского рынка утратившим историческую ценность, хотя оно уникально.

Возлагать всю ответственность за потерю исторического облика столицы на инспекцию, конечно, не стоит. Без ведома министра или мэра провернуть такие масштабные дела практически невозможно.

Господа, подайте на культуру!

Чтобы содержать памятники истории и культуры в первозданном виде нужно ежегодно проводить реставрацию на сумму как минимум 25 миллионов сомов. Таких денег государство не выделяет уже давно. Само здание Министерства культуры давно требует капитального ремонта. В XIX веке в нем находилась Свято-Никольская церковь. После революции в здании размещался музей, позже апартаменты поделили между собой Минкультуры и Ассамблея народов Кыргызстана. На спонсорскую помощь представителей многочисленных диаспор в здании были заменены окна, однако состояние памятника архитектуры продолжает оставаться жалким.

Если продолжать не обращать внимания на проблемы культуры и искусства и дальше, очень скоро мы получим еще один объект, утративший свою историческую ценность. Здание может спасти только тот факт, что оно принадлежит государству, и никто его еще не успел выкупить.

К памятникам истории и культуры относится и типография «Учкун». Когда-то восемнадцатиэтажное здание было самым высоким в столице. Сейчас часть прилегающей к зданию территории продана. На ней идет масштабная стройка еще одного жилого дома.

Кинотеатр «Манас» постепенно лишается своего первоначального облика. Сквер возле памятника культуры, который тоже попадает под охрану, согласно закону о памятниках культуры и искусства, безжалостно застраивается. Землю сдали в аренду, но арендатор решил построить на ней капитальное строение. Сейчас на охраняемой законом территории стоит еще одно кафе. 

Не лучше обстоят дела и со сквером возле кинотеатра «Чатыр-Куль». Ансамбль малых архитектурных форм под действием времени неумолимо разрушается, а ведь это тоже частичка нашей истории.

Голая правда о театре

Большой скандал вызвало высказывание российского актера Станислава Садальского о состоянии кыргызстанской культуры и Русского театра драмы в частности. Актера поразила нищета гримерок и постепенно разрушающееся здание. Садальский посоветовал министру культуры или заняться своими прямыми обязанностями, или уйти с поста министра.

Ответ министерства не заставил себя ждать. Актеру напомнили, что он не в своей стране, следовательно, и пенять чиновникам не имеет никакого морального права. А что касается театра, то лучше бы он выделил деньги из своего кармана, раз уж ему так театр не понравился.

Русский театр драмы не первый раз оказывается в центре скандала. В 2013 году по инициативе министра культуры Султана Раева было принято решение о снятии с поста директора театра Бориса Воробьева, которого обвиняли в самовольной сдаче в аренду помещений театра. Директора сняли, да здравствует новый директор! Им стал журналист Александр Кулинский. За какие заслуги именно он удостоился чести стать директором театра не совсем понятно, тем более до этого особой любви к искусству в нем не замечалось. Возможно, единственной заслугой будущего директора являлось его членство в партии Ата-Мекен, которая на тот момент имела определенный вес в политических кругах.

С момента назначения нового директора прошло 5 лет. Значимая в советском прошлом пятилетка, когда цели, поставленные в начале пути, должны быть выполнены. Однако воз и ныне там. По первоначальным договорам планировалось взимать арендную плату в размере 10 долларов за м2. Всего кафе занимают 2000 м2. Следовательно, ежемесячный заработок должен был составлять не менее 20000 долларов или около полутора миллионов сомов. Хозяева многочисленных кафе, находящихся на территории театра, и не думают сворачивать свой бизнес, нанося тем самым непоправимый урон художественному облику театра. В чью казну идут деньги арендаторов, пока вопрос открытый. Министерство культуры лишь разводит руками, мол, сделать ничего не можем. Но это уже, как говорится, совсем другая история.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us