Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Спасатель МЧС: Привыкнуть невозможно

Ко Дню защитника Отечества мы поговорили со спасателем МЧС Руфатом Абибулаевым, который по долгу службы каждый день рискует своей жизнью, чтобы помочь людям, попавшим в беду.

– Мальчики часто мечтают быть спасателями и космонавтами. Вы из тех людей, у кого получилось осуществить детскую мечту?

– Я никогда не желал стать спасателем. Всегда хотел быть спортсменом. С детства занимался боксом, позже боями без правил, участвовал в соревнованиях. Потом меня забрали в армию, а когда вернулся домой, встал вопрос с поиском работы. Тогда было два варианта: пойти работать в МЧС или в отряд специального назначения «Скорпион». Посоветовавшись с отцом, решил пойти в спасатели. Просто часть МЧС расположена рядом с домом, в селе Садовое.

– Помните свой первый выезд?

– Первый выезд был через три дня после того, как я приступил к работе. Машина упала с моста в канал, мы должны были вытащить людей и поднять автомобиль. Одного человека достали живым и отправили в больницу. Еще двое погибли. Для меня это был шок. Запах крови, человеческие разорванные тела. После этого дня хотел все бросить и уйти. Вообще, первые полгода было очень трудно. Не хотел ходить на работу.

– Почему так и не ушли?

– Я и сам не могу объяснить. Почему-то решил остаться. Потом были вызовы намного труднее. Собирали останки тел, внутренности, слышали крики людей с открытыми переломами, у которых торчали кости. Жутко. Невозможно к такому привыкнуть. Но в какой-то момент пришло осознание, что кто-то должен это делать. Так почему не я? По крайней мере приношу пользу людям, я нужен и даже могу гордиться собой. Это чувство многое значит. Еще когда люди благодарят за работу, очень приятно. Это дает силы.

– На какие вызовы чаще всего приходится выезжать?

– На дорожно-транспортные происшествия. Летом много утопленников, зимой и весной – сходы лавин. Ищем застрявших в горах охотников, потерявшихся рыбаков. Очень часто люди теряют ключи от дома, а в квартире остается ребенок. Приходится лезть по балконам, открывать двери.

– Есть вызов, который запомнился больше всех?

– Был случай, когда мужчина пытался инсценировать свою смерть. Никогда его не забуду! Мы приехали на пруд рядом с Сокулуком искать утопленника. На берегу стояла машина, рядом лежали вещи. Все выглядело так, как будто человек пошел купаться и утонул. Я полтора часа искал его в воде на глубине 3-4 метров, весь пруд обшарил. А он все это время сидел в кустах и выпивал. Его потом наши ребята нашли. Оказалось, он сам позвонил в МЧС, сообщил об утопленнике. И все для того, чтобы напугать родителей. Так хотелось ему врезать, но сдержался.

– Он хотя бы извинился?

– Нет, к тому времени, как мы его нашли, он был такой пьяный, что двух слов не мог связать.

– Но обычно люди, наверное, рады вас видеть. Вы же их спасать приехали…

– Далеко не всегда нам рады. Часто приезжаем на вызов, а люди уже на взводе, агрессивные. Обвиняют, что мы поздно приехали. Некоторые даже говорят, что специально не ищем их родственника или труп давно нашли и где-то прячем. Якобы взятку таким образом вымогаем. Но, как правило, потом почти всегда извиняются и благодарят за работу.

– Вы работали на месте крушения самолета в Дача-Суу, разбирали завалы. Как для вас начинался тот день, помните?

– У меня уже заканчивалась смена, я собирался домой, когда раздался телефонный звонок. Звонили из Центра управления кризисными ситуациями, сообщили, что упал самолет. Я, честно говоря, тогда и подумать не мог, что именно произошло, что там столько жертв. Как обычно, зафиксировал звонок и поднял весь личный состав по тревоге. Через десять минут выехала первая машина. Наша задача заключалась в том, чтобы разбирать завалы и искать раненых. Но, честно говоря, нам сразу сказали, что живых вряд ли найдем. Все, кого я находил, были мертвы. Было много детей. Это, наверное, самое жуткое в профессии – находить мертвых детей. На всю жизнь запомню, как в одном из домов увидели мужчину и ребенка. Отец его прикрыл своим телом – пытался защитить... Следующие дни мы продолжали разбирать завалы и копали могилы для погибших. Но, знаете, среди всего этого кошмара запомнились и хорошие вещи. Люди готовили нам плов, приносили горячий чай. Казалось бы, ничего особенного, но именно такие поступки заставляют верить в добро и вообще – в человечность и в человечество.

– Кто чаще всего виноват в несчастных случаях и в происшествиях, на которые вы выезжаете?

– Конечно, случаются стихийные бедствия, землетрясения, лавины или как тот случай с самолетом. Кто здесь может быть виноват? Это страшная трагедия. Но огромная часть несчастных случаев, на которые мы выезжаем, происходит из-за обычной человеческой глупости. Разве не нелепая смерть: выпил, пошел купаться и утонул или сел за руль, не справился с управлением, убил себя и других людей? Часто дети погибают из-за того, что родители не присматривают за ними как следует. Пару лет назад долго искали утонувшего парнишку, ему лет семь-восемь было. Свидетелей нет, никто ничего не видел. Я искал его несколько часов, но без очевидцев это как найти иголку в стоге сена. Думал, что мальчик далеко заплыл и не смог выплыть, поэтому прочесывал участки, где глубина 5-6 метров. Потом, когда стали заходить в озеро цепочкой, нашли его. Оказывается, он у самого берега был. А там воды – всего по колено. Видимо мальчик играл, поскользнулся, ударился головой и утонул. Если бы кто-то был рядом, можно было спасти парня. Когда такое видишь, очень горько и обидно становится. Вроде всякого уже насмотрелись, и все равно подкатывает комок к горлу.

– О чем вы мечтаете?

– Я всегда мечтал быть спортсменом. Раньше занимал призовые места на чемпионатах, призер чемпионата Азии по боям без правил и чемпион соревнований Чуйской области. Сейчас думаю о том, чтобы продолжить спортивную карьеру.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us