Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Обещанного два года ждут

Два года назад сразу две кыргызстанки отличились тем, что произвели на свет тройняшек. Счастливых родителей, если верить официальным инстанциям, поздравили сразу, и президент выделил из своего фонда по миллиону сомов на каждую семью. Однако деньги, по (нелепой ли?) случайности дошли не до всех адресатов…

Поддержка в виде квартиры молодой семье пришлась бы как раз кстати. У Петра и Татьяны уже было двое детей – приемная дочь и родной сын. На тот момент они ютились в крохотном доме, в котором всего две комнаты. То, что у них родится тройня, никогда и не думали.

- Хотели еще одного ребенка. Впятером в нашем доме было бы нетесно. Но так сложилось, что у нас тройня, - рассказывает Татьяна Гатыжская. - А когда нам сказали, что рассматривается вопрос о выделении нашей семье квартиры, не могли поверить своему счастью. Но радость оказалась преждевременной. Мы до сих пор ютимся в нашем крохотном домике. Квартиры выделили. По слухам, кто-то их даже получил, только не мы.

Когда мы решили делать репортаж про семью, воспитывающую тройняшек, мы и не думали, что он получится не столько про тройную радость, сколько про тройные проблемы.

Когда я шла на интервью, воображению моему рисовался добротный дом, как минимум на пять комнат, просторный двор для детских игр. На деле же все оказалось совсем наоборот. Полдома, где живет семья, уже давно пора отправить под снос. Жилище еще довоенной постройки, половина саман, половина то, что попалось строителям под руку.

- Недавно мы делали ремонт. Каково же было мое удивление, когда из стены мы достали ведро. Видимо, таким образом строители укрепляли стены, - говорит глава семьи Петр Гатыжский. - Решили обновить потолок, чуть соседская половина не рухнула. Вот так и живем. И ремонт толковый сделать боимся, как бы дом не рухнул, и расширить его не получается.

В семье пятеро детей. Одну комнату занимают старшие, там делают уроки, спят, отдыхают. Другая заставлена кроватями, тут спят родители и три малыша: Арина, Полина и Максим. Комната для отдыха, она же кухня – площадью не более трех квадратных метров. Здесь собирается вся семья, обсуждаются общие проблемы, личные достижения. Недавно сын Кирилл занял второе место на городских соревнованиях по борьбе.

- На кухне у нас даже есть стена для рисования, - смеется Татьяна. - Первой «художест­ва» на стене выводить начала Арина – она у нас самая шустрая, Полина – командир. Все малыши очень разные, со своими характерами. Сначала было, конечно, трудно, но мне очень помогает старшая дочь. Она у нас уже как профессиональная няня, несмотря на то что ей всего 12 лет.

В семье работает только отец, Петр – мастер по изготовлению пластиковых окон. Небольшая мастерская располагается во дворе. Работает сам, без помощников. Все заработанное уходит на еду и одежду.

- Мы не голодаем, конечно, - говорит Татьяна, - у детей всегда есть фрукты, сладости покупаем, печенье, конфеты. Весной, даст Бог, устроим детей в сад. Тогда и я смогу выйти на работу.

Рождение тройни – событие само по себе уникальное. Однако в 2015 году сразу две семьи стали счастливыми родителями тройняшек. СМИ пестрели заголовками, не остался в стороне и президент Алмазбек Атамбаев.

- Нам сказали, что каждому малышу глава государства выделил по 5 тысяч долларов из собственного фонда на суйунчу, чтобы дети росли здоровыми и счастливыми. Слышали, что одна семья получила обещанный подарок, но мы остались за бортом, - сетует Татьяна.

- После рождения малышей нам выделили только 80 тысяч сомов от акимиата, и то только спустя месяц после рождения и после нескольких напоминаний. Я неоднократно писал и Атамбаеву, - ответа не получил, - говорит Петр Гатыжский. - И на приеме у мэра мы были. Он подтвердил, что действительно, для двух семей, в которых в 2015 году родились тройни, выделили квартиры в Бишкеке, однако каким именно, он затруднился ответить. А на вопрос, как же быть нам, ответил: «Ну, не всем же давать». Вот мне интересно, по какому принципу дают квартиры, чем мы не угодили? На прошлой неделе была прямая телефонная линия с мэром Бишкека, жена дозвонилась, задала вопрос, обещали уточнить и дать ответ. И опять тишина. Уже две недели прошло.

Наша редакция решила связаться с мэром и прояснить ситуацию, однако пока для комменариев градоначальник недоступен. Как только нам удастся получить интервью, мы расскажем об его итогах в одном из наших материалов.

Меньше чем через месяц Арине, Полине и Максиму Гатыжским исполнится два года, и семья очень надеется, что власти вспомнят об этой дате и выполнят свои обещания.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us