Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Трудности последнего пути

Каждому из нас приходилось терять близких и провожать их в последний путь. Это всегда сильный стресс для семьи. Но когда во время организации похорон сталкиваешься с массой трудностей, вроде гроба не по размеру или отсутствия места на погосте, то стресс сменяется шоком.

Не тот гроб

Сегодня проблема захоронения усопших в Кыргызстане по-прежнему стоит остро. Далеко не все могут себе позволить достойно проводить близкого человека в последний путь. И если в больших семьях расходы на погребение распределяют между родственниками, то одиноких стариков, как правило, хоронят в общих безымянных могилах, предназначенных для бездомных.

Татьяна Крапченко потеряла мужа почти 3 года назад. Но женщина до сих пор не может прийти в себя. Когда она обратилась в бюро ритуальных услуг, чтобы организовать похороны мужа, то и не думала, что все обернется еще большим кошмаром, чем смерть родного человека.

- Сначала, как положено, пришел обмерщик, записал все мерки, договорились о времени, я заплатила деньги. На следующий день привезли гроб, причем позже на полтора часа. Начали укладывать тело - гроб оказался меньше на 8 сантиметров. Так сотрудники похоронного бюро стали буквально заталкивать покойного, подгибая ноги и шею, - Уже на кладбище оказалось, что и крышка не подходит. Тогда агенты просто навалились на нее и заколотили гвоздями. Ужасное отношение к чужому горю, да еще и за немалые деньги. Лучше бы кремировали, как на западе – было бы меньше кощунства, - заключает Татьяна Леонидовна.

Многоярусный погост

И действительно, государственные кладбища уже давно переполнены. Часто могилы оказываются «многоэтажными»: старые погосты заравнивают и продают места родственникам усопших. Может, пора строить крематорий? С этим вопросом мы обратились к начальнику Бишкекского агентства ритуальных услуг (БАРУ) Кадырбеку Чикееву.

- Может ли кремация решить проблему с захоронениями?

- Я лично за кремацию. Это и экологично, и решается проблема с земельным участком. Сейчас на Юго-Западном кладбище дома самозахватчиков уже вплотную подступают к могилам. Кто дал им разрешение на постройку домов, тот и несет за это ответственность. Существуют нормы, по которым санитарная зона составляет 500 метров, ближе нельзя возводить жилье для безопасности собственного здоровья. На сегодняшний день проблема с захоронением стоит очень остро, мест нет. А новое кладбище в селе Гроздь откроется только осенью. Сейчас там ведутся подготовительные работы.

- Кадырбек Буржуевич, а во сколько сейчас обходятся похороны?

- В среднем, в 10-12 тысяч сомов. Это зависит от многих факторов, например, какой венок, какой гроб. Из этого складывается стоимость. Опять же выкопать мусульманскую могилу стоит 4400 сомов, простую - 3400 сомов. Это оплата землекопам.

- Часто приходится слышать от людей об украденных оградках, памятниках, крестах. Вы принимаете какие-то меры по этому поводу?

- Да, конечно, мы все восстанавливаем за свой счет. Хотя знаем, что расхищаются захоронения жителями близлежащих сел. Оградки они сдают на металлолом, деревянные кресты зимой идут на обогрев жилья. Но поскольку не уследили наши сотрудники, то восстанавливаем мы.

Кладбище от театрала

А как смотрит на эти проблемы бывший директор Русского драматического театра Борис Воробьев, открывший недавно частное кладбище в селе Военно-Антоновка?

- Кремация, как альтернативный способ захоронения, в нашей стране неактуальна, даже с учетом того, что свободных территорий предназначенных для могил нет. Этот вопрос поднимался неоднократно в ЖК, но так и не был принят депутатами. Дело даже не в национальных и религиозных традициях страны, а в том, что строительство крематория и его запуск очень дорого стоят. Например, печи нужно заказывать в Чехии. Цены зависят от объема заказов. Вряд ли горбюджет сможет выделить эти средства, - считает он.

После своего увольнения с поста директора драмтеатра Борис Воробьев решил открыть кладбище рядом с уже существующим в селе Военно-Антоновка.

- Тем более, что мой участок как раз к нему примыкает, - добавляет бизнесмен. - Стоимость захоронения на моем кладбище будет невысокой - 200-300 долларов. Я уже заключил контракты о сотрудничестве с крупными похоронными бюро нашего города.

Также Борис Дмитриевич уверил, что на его кладбище все будет легально, в отличие от городских, где заброшенные могилы сравнивают с землей и вторично выделяют для захоронений.

Но, судя по всему, заняться новым бизнесом вплотную у бывшего директора Русского драмтеатра пока не получится. В среду его водворили в ИВС. Сейчас Воробъев проходит как подозреваемый в уголовном деле, связанном с театром. Ему инкриминируют злоупотребление должностным положением, сокрытие документов и отмывание преступных доходов.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us