Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Ледник леднику рознь

В Кыргызстане вновь разразился экологический скандал. В центре внимания на этот раз Водный кодекс, который сейчас рассматривает Жогорку Кенеш в последнем чтении.

Если отбросить все детали, то сия история закрутилась вокруг месторождения золота Кумтор. Дело в том, что поправки в Водный кодекс позволяют бюджетообразующим предприятиям (коим Кумтор и является) в особых случаях вести разработку полезных ископаемых на рудниках. Но, так как специальной оговорки про Кумтор в тексте кодекса нет, то теоретически такие же права получают все крупные налогоплательщики. Например, компания, которая разрабатывает золотой рудник Джеруй в Таласской области.

Но главным объектом критики все равно становится Кумтор. Правозащитница Рита Карасартова высказала предположение, что крупнейшая в Кыргызстане компания подкупила многих чиновников, депутатов и даже кандидатов в президенты и все только для того, чтобы протолкнуть свои интересы. Карасартова так же, как и еще десяток активистов, переживает, что добыча золота нанесет непоправимый урон экологии. В частности будут уничтожены ледники Давыдов и Лысый.

Сторонники же поправок утверждают, что ущерб, который принесет Кумтор ледникам, ничтожен по сравнению с ущербом, которое наносит глобальное потепление. Уже несколько лет ледниковая масса уменьшается по всей республике.

Еще в 2009 году вышел отчет, в котором специалисты рассчитали, что через 100 лет в Кыргызстане исчезнет до 90 процентов всех ледников из-за изменения климата. Так стоит ли переживать о том, что все равно обречено на исчезновение?

Во-первых, прогнозы не всегда сбываются и есть довольно большая вероятность того, что климатические процессы, которые наблюдаются последние годы, изменятся в противоположную сторону. Во-вторых, вместо того чтобы уничтожать водные запасы, не лучше ли подумать о том, как их сохранить.

Как оказалось, не лучше. За последний год в Институте геологии при Академии наук закрылась большая часть научных проектов и программ, где ученые наблюдали за процессами, происходящими в горах. Правда, митингующих у стен Белого дома «защитников» ледников это совсем не беспокоит, скорее всего, они даже не знают об этом. И даже если бы знали, вряд ли пришли бы с плакатами на площадь, чтобы требовать продолжать научную деятельность по наблюдению за ледниками. А вот Кумтор выглядит куда более привлекательным для скандала.

Руководитель ОФ «Наше право» Калича Умуралиева на митинге заявила, что собравшиеся хотят, чтобы депутаты вернули в режим второго чтения законопроект о поправках в Водный кодекс.

- Депутаты хотят принять поправки в третьем чтении. При принятии законопроекта не проведены общественные слушания. Поэтому мы требуем, чтобы вернули в режим второго чтения и учли мнение граждан. Также Генеральная прокуратура должна принять меры. Это коррумпированный законопроект, - прокомментировала журналистам Умуралиева.

А между тем Водный кодекс обсуждается с 2015 года, и до сих пор никаких предложений по нему от гражданского общества не поступало. История началась еще раньше, в 2014 году, тогда депутаты прошлого созыва инициировали закон «О ледниках». Этот закон запрещал любую коммерческую деятельность на снежных склонах Кыргызстана. От такого запрета пострадали бы не только разработчики полезных ископаемых, но и, к примеру, горнолыжные базы.

В конце концов, закон не приняли, а в правительстве инициировали поправки в Водный кодекс. Тогда вокруг них также развернулись ожесточенные споры. В конце концов, вопрос сняли с повестки дня и вернулись к нему только в этом году, уже в новом составе Жогорку Кенеша.

В государственном комитете промышленности и недропользования объяснили, что если поправки в Водный кодекс не будут приняты, то работа рудника встанет, а значит, бюджет республики лишится как минимум 10 процентов своего ежегодного дохода.

Разработка месторождения Кумтор производится на центральном участке. Так как карьер близко расположен от ледников, борта карьера испытывают постоянное давление от наползающей ледниковой массы южного и юго-восточного рукавов ледника Давыдова. В конце концов, это может привести к обрушению всего карьера. А это уже действительно прямая угроза экологии региона – содержимое хвостохранилищ может попасть в почву и воду.

Чтобы не допустить этого, необходимо убирать сползающие горные и массы и лед. Вот только по закону делать это не разрешено. Но если лед не трогать – рудник остановится и разрушится.

Естественно, что, несмотря на юридическую неувязку, компания все равно проводит работу и перемещает лед. Правительство, чтобы не парализовать работу всей компании, выдает временное разрешение, но продолжаться вечно так не может. Поэтому поправки в кодекс так необходимы и так упорно продвигаются правительством. А вот чем недовольны правозащитники, не совсем понятно. Экология страдает при любой добыче полезных ископаемых, избежать этого невозможно. Так почему же сохранность ледников стала волновать активистов именно сейчас, а не 20 лет назад, когда рудник только собирались открывать? Почему их не беспокоят планы китайцев добывать полезные ископаемые вблизи других ледников? Возможно, те ледники по каким-то причинам им кажутся менее значительными и интересными или все-таки в деле замешана политика?

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us