Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Чужие, ставшие своими

Ежегодно в детские дома попадают около тысячи детей. Новый дом находят не больше трехсот. В основном это те, кого берут под опеку родственники. Участь остальных - казенные стены и ощущение собственной никчемности.

Обуза для государства

У основной массы детей, попавших в детский дом, родители живы, но почему-то от них отказались. Кто-то ведет асоциальный образ жизни, кто-то находится далеко за чертой бедности, а кто-то считает, что маленьких граждан должны воспитывать не родители, а государство.

- Мы должны изменить сознание людей, - говорит начальник управления по защите семьи и детей Жаныл Жумабаева. - Как можно сдать своего ребенка в интернат?! Я не понимаю. Каждый год мы проводим проверки и выявляем такие факты, когда вполне состоятельная семья оставляет детей на попечение государства. Часто бывает такое, что если мать второй раз выходит замуж, дети от первого брака становятся не нужны. А ведь это дополнительная нагрузка на бюджет. На содержание каждого ребенка государство в месяц выделяет 14 тысяч сомов. И как бы парадоксально это ни звучало, только малая часть этих денег идет непосредственно на ребенка – питание, одежду. Большая часть тратится на содержание интерната, на зарплату учителям.

Любая хорошая идея упирается в деньги. При усыновлении государство устанавливает пособие в 750 сомов на ребенка в месяц, но такая щедрость продлится недолго. С января 2018 года вступает в силу новый закон, согласно которому социальные пособия будут выплачиваться только третьему и последующим детям в семье, и составят они всего 500 сомов в месяц.

Семейный дом Шатманалиевых

Но есть в Кыргызстане и те, кто не только от своих детей не отказывается, но и чужих воспитывает, как родных. Семейный детский дом Шатманалиевых тому пример. Открыть свое сердце и посвятить жизнь воспитанию чужих детей Замира и Бакытбек решили в далеком 1995 году. Семья приняла участие в программе по организации семейного детского дома. Конкурсный отбор был строгий, семью Шатманалиевых выбрали почти из 400 желающих.

Замира и ее муж по образованию педагоги, на момент судьбоносного решения оба работали в школе. Замира – учителем химии и биологии, Бакытбек – учителем математики.

- Наверное, это и послужило тому, чтобы выбрали именно нас, - вспоминает Замира. - Мы всегда хотели иметь большую семью, но Бог нас наградил только одним сыном. Когда ему было пятнадцать, мы приняли решение участвовать в программе.

По программе им выделили дом в селе, который мог вместить теперь уже большую семью. Городские жители оставили свою благоустроенную квартиру и переехали в пригород Бишкека.

- Нам дали время подобрать себе детей. Мы объездили почти все детские дома. Раньше я думала, что в интернатах и домах ребенка оказываются обычные, здоровые дети, родители которых умерли или просто пренебрегают своими обязанностями. Все оказалось совсем не так. Практически все дети, с которыми мы пересекались, были чем-то больны, и если физически были здоровы, душевные раны не давали им покоя. – рассказавыет Замира.

Первыми воспитанниками семьи стали две сестры восьми и пяти лет Айгерим и Нурия. Девочки им понравились сразу, были тихие и скромные. Только Нурия за свою пятилетнюю жизнь не произнесла ни слова.

- Врачи хотели ее отдать в специализированый интернат, но потом мы взяли ее и стали работать с ней. Оказалось, что причина того, что она не разговаривает, в глубокой душевной травме. В детский дом дети попали из очень неблагополучной семьи, отчим постоянно избивал мать на глазах у сестер, это не могло не отразиться на их психическом самочувствии. Старшая стойко переносила испытания, а младшая замкнулась. Несколько лет ушло на то, чтобы заставить их вновь поверить в людскую доброту. Мы отдали ее в специализированный логопедический детский сад, занимались с ней, и в восемь лет она уже смогла пойти в обычную школу.

Трудности были на каждом шагу, признается Замира Айталиевна. Травмы, полученные в детстве, порой давали о себе знать намного позже. Такие дети, которые с раннего возраста видели много плохого, потом подсознательно к нему тянутся.

- Мы занимались с детьми постоянно. Из обещанного по программе получили только вот этот дом. Остальные финансовые заботы легли на наши с мужем плечи. Мы сразу поняли, что социальных пособий и мизерной зарплаты в четыре тысячи сомов на двоих нам на то, чтобы вырастить детей, не хватит. Взяли кредит, муж купил микроавтобус и стал подрабатывать частным извозом. Было сложно, но мы ни разу не пожалели, что выбрали этот путь, - рассказывает Замира. - Денег, конечно, не хватало, ведь прокормить, одеть, обуть, дать образование такому количеству детей очень сложно. Жаловаться было нельзя, просить о помощи тоже. Нам сразу говорили: «Если не справляетесь, зачем соглашались?! Будете просить – расформируем ваш детский дом, а детей заберем в интернат». Но разве так можно?! Мы ведь уже родные и привыкли друг к другу. Через год к нам поступили еще трое ребятишек.

Младшей было всего полтора, но она уже многое пережила в этой жизни. Ее прохожие нашли на остановке. Малышке не было и года, а выглядела она совсем как новорожденная. Кожа и кости, ребенок попросту умирал. Врачи ее выходили, а потом Асель забрала семья Шатманалиевых.

Дети-сироты болеют

- У мальчишек, которых мы взяли в то же время, вскоре обнаружились психоневрологические проблемы. Один мальчик был очень агрессивным, мы его лечили в РЦПЗ, - вспоминает Замира,- но вылечили. После окончания 9 классов школы выучили его на повара, сейчас он работает в России. К нам эти ребята в основном попадают абсолютно не социализированные, они даже за собой ухаживать не могут, ни убирать, ни стирать, ни пищу готовить. В детских домах все это делают за них. И оттуда подчас выходят иждивенцы, которые ничего не умеют и не хотят уметь. Возможно, поэтому так высок уровень преступности среди выпускников детдомов. Мы же своих сразу учим, что, если хочешь выжить, нужно привыкать трудиться. И самое главное: нужно получить профессию, которая сможет тебя прокормить в будущем.

Семья Шатманалиевых воспитала 12 приемных детей. Трое получили высшее образование, контракт за обучение оплачивала семья Шатманалиевых. Государство не помогло и здесь. Четверо закончили средние специальные учреждения. Все они успешно работают. Девочки вышли замуж, обзавелись семьей.

Кроме того, сейчас на попечении семьи еще пятеро ребятишек. Старшую из них, Мезгил, хотят отдать на обучение в турецкий лицей, там обещали учить бесплатно, по гранту турецкой стороны.

Сторонников у семьи Шатманалиевых много. Последователей – никого. Но опыт этого семейного детского дома показывает, что отказаться от муниципальных детских домов можно. Как говорится, было бы желание.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us