Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Семен Уралов: Проект будущего без террора

Терроризм – это ужас, с которым странам ЕАЭС нужно бороться сообща и комплексно. В этом уверен российский политолог, эксперт по реинтеграции на постсоветском пространстве Семен Уралов.

Во время антитеррористического форума ЕАЭС, который недавно прошел в Бишкеке, Семен поделился с нами своим мнением об этой угрозе и предложил варианты решения проблемы.

- Ислам – религия мира. Почему тогда в террористические организации чаще всего вербуются именно верующие?

- Давайте сразу разделим ислам и сектантство. Организации, занимающиеся террором, – это секты. Причем секты существуют во всех основных монотеистических религиях. Просто на данном историческом этапе исламско-арабский мир находится в ситуации перманентной гражданской войны. Она идет последние 100 лет, то есть со времен освоения евреями Палестины в 20-30-х годах прошлого века. С тех пор регион находится в тотальном хаосе. Теперь саудиты собираются воевать с Катаром, хотя, казалось бы, чего им делить? Идут постоянные столкновения в Турции. Исламский мир – это фрагментированное пространство, где образовалось огромное количество радикальных сект, которые на самом деле больше прикрываются исламом.

- Например, как это происходит в Сирии?


- Террористы хотят стать властью. Конечная цель – уничтожение существующего государства и построение другого, которое, как они считают, будет справедливым. Это то, что сейчас явили в Сирии. ИГИЛ – это совершенно иное государство с другими законами, с другими правилами жизни, где различные меньшинства просто не имеют права на жизнь. Соответственно, те, кто этот проект поддерживает, будет финансировать его всегда. Всегда есть заинтересованные в подрыве там основ существующей государ­ственности.

Кстати, террористические государства тоже существуют. Третий рейх был сугубо террористическим, где в основе лежал ужас – террор. Катар тоже достаточно долго живет в таком режиме.

- Семен, многие кыргызстанцы сегодня подвергаются вербовке со стороны ИГИЛ и других террористических организаций. Почему так происходит?

- Ситуация в Кыргызстане мне видится так: государство ослабило воспитательную функцию гражданина. Общество этим тоже особо не занимается. Но свято место пусто не бывает: воспитанием гражданина занимаются религиозные организации, зачастую секты. Аналогичный процесс идет и в России, где растет количество храмов: как православных, так и католических. Лично я не сторонник массовой религиозности. Но понимаю, что никто другой сейчас не берет на себя воспитательную функцию.

- Религия, по-вашему, берет на себя такую функцию даже в светском государстве?

- Вот посмотрите, человек живет в непростой ситуации: зарплата небольшая, и он вынужден выживать. А ради чего он собственно живет? Чтобы 40 лет вкалывать, а потом умереть после того, как он выплатил все долги, или оставить своим детям в наследство кредиты? В современном глобальном капитализме человек загнан в узкий коридор, по которому его гонят всю жизнь. А секты, собственно как и традиционные религии, ведут борьбу за душу человека. Они пытаются показать, что мир – это не только страдания, что определенные духовные моменты можно реализовать за пределами гонки к успеху, забот об уплате долгов и прочему. Поэтому люди и идут к ним.

- Борьба за души и умы людей в КР сегодня идет по всем каналам. Через соцсети и мессенджеры призывают посетить мечеть в пятницу, затем выкладывают неоднозначные посты, вплоть до призывов к джихаду. Многие кыргызстанские эксперты и депутаты говорят о необходимости купирования подобных вещей, закрытии ресурсов. Как это реально будет происходить, непонятно. Есть ли в России подобный опыт?

- В России пытаются действовать двумя методами: наказывать за медиа-террор или социализировать и воспитывать граждан.

Моя идея как раз о социализации и проекте будущего. Человек должен во что-то верить, знать, куда он движется. Людям требуется проект будущего. Будущее может быть различным: от религиозного до научно-технического. Если человека устраивает предложенный вариант пути, его он и выберет.

С моей точки зрения, ключевая проблема в асоциализации граждан. Они остались сами по себе: замкнуты в семье, работа-дом и больше ничего. Необходимо, чтобы люди были в коллективах, социализировались. Неважно, чем они будут заниматься вместе: рисовать, играть спектакль, играть в теннис. Важно, чтобы этот процесс был постоянный и перманентный, чтобы человек постоянно был включен в него: сегодня пошел на субботник, завтра - в театр. Если человек социализован, у него не остается ни времени, ни желания разрушать общество, в котором он живет.

Ведь террорист хочет разрушить государство и общество, потому что считает его неправильным, несправедливым. Он, простой человек, видит, как начальники ездят на дорогих машинах, берут взятки, строят себе особняки. Человек возмущен и даже готов свою жизнь положить, даже убить других людей, чтобы разрушить существующий уклад. Соответственно, если не будет проекта будущего, который показывает справедливое общество и государство, то террористы будут всегда.

- Есть ли положительные примеры внедрения подобного проекта?

- В этом смысле интересен опыт Беларуси. Там советский опыт социализации максимально сохранен и активно применяется: молодежные движения, трудовые коллективы. Поэтому в плане терроризма обстановка там лучше, чем в других странах ЕАЭС. Мне кажется, что кыргызским властям надо перенимать белорусский опыт.

В России тоже есть позитивный опыт. Сейчас создают детскую и молодежную военно-патриотическую организацию, которая будет действовать в каждой школе.

А вообще Россия сама сегодня ищет ответы на многие вопросы. В кавказском и северокавказском регионах ситуация с экстремистскими настроениями мрачная. Даже более мрачная, чем в Кыргызстане. А в каких-то регионах это решено. В том-то и прелесть Российской Федерации, что в разных местах можно показывать разные методы борьбы с этой заразой. Например, в Чечне пошли по пути создания массовых военных организаций, чтобы мужики были чем-то заняты. Если им не предложить, чем себя занять, то они будут искать себя в другом, в том числе и в терроре.

- Семен, как вы предлагаете повысить эффективность борьбы с расплодившимися сектами в Кыргызстане, где действует довольно либеральная религиозная политика?

- Здесь религиозная политика не либеральная, а медленная. А секты плодятся везде. Просто на их появление в России и Беларуси реагируют более оперативно. А Кыргызстану надо более активно перенимать опыт союзников по ЕАЭС.

Поделится в
 
back to top

Случайные

Follow Us