Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Проблема Октябрьской революции

В этом году исполняется 96 лет со дня Великой Октябрьской социалистической революции, как еще 20 лет назад называли это событие. В современной России до сих пор нет единого отношения к нему. И по сей день, больше всего будоражат общественное мнение три проблемы: причины революции, роль в ней так называемых немецких денег, масштаб и мотивы красного и белого террора.

Мы решили обсудить их с заведующим кафедрой Новейшей истории России Санкт-Петербургского университета, автором нескольких монографий и учебников по Новейшей и экономической истории России Михаилом Ходяковым.

- Революция стала следствием всеобъемлющего глубочайшего кризиса, охватившего Россию. Покупательная способность рубля с 1914 года к февралю 1917-го упала до 26–27 копеек. А к октябрю — уже до 6–7 копеек. Возросла внешняя задолженность, зависимость от зарубежных кредиторов. Военные долги составили 7,25 миллиарда рублей. Из-за несоответствия системы управления транспортом военным задачам и неспособности правительства ее наладить наступил транспортный кризис, прежде всего железнодорожный. Вследствие транспортной разрухи и оккупации значительных территорий немцами была потеряна связь между регионами, и страна испытывала острую нехватку топлива и сырья.

Кризис затронул и армию. Пехотные полки потеряли по несколько комплектов рядового и офицерского состава — в немногих полках потери составляли 300 %, чаще — 400–500 % и более. К осени 1917 года кадровых офицеров, начавших службу до войны, в армии было лишь около 4%, остальные 96 — офицеры военного времени. Расчеты снабжения армии, составленные военным ведомством, оказались занижены. В результате в 1-е два года войны армии не хватало орудия, средств связи и так далее. И, наконец, кризис поразил российскую элиту. Военный министр Поливанов признавал: «На театре военных действий беспросветно. Отступление не прекращается. Деморализация, сдача в плен, дезертирство принимают грандиозные размеры. Сплошная картина разгрома и растерянности».

К 1916 году желания воевать уже не было. Хотя к этому времени в России стали производить пушек и другого вооружения больше, чем все союзники вместе взятые. А ведь начиналась война с шапкозакидательских, ура-патриотических настроений.

Важную роль в разложении русской армии и тыла перед Февральской революцией сыграли обвинения в адрес императрицы, окружения ее и императора в предательстве и стремлении к сепаратному миру. Дело дошло до казни полковника Мясоедова и отставки военного министра Сухомлинова. Можно сказать, что тема немецкого влияния на события в России началась еще задолго до обвинений Ленина в получении немецких денег. Только вначале она коснулась двора и элиты. Насколько вообще были оправданны эти подозрения и обвинения?

Антинемецкие настроения затронули многих известных деятелей. Даже генералы считали, что снарядов не хватает из-за того, что немцы в России везде. Хотя проблема была в неподготовленности промышленности.

- В известном смысле продолжением теории немецкого заговора стали нападки на Ленина, обвинявшегося в предательстве и в получении немецких денег. Начнем с пресловутого запломбированного вагона. Во-первых, это результат закулисного сговора Ленина и немцев — или содействия швейцарских социалистов российским? Во-вторых, почему Ленин не поехал, скажем, через Францию? И на каких условиях состоялся переезд?

- Многие вещи я объясняю импульсивностью характера большевистского лидера. Я думаю, он просто выбрал самый быстрый и короткий путь. Ленина мало занимало чье-то мнение: что подумают кадеты, что подумает кто-то другой. Тем более что Временное правительство совсем не горело желанием помогать противникам войны вернуться в Россию. А Ленин стремился в Россию, он хотел как можно скорее принять участие в революции, остальное его не занимало. Хотя его сразу стали обвинять в связях с немцами, и еще при Временном правительстве была попытка устроить процесс над ним и другими большевиками по обвинению в измене, но это все лопнуло как мыльный пузырь.

- Но главное обвинение, выдвигаемое против большевиков и лично против Ленина, — получение денег от немцев. Насколько, на ваш взгляд, обоснованны эти обвинения?

- Основные источники обвинений в адрес большевиков - так называемые документы Сиссона, американского журналиста, заведующего редакцией «Демократического издательства» межсоюзнической комиссии пропаганды. В марте 1918 года эти документы ему продал за 25 тысяч долларов журналист Фердинанд Оссендовский. Как выяснилось впоследствии, документы Оссендовский сфабриковал. Как отмечает профессор Соболев, еще в 1919 году эти документы подвергались критике в Германии, где вышла специальная брошюра с предисловием одного из лидеров Социал-демократической партии Шейдемана, входившего тогда в состав германского правительства. В брошюре было доказано, что немецких военных учреждений, от имени которых якобы исходили опубликованные документы, никогда не существовало, их бланки и печати фальшивые, а фамилии офицеров, подписи которых стоят под документами, не значатся в немецких списках.

То, что документы Сиссона - это абсолютный подлог, еще более детально доказал в 1956 году Джордж Кеннан, американский дипломат, политолог и историк, много лет проработавший в Советском Союзе. В 1933 году Кеннан приехал в Москву в качестве переводчика Уильяма Буллита, первого посла США в Советском Союзе. В 1946 году он посылает из Москвы телеграмму, в которой доказывает невозможность сотрудничества США и СССР и призывает правительство Соединенных Штатов твердо выступить против советской экспансии в Восточной Европе. Затем в июле 1947 года в журнале «Международные отношения» он публикует эссе за подписью некоего «Х», в котором излагалась стратегия сдерживания Советского Союза, вскоре воплощенная американским правительством в жизнь. То есть это был абсолютный антисоветчик, и в этом смысле его свидетельство как историка может считаться непредвзятым. По утверждению Кеннана, документы отпечатаны на одной пишущей машинке, хотя созданы будто бы в разных местах и в разное время, там путаница со старым и новым стилем. Профессор Соболев уже в наше время дополнил список неточностей, противоречий и исторических неправдоподобий. Например, название «Петербургское охранное отделение» неправильное: во-первых, потому, что официально оно называлось «Отделение по охранению общественной безопасности и порядка в столице», а во-вторых, Петербург тогда уже давно был Петроградом. Печально, что у нас эти документы некоторые до сих пор принимают за чистую монету, публикуют, ссылаются на них.

Конечно, историческая истина требует прояснения вопроса о деньгах. Но не деньги были причиной октябрьских событий. Тот же Кеннан в статье, посвященной пятидесятилетию революции, писал, что «большевики победили в 1917 году благодаря своей сплоченности, дисциплинированности, строгой конспирации, умелому политическому руководству». Партия большевиков, полагал Кеннан, была «единственной политической силой, которая обладала смелостью, ловкостью, дисциплинарным принуждением, целеустремленностью».

Другое дело, что в тот момент сошлись интересы Германии и большевиков. Немцы рассчитывали, выведя Россию из войны, развязать себе руки на западном фронте, а большевики — развязать революцию во всей Европе, а для начала в России и Германии. И Ленин переиграл немцев. Немцы потерпели поражение, и в Германии произошла революция, в том числе благодаря помощи большевиков.

Поначалу революция протекала довольно мирно. Непосредственно после Октября каких-то масштабных столкновений не было. Но, тем не менее, к середине 1918 года началась Гражданская война, сопровождавшаяся всплесками чудовищной жестокости, в частности террором, который большевики объявили мерой по устрашению своих противников.

При рассмотрении репрессивной политики всех сторон Гражданской войны я не выделял бы красный террор как особое явление. Практика террора как социального явления, характерного для всех участников конфликта. Это было вызвано состоянием общества. Социум был подготовлен к террору культурно, политически, исторически. И сквозь призму этого социума террор, как общее социальное явление, разлагается на красный, белый, зеленый, розовый (эсеровский), черный (против духовенства), желтый (антисемитский). Общество оказалось готово к террору.

- В чем состояла эта готовность и каковы ее причины?

- Что касается красного террора и всей политики репрессий вообще, то это было для красных важным, хотя не самым главным средством сплочения тыла и преодоления в нем анархии. Кроме того, угроза репрессий немало способствовала привлечению в Красную армию военспецов.

Часто террор был реакцией на требования, поступавшие в Москву из регионов. Первые расстрелы осуществлялись не по директивам из Москвы, это был террор местных советских органов. Например, известная директива Свердлова о расказачивании в 1919 году и вся политика в отношении казаков вообще в значительной мере была реакцией на требования, поступавшие с самого Дона. Именно иногородние «низы» требовали расказачивания, а советские «верхи» были вынуждены выбирать, кого поддержать в этом конфликте — казачество или крестьянство. Похожий выбор перед советской властью встал и в Сибири, где тоже существовал конфликт крестьянства и казачества.

Официально красный террор был объявлен 5 сентября 1918 года, после убийства Урицкого и покушения на Ленина 30 августа того же года. Репрессии берет под свой контроль ВЧК, в практику террора вводится системность. В результате, количество репрессированных большевиками по сравнению с неделей с 30 августа по 5 сентября даже уменьшилось. Другое дело, что теперь среди расстрелянных значительно меньше случайного элемента, тех же уголовников, и гораздо больше офицеров и представителей старого режима в самом широком классовом понимании.

К моменту объявления официального красного террора примеры массового и белого, и красного террора наблюдались на Юге России, а в Поволжье — чехословацкого. Так, 26 мая части Чехословацкого корпуса захватили Челябинск и расстреляли всех членов городского совета. А после захвата Пензы расстреляли 250 чехов-красногвардейцев.

Тем не менее, подсчеты показывают, что число жертв красного и белого террора за весь период Гражданской войны с 1918-го по 1921 год соизмеримо и составляет с каждой стороны порядка 250–300 тысяч человек. Из них примерно 50 % — жертвы местного самоуправства и самосудов. Кроме того, 20–30 % — это уголовники, а также расстрелянные за должностные преступления. Конечно, сюда не включены жертвы военных действий, лишений и голода.

В 1919 году основной террор развивался на Украине. В 1920 году выделяются расстрелы в Крыму. Сейчас установлены достаточно точные данные о количестве жертв по ялтинскому, симферопольскому и феодосийскому ЧК. Это три крупнейшие ЧК, и в целом получается меньше восьми тысяч расстрелянных. Но, очевидно, были расстрелы и в менее значимых пунктах. То есть окончательное количество жертв — 10–12 тысяч человек. Хотя тот же Мельгунов говорит о 150 тысячах, но это фантастика.

Наконец, основное количество репрессированных в 1921 году — это участники Кронштадтского восстания, порядка трех с половиной тысяч человек. И в других регионах примерно полторы тысячи.

В отличие от Советов движение белых не было централизованным, что немало способствовало их поражению. Поэтому решения о репрессивной политике принимались каждым из руководителей самостоятельно.

Может быть, белый террор, в отличие от красного, был более импульсивный: занимается город - проводится чистка, потом работает контрразведка, потом чистка перед отходом из города. Белый террор в основном был иррациональным, а красный — практическим.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us