Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Есть ли наука в Кыргызстане?

О том, что она все-таки есть, вспоминают у нас только тогда, когда речь заходит о выборах президента Академии наук или о необходимости реформирования ее структур. В остальное время о ней ни слова, будто науки в стране вовсе нет. А наш ученый люд тем временем тихо посапывает по уютным кабинетам, выгребая из бюджета так необходимые на нужды развития или потребности социально уязвимых слоев населения средства. Попробуй нарушить их идиллический покой, сразу издают вой: «Караул! Науке не дают развития!». И начинают перечислять ученых с мировым именем далеких советских лет, а то могут упомянуть и Архимеда с Эйнштейном, Ньютона и Павлова: вот, мол, какие величины были в науке, и что было бы с человеческой цивилизацией без их открытий.

Но что сделали отечественные ученые в настоящее время, какие открытия и практические рекомендации, способствовавшие ускоренному развитию страны, предложены ими? Отвечая на эти вопросы, они опять прячутся за спины академиков, давно ушедших в мир иной. И опять сетуют на недостаточность финансирования науки. Один часто мелькающий на страницах печати член-корреспондент без всяких обиняков заявил: «На протяжении всего двадцатипятилетнего периода суверенитета государство не выделяло на научные исследования ни тыйына. Только на зарплату», - обижается он. При этом он не говорит о тех огромных затратах государства на содержание академических апартаментов, служебных машин и т.д. Даже в условиях советского периода истории кыргыз­ская академическая наука давала какие-то копейки прибыли на рубль вложения. Это при том, что ученые тогда были одной из высокооплачиваемых категорий населения. Какова отдача науки сейчас? Полагаю, что совсем не лучше, чем тогда. Между тем нашим академикам и ученым, думаю, грех жаловаться на государственное довольствие. При их научном напряжении и загруженности можно было бы платить и меньше. Они живут старым багажом и довольствуются незавидными заслугами еще прошлого века. К сожалению, многим из тех, кто якобы ратует за престиж науки, уже под семьдесят и более. И они яростно борются не за истинные ценности науки, а за сохранение имеющихся у них льгот, доплат и других преференций за академические и прочие звания. Их не интересует реальное состояние отечест­венной науки. Они хотят продолжать восседать на пышных тоях по случаю многочисленных защит диссертаций и т.п.

Переоценка ценностей

Из-за девальвации высшего образования и ученых званий в Кыргызстане в сознании масс происходит переоценка ценностей, изменение отношения к неподкрепленным знаниями дипломам и научным степеням. Если прежде мои соотечественники, только вырвавшись из оков сплошной безграмотности, благодаря активным усилиям советской власти, преодолели планки всеобщего семи и восьмилетнего образования, а затем и всеобщего среднего образования, то в годы независимости без всякой там иронии они уже смотрели на высоты всеобщего высшего образования, как на вполне доступные для них вершины. Созданные на конвейерной основе, в промышленных масштабах для удовлетворения помпезных амбиций моих земляков 55 высших учебных заведений страны начали штамповать «специалистов выс­шего звена». В этих условиях множилось число людей, которые заполучили два, а то и более дипломов. И они ими гордились. Дабы убедить окружение в своей исключительности отдельные из них замахнулись и на получение званий кандидатов и докторов наук. Спрос рождает предложение. Множилось число ученых советов по защите диссертаций. Когда-то презираемое слово «плагиат» стало обычным явлением. Расцвело мошенничество на научной ниве. Появились «авторы», открыто в СМИ предлагавшие написать диссертации на любой вкус, по любой теме. Естественно, за конкретные суммы. Масштабы злоупотреблений в науке приняли непоправимый характер. И всем это известно и понятно. Однако командиры от науки отворачиваются от этих проблем. Разве можно отказаться от устоявшейся системы, которая кормит тебя, – от казы и чучуков, щедрых застолий по поводу защит диссертаций и других благ. Такова природа коррупции в науке. И никому нет дела до такой «науки». Некогда. Начальство занято политикой, ему не до науки.

Контрантиплагиат

Национальная аттестационная комиссий (НАК) в рамках борьбы с коррупцией и плагиатом в научной среде ввела программу «Антиплагиат». Программа нешуточная - сразу распознает откуда и что списано. Но что она, эта программа, против смекалки отечественной научной элиты? Ко мне, как двуязычному журналисту, обратился мой друг-ученый за помощью. Я должен был перевести диссертацию, списанную со многих русскоязычных монографий и статей, на кыргыз­ский язык. Затем дополнительно отредактированная диссертация представлялась уже к защите. И все! После этого программа «Антиплагиат» не срабатывала.

Мне рассказывали про другую задумку отечественных ученых против системы «Антиплагиат». Если есть необходимость в защите на русском языке, то нужно диссертацию перевести сначала на кыргызский, а затем дать другому переводчику перевести ее снова на русский. Вот такая эквилибристика удачно срабатывает против «Антиплагиата».

О чиновничьих амбициях

Давно пора урезать их порядком. Дать понять чиновникам, что они служивые у государства. И их время не должен отнимать всякий там бизнес и прочие трудоемкие вещи. Например, что ни руководитель, то стремится заполучить ученую степень или титул. Министр – доктор наук, директор предприятия – кандидат наук и т.п. И, знаете, это поползновение, быть может, получившее распространение в бытность президента-академика, продолжает питать иллюзии чиновничьего люда, падкого на всякие дешевые побрякушки. Ведь никто же не поверил в то, что генсек Леонид Ильич Брежнев был всем маршалам маршал и героям герой. Так и у нас, кто поверит в то, что тот или иной министр уж очень наукой озабочен. Знаем мы таких ученых! И наверняка такие ученые и сами знают цену своей учености! Не дураки ведь! Погоня министров и других чиновников за учеными званиями и титулами захлестнула было и соседний Казахстан, что вынудило президента Назарбаева Н.А. издать специальное распоряжение о запрете такого раздвоения. А не перенять ли нам опыт соседей?

Какая наука нужна стране

Спрашивается, нужна ли наука Кыргызстану? Нужна! У нас немало светлых голов. Многие уезжают за кордон и там достигают внушительных результатов. Так один наш соотечественник возглавляет лабораторию в Кембридже, которая занимается исследованиями, претендующими на Нобелевскую премию. Другой руководит отделом во всемирно известной компании «Майкрософт». Второй, узнав о хитросплетениях защиты диссертации в Кыргызстане, в свой 21 год отказался от этой затеи. А ведь кафедра, где он защищал дипломную, посчитала ее достойной для представления к защите в качестве кандидат­ской диссертации.

Какие же есть предложения по возрождению авторитета науки в Кыргызстане? Они есть. И их выдвигают честные люди, имеющиеся еще в среде ученых. Академик А.Бакиров, например, считает, что в стране «сильно раздута надстройка над научными учреждениями». Он предлагает упразднить президиум НАН с его раздутым аппаратом, ее отделения, а также максимально сократить вспомогательные службы.

«Наука в Кыргызстане постепенно умирает, - приходит к выводу доктор экономических наук Франции Назик Бейшеналы. - У нас продолжают получать научные степени кандидатов и докторов, публиковать псевдонаучные статьи люди, которых сложно назвать учеными».

Член-корреспондент НАН К.Боконбаев с возмущением пишет, что «в сферу науки, к несчастью, проникли коррупция, кыргызчылык и профанация».

Когда нужен глаз да глаз

Следует отметить, что наука Кыргызстана - это не только то, что есть в Национальной Академии наук. Научными исследованиями занимаются и в многочисленных вузах страны, отраслевых НИИ, а также сотрудники различных фондов. Говорить о недофинансировании науки в некоторых ее отраслях как-то даже грешно. Возьмем, к примеру, фонд «Мурас» при президенте страны. Фонд щедро финансируется государством. «Он призван был мобилизовать на активный научный поиск и исследования всю братию ученых-историков, а также людей, не имеющих ученых степеней, но очень много знающих о прошлом и культуре народа. К сожалению, в фонде вращался и вращается очень узкий круг историков. На это обратили внимание руководителей «Мураса» и участники состоявшегося летом Иссык-Кульского форума. Однако выводов, к сожалению, не сделано», - пишет доктор исторических наук Байболот Абытов.

К словам профессора Абытова можно добавить, что названный узкий круг возомнил себя придворной исторической элитой. Хотя они не являются выразителями взглядов всех историков страны. И не они лицо исторической науки Кыргызстана. Думаю, деятельность фонда «Мурас» остается вне контроля государства, и неизвестно, куда деваются те огромные средства, выделяемые для него. В частности, куда делись деньги, выделенные данным историкам депутатом Алтынбеком Сулаймановым?

Был случай, когда из-за разночтений в исторической науке большая группа представителей общественности даже обратилась через СМИ к президенту страны А.Атамбаеву с требованием проведения аттестации историков. Вот до чего доходит.

Таковы реалии кыргызской науки сейчас. Между тем в настоящее время в Национальной Академии наук бушуют неимоверные страсти вокруг вопроса: кто же займет место президента, свободное с недавних пор. В ход идут интриги, местничество, прочие дрязги. Всех интересует должность. Но кто тогда задумается о проблемах науки в стране, о ее будущем? Это большой вопрос.

Поделится в
 
back to top

Случайные

Follow Us