Menu
meribell site

Киты здесь ни при чем

Интернет-сообщество Кыргызстана потрясла очередная новость. В зону «kg» мигрировали «группы смерти». Все электронные СМИ посчитали своим долгом разместить подробное описание указанных групп, продублировать хэштеги, а также выразить глубочайшую обеспокоенность будущим наших детей и призвать всех родителей отвлечься от всего и чаще разговаривать с подростками. Именно они, насколько можно судить по публикациям, являются целевой аудиторией указанных групп. Видимо, потому что уровень их сознания, сознательности и, в целом, интеллекта, оставляет пока желать лучшего. Хотя, с другой стороны, названный уровень не сказать, чтобы был на высоте и у наших средств массовой информации.

Оказалось, что для формирования новости в нашей стране достаточно сообщения от администратора страницы «Молодые мамочки» в Instagram по имени Асема, сообщившей, что в стране все больше подростков начинают интересоваться так называемыми «группами смерти», которые уже стали причиной случаев детского суицида в России. На это сообщение уже отозвались и правоохранительные органы, пообещавшие разобраться, и Министерство образования, которое призвало всех к бдительности, и каждый пользователь социальных сетей счел своим долгом сделать репост и рассылку по «what’s up контактам». Короче говоря, если кто-то и не знал об этих группах, в результате всех вышеперечисленных манипуляций обязательно узнал, причем получил массу подробностей, которые вызывают естественное любопытство, и дают вполне работающий алгоритм по поиску и вступлению в такие группы.

Как оказалось, в России за истекший год около 15 подростков, состоявших в указанных группах, покончили жизнь самоубийством. Истерика, поднятая пользователями социальных сетей зоны kg, совершенно непонятна. Так, за 6 месяцев 2016 года (с января по июнь) в Кыргызстане зафиксировано 39 фактов суицида среди детей. За 2015 год в Кыргызстане покончили жизнь самоубийством 102 подростка. Да нам и китов никаких не надо. Наши дети безо всяких групп смерти без сожалений расстаются с жизнью, и сказать, что это печально, значит, не сказать ничего. Но почему-то никакие социальные сети не забили тревогу по фактам самоубийств. Оказывается, за последние 10 лет показатели фактов суицида среди молодежи выросли в три раза. При этом причины обусловлены, как правило, трудными жизненными обстоятельствами, но никак не китами, не бабочками и даже не временем 4.20. Кто-нибудь слышал о мерах, предпринятых государственными органами по фактам суицида в нашей стране? Вряд ли. А вот «синие киты» обеспокоили Министерство внутренних дел настолько, что оно выступило с программным заявлением и сообщило: «Оперативники МВД проводят тщательный мониторинг и следят за ситуацией. Кроме того, помимо наблюдения за сомнительными сайтами, перед сотрудниками Главного управления уголовного розыска, а также инспекцией по делам несовершеннолетних (ИДН) поставлены задачи, направленные на профилактическую и разъяснительную работу в учебных заведениях».

Нужно отметить, что массовая истерика приобретает все большие масштабы. В частности, из-за сообщения о гибели восьмиклассника столичной школы, который 1 февраля выбросился из окна. Что послужило причиной, пока неизвестно.

С просьбой дать оценку происходящему мы обратились к заведующей кафедрой психологии Кыргызско-Российской академии образования Татьяне Ноздрачевой и практикующему психологу Виталию Пукаеву.

- Что, по вашему мнению, движет детьми, вступающими в так называемые «группы смерти», существующие в социальных сетях?

Татьяна Ноздрачева: Дети начинают интересоваться социальными сетями и всевозможными группами, сообществами тогда, когда они подходят к подростковому возрасту. Ведущей деятельностью начинает проявляться общение. Они ищут его везде, где угодно, в том числе, в таких «группах смерти», где их выслушают, поймут, дадут поддержку, не отвергнут. Это для детей является очень важным.

- Является ли интерес к смерти и смертельной атрибутике у подростков естественным?

Виталий Пукаев: Подростков интересует все необычное, мистическое, непонятное. Они пока воспитываются в своих семьях, им все доступно, все развлечения. После вступления в подростковый возраст им хочется свои развлечения перевести в разряд условно запрещенных. Это протест – я взрослый, я могу. Сюда входит употребление всевозможных психотропных препаратов, алкоголя, табакокурение, в том числе увлечение темой смерти.

- Каким детям, как правило, присуще стремление участвовать в подобных группах?

Татьяна Ноздрачева: Оно присуще детям в семьях, где нарушена эмоциональная связь с родителями, где нет доверия между родителями и детьми, где дети чувствуют себя обделенными именно эмоционально, ущемленными, непонятыми.

- Является ли участие ребенка в такой группе признаком психического расстройства, требующего медицинского вмешательства?

Виталий Пукаев: Вступление детей в такие сообщества и группы не является признаком психического расстройства. Но некоторые психические расстройства могут сопровождаться и вступлением в подобные группы, хотя в большинстве люди с психическими заболеваниями социально не адаптированы.

- Насколько освещение темы «групп смерти» в СМИ влияет на их популяризацию?

Виталий Пукаев: Конечно, освещение СМИ таких проблем подогревает интерес современной молодежи. Но это является одновременно одним из средств профилактики. СМИ должны говорить о том, чем опасно участие в подобных сообществах.

- Что можно предложить современным подросткам в качестве альтернативы социальным сетям и соответствующим группам?

Татьяна Ноздрачева: Современным подросткам можно и нужно предложить как можно больше секций, кружков по интересам. Несмотря на то что это звучит немного смешно, нужно находить новые интересные способы групповой творческой деятельности, чтобы дети общались. Традиционные кружки танцев, рисования сейчас не совсем популярны, поскольку обучают неактуальным видам творческой деятельности. Однако, современные направления танцев, живописи увлекут подростков. Им некогда будет думать о группах смерти, они будут общаться между собой.

- Какую модель поведения следует избрать родителям, которые опасаются увлечения своего ребенка темами смерти, суицида?

Татьяна Ноздрачева: Для всех родителей было бы здорово выбрать тактику доверия, проводить как можно больше времени с ними, чтобы дети могли поделиться своими переживаниями. Родители должны общаться и между собой, строить доверительные отношения. Когда между ними отсутствует доверие, дети, видя это, сомневаются в том, могут ли они, в свою очередь, доверять своим родителям.

P.S. Резюмируя эту невеселую публикацию, хотелось бы призвать родительское сообщество нашего города прекратить сидеть в социальных сетях и на всяких сайтах, выйти из виртуального мира и заняться, наконец, своими детьми, осознав, что ответственность за детей до достижения ими 18-летнего возраста по закону лежит не на китах и бабочках, а только и исключительно на мамах и папах, которые должны обеспечить им нормальную, здоровую, по возможности, счастливую жизнь. А вот киты здесь ни при чем.

Редакция газеты выражает глубокие соболезнования родным погибшего мальчика, а также всем нашим согражданам, которые столкнулись с этой ужасной бедой.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us