Menu
стан 3  moskva

КГБ и Акаев

Влияние КГБ на все стороны государственной и общественной жизни было настолько сильно, что при одном упоминании этой организации люди приходили в трепет. Это было государство в государстве. Так уж было устроено, что без его ведома никто не мог выехать за границу, оно могло вмешаться не только в издание книг, но и в публикацию проблемных статей в газете. Мнение КГБ учитывалось при подготовке важных государственных документов и решений. Это же касалось и выдвижения официальных лиц на ключевые посты. Не была исключением и должность руководителя республики.

Какова же была роль КГБ в приходе к власти экс-президента Акаева, как складывались их взаимоотношения в дальнейшем? Речь пойдет о самом «интеллигентнейшем демократе из демократов», «разрушителе тоталитаризма и всех других нечистей» - об Акаеве. Насколько он соответствовал этим мифам, рожденным им самим и всякими там «осмонакунами»?

Скажем сразу, Аскар Акаев был квинтэссенцией, ярчайшим продуктом эпохи застойного социализма. Причем он не был рядовым членом общества, а являлся одним из проводников в жизнь морали двойных стандартов горбачевской перестройки, морали иуд и предателей народных интересов. Прав был депутат Дооронбек Садырбаев, говоря, что «Аскар Акаев - последний неокоммунист на территории Кыргызстана, член ЦК КПСС, ставленник Кремля, воспитанник Лубянки...».

Шифротелеграмма на Лубянку

Судьбе было угодно, чтобы я в начале 90-х оказался свидетелем восхождения на престол Аскара Акаева. Прежде я работал в Академии наук, затем по роду службы в КГБ хорошо знал среду ученых, вузовскую интеллигенцию. Именно по этой причине тогдашний председатель КГБ республики генерал Джумабек Асанкулов приблизил меня к себе. Надо отметить, что он блестяще знал Кыргызстан, его историю, людей.

Во время одной из наших бесед он неожиданно спросил, кто, на мой взгляд, достоин быть президентом Кыргызстана? Немного подумав, я ответил, что наиболее подходящей кандидатурой явился бы Кенеш Кулматов, бывший секретарь ЦК КП Киргизии, видный и авторитетный государственный деятель. Казалось, что в пользу этого было и то обстоятельство, что супруга Кулматова училась вместе с Горбачевым на одном курсе юридического факультета МГУ. Но оказалось, что не все так просто. Джумабек Асанкулович ответил мне, что у Кенеша Кулматова якобы была какая-то история за границей, и поэтому его кандидатура вряд ли подойдет.

В ходе дальнейшей беседы генерал все более склонялся и убеждал меня в наибольшей приемлемости кандидатуры президента Академии наук Аскара Акаева. Остановившись на этой кандидатуре, он приказал подготовить шифротелеграмму на имя Председателя КГБ СССР Владимира Крючкова. Из разговора с Джумабеком Асанкуловым я понял, что кандидатура Акаева на пост президента республики, видимо, до этого была обговорена в верхах и в принципе вопрос был решен. Отправка телеграммы была лишь формальностью.

Среди обсуждаемых кандидатур были и другие лица, в частности Абсамат Масалиев, Апас Джумагулов, Джумгалбек Аманбаев.

КГБ республики и ГКЧП

Надо признать, что в то время Москва еще владела ситуацией в стране и могла существенно повлиять на расстановку кадров в республиках. ЦК КПСС ничего не стоило поставить во главе Кыргызстана любого другого человека, кроме Аскара Акаева. Рукой Москвы в республике был КГБ. И стоило тому же Асанкулову через того же Крючкова настоять на другой кандидатуре, как они, мне представляется, смогли бы провести ее.

Благосклонностью КГБ к своей судьбе Аскар Акаев пользовался и ранее. Он, по словам Джумабека Асанкулова, вошел в состав последнего ЦК КПСС именно по рекомендации председателя КГБ СССР Владимира Крючкова, который сообщил Аскару Акаеву об этом лично при встрече.

Когда Акаев стал президентом Кыргызстана, он или из чувства долга перед КГБ, или из-за отсутствия административного опыта всецело подчинялся инициативам председателя КГБ Джумабека Асанкулова. Так аппарат администрации президента заполонили сотрудники КГБ. Все, вплоть до секретаря в приемной, не говоря об охране, были сотрудниками этого ведомства. Впоследствии и личный водитель Акаева получил офицерское звание КГБ.

Генерал Асанкулов в своих действиях, скажем честно, не имел ведомственной или личной корысти. Он хотел помочь обустроиться на новом месте главе республики. Желая избавить Аскара Акаева от оппонентов, которыми были в то время Джумгалбек Аманбаев и его команда, генерал пытался продвинуть кандидатуру близкого Акаеву, а также его земляка, в то время работавшего в аппарате ЦК КПСС, А.Бакаева на должность первого секретаря ЦК КП Киргизии. Однако затея генерала провалилась, что привнесло некоторую напряженность в его взаимоотношения с будущим председателем КГБ, а также лично с Аскаром Акаевым.

В стремлении помочь экс-президенту Акаеву генерал Асанкулов явно переусердствовал. Акаев поведение генерала начал, скорее всего, воспринимать как навязчивое, он хотел личной свободы и руководить страной, так сказать, «без оков КГБ».

Долгое молчание, отсутствие какой-либо реакции Аскара Акаева в период ГКЧП объясняется, видимо, не только страхом перед неведомым на тот момент будущим, но и половинчатостью его позиции: как-никак ключевая фигура гэкачепистов Крючков был одним из его крестных отцов как президента республики.

КГБ в Службу

Провал ГКЧП был для Аскара Акаева чем-то вроде окончательного освобождения от пут КГБ. Он воспрял духом и впредь, зная силу и возможности этого органа, назначал руководить им только своих людей.

В конце концов Акаев подчинил КГБ единолично себе. Комитет был переименован в Службу. И она полностью оправдала свое новое название, служа верой и правдой лично Хозяину.

Так закончилась в Кыргызстане история некогда всесильной организации - Комитета государственной безопасности. Большинство профессионалов выехали в Россию, часть из них дожидалась срока выхода в отставку.

Национальное богатство республики вовсю растаскивалось, на что было больно смотреть. Моим последним документом, подготовленным в стенах КГБ и адресованным экс-президенту Акаеву, было обоснование необходимости сохранения этого богатства вплоть до гвоздя и его масштабной инвентаризации, дабы сказать затем: «Вот что мы приняли от коммунистов и чего достигли». Ведь мы все-таки надеялись достичь чего-то большего.

Результат деятельности акаевского режима, конечно, налицо и без цифр! А тот мой документ был отвергнут и не отправлен президенту: мол, поймут нас неправильно и расценят это как вмешательство не в свои дела.

…Мне было 42 года, когда я под благовидным предлогом ушел в отставку. И не жалею об этом. Ушел с чистыми руками и чистой совестью. Прощай, КГБ, моя юность, мои воспоминания...

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us