Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Мы все баатыры - потомки Манаса!

Да-да! Мы все потомки Манаса! Нас всех объединяет гордость за прославленного прародителя и предводителя - великодушного баатыра - Эр-Манаса! Правда, многие столетия прошли с той поры, когда жил наш славный предок, и это не могло не сказаться на его потомках. Признаться, мы как-то обмельчали. Да-да, есть такое. И не только физически. Давно не рожает кыргызская земля баатыров-исполинов, подобных Манасу. Да и духом мы уже не те. Видать, природа решила отдыхать на нас сильно уж долго.

Говорить категорически, что в нас ничего не осталось героического, я бы тоже не рискнул. Пообщайтесь с потомками, взгляните в их глаза, и вы реально ощутите, что есть, есть еще порох в пороховницах. Крепка жила богатырская! Попробуйте задеть любого кыргыза, сделать ему малейший укор, такой получите отпор, что в следующий раз много раз подумаете, прежде чем высказывать ему, пусть даже самое разумное, самое дружелюбное замечание. Лучше обойти стороной этот вопрос или даже похвалить потомка славного баатыра за его грешок!

Как известно, Эр-Манас жил в условиях военной демократии, господствовавшей в те суровые времена. Кругом были враги и не могло быть иначе. Каждый воин, то бишь кыргыз, имел право на голос, и он должен был быть услышан и оценен. Так вот, привычка к демократии у нас в крови. У кыргызов никогда не было классового расслоения людей. Коль мы все потомки Манаса, все и были равны друг перед другом, то есть принцип единокровности (тен тууганчылык) действовал сполна. Не зря видавшая виды Европа была поражена демократическим духом нации и назвала Кыргызстан «островком демократии» во всей Центральной Азии. Признали же ведь нас, черт побери! А вы хотели подвергнуть сомнению наш дух, будто бы в нас ничего манасовского-то не осталось?!

Народная многопартийность

Скажите мне, где, в какой стране мира вы найдете столько партий, как в стране Манаса? У нас их больше ста! Почти каждый кыргыз в партии, а то, быть может, и в двух-трех! На всякий случай! Если хотите, у нас каждый человек словно отдельная партия! А нас миллионы!

Демократия у нас дала широкий размах. Теперь к ней не подступиться! Нельзя в одном зале собрать людей, услышать одно мнение. Представить трудно, если на кыргызской земле вдруг родится человек, равный Манасу, то куда же он денется? Его попросят встать в строй. Ты такой же как и мы, скажут ему. Не высовывайся, встань в ряд!

Признать кыргызу наличие лидера трудно, прислушаться к другому мнению невозможно, признать свою неправоту - что вы, никогда! Такова общая черта наших людей, горделивых до сумасбродства. Так мы и живем в вечных раздраях и столпотворениях, спотыкаясь друг на друге. И даже Аллаху неведомо, когда же мы выберемся, наконец-то, из этого болота пустого тщеславия и ненужной гордыни.

Как стать великим?

Поголовная грамотность, о которой мечтали поколения кыргызов, свершилась. Сейчас не только аттестатом о среднем образовании, а даже дипломом о высшем не удивишь. Много моих сородичей имеют по два, а то и по три диплома, а некоторые умудрились получить заграничные. Уже сейчас каждый второй экономист, каждый третий юрист. Раньше, бывало, некоторые кыргызы гордились тем, что их чадо, так прекрасно говорит на русском: «Смотри, смотри, как он матерится, хлеще, чем русский!» Теперь, как правило, кыргыз штурмует высоты английского и в придачу турецкого языков. Но материться на них еще не научился.

Уже сейчас половина слов в лексиконе наших граждан происходит из дальнего зарубежья. Особенно популяр­ны слова «инфляция», «девальвация». О них знает даже чабан из дальнего Чаека. Но знает он их, потому что они шибко больно бьют по карману, то бишь по сому, а через сом и по желудку.

Увы, эти заграничные слова обозначают, что жизнь наша действительно девальвирует по всем швам. И прежде всего сама жизнь человека. Подумайте только, ничего не стоит лишить жизни человека или повеситься. Это творится денно и нощно. Мы уже привыкли. Привыкла и наша родная милиция. Привыкла настолько, что не обращает внимания: «Подумаешь, убили!»

А один наш доморощенный «великий» хирург на возмущение родственников умершего во время неудачной операции так и заявил: «Что негодуете, только ли ваш родственник умер?»

Дважды видные и трижды уважаемые

В конце XX столетия мы неожиданно обнаружили, что все предыдущие века дали истории одного великого кыргыза - Манаса, а последние десять лет десятки его потомков скромно облачились в тогу великих. Поистине ренессанс! Создал две-три полусимфонии, и ты уже великий композитор, написал о родном кишлаке подлиннее роман - великий писатель! Съездил два раза за границу, уже видный дипломат, пять раз - выдающийся. А если десять раз?..

О Боже! А сколько у нас академиков развелось! Важные персоны, понимаете ли. Но хоть бы докторские или кандидатские звания имели бы. А уже академики. И подписываются: академик таких- то наук. И пошло-поехало. Уже пошли дважды, трижды академики! Помню, при Советах всего один ученый был дважды академик. И то татарин какой-то. А где же кыргыз?

Да, кыргызы самый просвещенный народ в мире! Уже сейчас мы по числу академий и университетов на душу населения превзошли все страны. Теперь наш лозунг - каждому району по институту!

А профессора, профессора-то какие у нас? Ух, какие умные! Такие универсальные, энциклопедисты. Один наш ученый только успел прочесть лекцию по картофелю в Сеуле, так его уже пригласили в Каир прочесть лекцию по хлопку, а дома он читает по сахарной свекле. А как завидуют нам, как злословят: «У вас-де, мол, докторов и кандидатов наук много, а ученых нет!» Чушь какая-то!

А бывали ли вы на наших парадах? Любо смотреть, аж в глазах рябит: все в лампасах. То ли наши кыргызские суворовцы, то ли генералы. Но наши. И как красиво!

Вот уж точное выражение: «Когда я сыт, меня такая гордость охватывает за свой народ и его величие...»

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us