Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Чиновничьий футбол и умирающий бомж

Это история гражданина, который в настоящее время, заживо гниет в центре города на глазах тысяч людей. Подробности ее смакуются в социальных сетях уже несколько дней. Ситуация настолько из ряда вон выходящая, насколько и привычная. Как она разрешится? Цена вопроса - жизнь конкретного человека.

Напротив магазина «Народный», что расположен на пересечении улиц Московской и Ибраимова укрывшись от палящего солнца, полулежит человек. Характерный бродяга – грязная оборванная одежда, лицо потеряло четкие черты. Он вполне соответствует представлениям обывателей о том, как должен выглядеть бездомный. Но из тысяч городских бомжей его выделяет то, что он, несомненно, нуждается в помощи.

Знакомьтесь – Евгений Ли. Именно так представился человек, тронувший сердца тысяч бишкекчан. Ноги бродяги – зрелище не для слабонервных. Обычный полиэтиленовый пакет, которым обвязана ступня левой ноги не скрывает ни жуткого вида гниющего мяса, ни запаха, который распространяется на несколько метров вокруг. Даже не будучи медиком, любому понятно – гангрена.

Алкогольное опьянение, и созданные добровольно условия для размножения бактерий делают свое дело. Вести долгие беседы несчастному не по силам. Все, что удалось выяснить: 48-и летний Евгений на улице уже 11 лет. Почему он стал бомжевать и, куда делись документы, бывший маляр-декоратор толком объяснить не может. Точно знает он лишь одно: помощи ему ждать не откуда. Родных нет. Реакция прохожих неоднозначна: кто-то, опустив глаза, быстрее проходит мимо. Некоторые, одолев рой мух и собственную брезгливость силятся проявить участие, угощают спиртным или покупают еду.

- Несколько дней назад, какие-то парни вызвали «скорую». Меня отвезли во «вторую» больницу. Там мне сказали, что надо пить таблетки, а какие, именно не сказали, - жалуется он неравнодушным прохожим.

Мы решили выяснить уже по официальным каналам, почему Евгения не госпитализировали, да и вообще, кто из муниципальных ведомств и городских служб в состоянии ему помочь.

Заведующий Отделением гнойной хирургии клиники им. М. Мамакеева, Бейшенбек Эралиев в свою очередь комментирует ситуацию довольно скупо:

- Человек с таким именем в нашу больницу не поступал. Отказать в медицинской помощи и госпитализации мы не имеем права.

Пресс-секретарь департамента здравоохранения: Аскар Эрдешев:

- Для того, чтобы выяснить, кто говорит неправду нужно знать точно какого числа и в какую именно больницу человек был доставлен по «скорой». Клиника им. М. Мамакеева находится в ведении Министерства Здравоохранения. Вам следует обратиться туда.

Пресс-служба Министерства здравоохранения в лице некой Анары (с очень невнятно произносимой фамилией):

- Знаете, я совсем недавно работаю. Сейчас попробую уточнить.

Добросовестно перезвонив в течение часа, уже уверенным голосом отфутболивает нас обратно в Департамент Здравоохранения и Министерство труда и социальной защиты.

Марина Гречанная (пресс-служба Министерства труда и социальной защиты) данной конкретной ситуацией уже владеет у нее наготове очередной заветный номер. Неоднократные попытки дозвониться до некоей Жаныл Ишимбековны, начальника Управления по развитию социальных услуг ЛОВЗ и пожилых граждан успехом не увенчались. Приходится возвращаться все к той же Гречанной:

- Странно, точно знаю, что Жаныл Ишимбековна на работе, возможно, вам просто не везет, попадаете в то время, когда она выходит из кабинета. Попробуйте позвонить в отдел социального обслуживания.

Звонок в Департамент социального обеспечения Отдел социального обслуживания. Октан Балбаков:

- Вы немного не по адресу. Мы можем определить человека в один из домов-интернатов. Делается это на основании двух критериев: во-первых, при наличии 1 или 2-ой группы инвалидности. Либо лиц преклонного возраста, то есть от 65-ти лет и старше. В том и другом случае действовать мы можем на основании заключений медицинских учреждений. А в вашем случае человек еще и не имеет места прописки, поэтому стоит восстановить документы. Помочь в этом должны представители местных органов самоуправления.

Ситуацией всецело правит один из законов жизни - спасение умирающего - дело рук самого умирающего. «Чиновничьий футбол», в котором мы приняли участие, так ни к чему и не привел. Евгений по-прежнему на пятачке возле магазина. Почему так происходит, объясняет Алена Конорева основатель фонда «Рука к руке». За плечами его волонтеров пять лет работы с десятками людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации.

- Мы неоднократно сталкивались с, казалось бы, самыми безнадежными случаями, но никогда не было такого, чтобы человека попросту выдворили на улицу. О работе «гнойного отделения» мы можем судить не понаслышке. Не доверять словам медика нет никаких оснований. Но надо понимать, что работа с бездомными построена на принципе добровольности. Никто не в праве насильно забрать человека в социальное учреждение или госпитализировать его без собственного согласия, – рассказывает она.

Возможностей получить конкретную помощь у лиц без определенного места жительства не много. Взять, к примеру, специализированные приюты. Большинство из них функционирует лишь в холодное время года. А те, что работают круглогодично, скажем, неправительственная организация «Фонтан жизни» или муниципальный «Коломто» могут обеспечить только ночлегом и одноразовым питанием. При этом бродяга, как это ни парадоксально прозвучит, должен быть более или менее здоров. Иначе его в любом случае доставят по «скорой помощи» в медицинское учреждение. Отказать в лечении медики не имеют права, но оценивать ситуацию и принимать решение бродяга должен самостоятельно. В общем-то, каждый отдельно взятый бомж даже имеет возможности изменить свой социальный статус. Для этого надо не много ни мало захотеть и найти в себе силы отказаться от алкоголя и решительно продемонстрировать желание трудиться на благо общества. Однако, желающих начинать вести нормальную жизнь среди бомжей днем с огнем не сыщешь. Так уж устроена человеческая психика, что жизнь на улице за несколько лет затягивает полностью. И в каждом конкретном случае без участия еще и специалиста-психолога не обойтись.

Волна праведного гнева горожан захлестывает, все известные инстанции. Люди ругают самих бомжей, источник заразы и дискомфорта, медиков – нелюдей и клятвопреступников, бездельников в лице представителей муниципальной власти, и Департамента здравоохранения, и еще десятки прямо причастных и совсем непричастных министерств и ведомств. Кто именно и, что именно должен предпринимать в конкретной ситуации? Однозначный ответ теряется в дебрях системы, в которой все мы, в конечном итоге, вынуждены выживать самостоятельно, кто как может. На деле же счастливый конец одной из сотен жутких историй человеческих - это и есть тот самый максимум, на который можно рассчитывать, живя в условиях нашей действительности. Все они, так или иначе, организованы при немалой доле участия волонтеров, работающих бескорыстно. Энтузиастов, готовых взять Евгения под собственную опеку, пока не нашлось

Оказаться в трудной жизненной ситуации может любой. Между тем, рассчитывать на участие и помощь в собственных трудностях, можно лишь не оставаясь равнодушным к чужой беде.

Поделится в

Из последнего опубликованного Елена Бизюкова

back to top

Случайные

Follow Us