Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Встревоженные НПО

Проект закона о статусе НПО и придания им статуса «иностранных агентов» вызвал шквал негодования у представителей неправительственных организаций. Неужели этот законопроект «закрутит гайки», «перекроет кислород» и по сути заставит НПО прекратить свою деятельность на территории Кыргызстана? Чем так встревожены НПО?

 За ответами я обратился к одному из инициаторов законопроекта, депутату Жогорку Кенеша, Нуркамилу Мадалиеву.

- Нуркамил Апишевич! Сейчас идут жаркие споры о новом законопроекте, который, как утверждают представители неправительственных организаций, может свести на нет их работу. Представители НПО волнуются…

- Исходя из содержания нашего законопроекта, им волноваться незачем. Мы просто добиваемся прозрачности, гласности их работы. Из каких источников они получают средства, на какие цели их тратят. И не более того. Государство не собирается вмешиваться в их работу, вводить ограничения, осуществлять бесконечные проверки. Нет. Просто государство хочет и должно иметь возможность знать, чем занимаются эти организации. В настоящее время ни один государственный или общественный орган не может этого сделать.

- Если я правильно вас понимаю, то НПО в настоящее время абсолютно бесконтрольны?

- У нас есть действующий Гражданский Кодекс КР, согласно статьи 161, политическим, религиозным, профсоюзным и общественным организациям, получающим денежные средства извне, запрещается заниматься политической деятельностью. В Кодексе этот момент зафиксирован, но рычаги работы этой статьи практически не действуют. Таким образом, ряд НПО регистрируются, как общественные организации, получают средства извне, но на деле заниматься именно политической деятельностью, нарушая этот пункт.

- Почему в законопроекте применяется термин «иностранный агент»?

- Во-первых, они получают деньги извне, во-вторых, вопреки запрету на политическую деятельность, они ей и занимаются. То есть, получается, лоббируют интересы иностранных государств. Именно поэтому, отделяя эти НПО от тех, кто работает в соответствии с уставом и не занимается политической деятельностью, мы и используем термин «иностранный агент». Нам часто говорят, что этот термин неблагозвучный, отталкивающий, вызывающий недоверие, но мы отвечаем, что если деятельность НПО направлена на благие цели, приносит пользу народу и стране, то наши люди довольно быстро привыкнут к этой фразе и не будут негативно к ней относиться. Кроме того, с 1938.года в США действует подобный Закон и называется он «Акт о регистрации иностранных агентов». Именно «иностранных агентов». Закон работает уже давно и никого это не смущает. Почему в США можно использовать термин «иностранный агент», а у нас нельзя? Непонятно.

- Нуркамил Апишевич. вы много раз встречались с представителями НПО, обсуждали законопроект. Удается построить диалог?

- К сожалению, в ходе встреч, представители НПО ни разу не обсуждали законопроект по существу. Мы спрашиваем: если вы считаете, что какая-то статья, какой-то пункт ущемляет ваши права – пожалуйста, скажите, как, каким образом эти моменты нарушают ваши права. В ответ, зачастую, мы слышали лишь общие слова. Детального обсуждения, по сути законопроекта мы провести так и не смогли.

 

- Какие риски для государства, для общества вы видите, если с принятием этого Закона еще повременить?

- Я должен подчеркнуть, что речь идет не о том, что де­ла­ют не­коммерческие организации, а о том, что они могут сделать. А по существующим законам они могут сделать всё, что захотят. И при этом государство не имеет возможности их контролировать. Многочисленные организации, которые ведут работу на территории Кыргызстана остались без контроля общества и государства.

«В США первый соответствующий закон был принят в 1938 году под названием «Акт о регистрации иностранных агентов» (en:Foreign Agents Registration Act, FARA). Закон требует, чтобы иностранные агенты, представляющие в американской политике иностранные правительства, а также зарубежные физические и юридические лица, раскрывали род своих занятий и источники финансирования.

Иностранным агентом (по состоянию на 2013 год) считается лицо (физическое или юридическое), которое действует «по приказу, по просьбе, под руководством или под контролем иностранного принципала» и при этом занимается «политической деятельностью в интересах иностранного принципала». Целью законa является облегчение «оценки правительством и американским народом заявлений и действий таких лиц». Под политической активностью понимается деятельность, направленная на изменение позиции федерального правительства США или «любой части населения» по поводу внутренней или внешней политики США или по отношению к иностранному правительству или политической партии.

Из закона сделано исключение для общественных организаций («чья деятельность носит… религиозный, академический, научный или художественный характер»), для тех, чья «деятельность служит главным образом не иностранным интересам» и СМИ, которые по крайней мере на 80 % находятся во владении американских граждан, руководство которых состоит из американских граждан, и которые при этом не находятся под контролем других иностранных агентов. Бремя доказательства того, что организация подпадает под исключение, лежит на самой организации (или физическом лице).

Закон, в частности, запрещает распространение «любых информационных материалов … в интересах … иностранного принципала» без помещения «на видном месте» заявления о том, что материалы «распространяются агентом от имени иностранного принципала».

За реализацию закона отвечает специальное подразделение в контрразведывательной секции отдела национальной безопасности Министерства юстиции США. По состоянию на 2007 год, в Министерстве юстиции зарегистрировались около 1700 лоббистов из более чем 100 стран

После принятия Закона о лоббизме 1995 года, закон был сужен и касается теперь лоббистов, отстаивающих политические интересы иностранных правительств, тогда как экономические лоббисты регистрируются в соответствии с законом о лоббизме

Лидеры 43-х неправительственных организаций обратились с письмом к президенту КР с просьбой не поддерживать закон «Об иностранных агентах».

Реакция НПО на столь настойчивое стремление власти вмешаться в их внутренние дела последовала незамедлительно. Представители некоторых неправительственных организаций направили в адрес президента гневное послание, в котором всячески пытались оправдаться от обвинений, градом посыпавшихся в их адрес.

Примечательно, что НПО­ш­ни­ки были настолько возмущены недоверием со стороны главы государства, что даже предостерегли Алмазбека Атамбаева от ошибок его предшественников. Указывая на то, что практически все предыдущие президенты пытались внести в деятельность НПО некую ясность, но эти попытки не увенчались успехом. Более того, их президентские сроки закончились весьма внезапно и плачевно.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us