Menu
imarat stroy
aiu kurulush

«Выборы в парламент будут беспрецедентны»

После нашумевшего ареста Алмазбека Атамбаева наши сограждане стали активнее интересоваться политикой и смелее выражать свою позицию. Еще бы: впервые в истории независимого Кыргызстана бывший президент лишен неприкосновенности, арестован и имеет все шансы получить пожизненный срок. В свете этого закрытие телеканала «Апрель» и возвращение на родину Омурбека Бабанова вызывают массу вопросов. Чтобы разобраться в сложившейся ситуации, мы обратились к сопредседателю клуба региональных экспертов «Пикир», политологу Игорю Шестакову.

Лично-политические разборки

– Игорь Альбертович, мог ли силовой захват экс-президента привести к госперевороту, как многие этого опасались?

– Не думаю, что события в Кой-Таше могли привести к смене власти. К дестабилизации ситуации – пожалуйста. И, возможно, в дальнейшем приходилось бы возвращать страну в правовое русло ценой большего количества жертв. Потому что были силы, заинтересованные в этом противостоянии и желающие получить для себя максимальные политические дивиденды. С другой стороны, Кыргызстан, переживая революционные события 2005 и 2010 годов, столкнулся с массовым мародерством. И после событий в Кой-Таше могли пострадать предприниматели, бизнес, экономика. Но у Атамбаева не было ресурсов, чтобы совершить госпереворот.

– А такие цели у него были?

– Со стороны экс-президента наверняка было просто желание мести, накопленное за время ухода с поста президента. Возможно, он не смог смириться с тем, что оказался на обочине политической жизни. Думаю, морально бывший президент не был готов вести жизнь обычного гражданина. Он, видимо, хотел быть серым кардиналом и иметь рычаги давления на власть. Это было понятно еще в 2016 году, когда Алмазбек Атамбаев пошел на референдум с целью максимально усилить полномочия премьер-министра и сократить до минимума полномочия президента. По его видению, центр управления государством должен был находиться в партии СДПК, которую он и будет возглавлять. Но этот сценарий разрушился в марте 2018 года, когда раскол среди социал-демократов вышел в публичное поле. Атамбаев обиделся на Жээнбекова. После этого начал разрастаться конфликт, один из возможных финалов которого мы видели 8 августа в Кой-Таше. И, мне кажется, большинство населения понимает, что это было выяснение отношений на политическом уровне. Речь шла об интересах политиков, а не о благополучии народа и развитии страны.

– Двухгодичный конфликт между бывшим и настоящим президентами достиг определенной точки, задел массу людей. Теперь можно сказать, что снято напряжение в обществе?

– Нет. Напряжение не снято. Сейчас мы наблюдаем эффект камня, брошенного в воду. Камень утонул, а круги на воде продолжают расходиться. Атамбаев ставил задачу не только максимально обострить отношения с правительством, парламентом и президентом. Его задачей, как опытного революционера, было создание противостояния в обществе. Он пошел ва-банк. И, конечно, создавшаяся напряженность не сойдет на нет за один день. Тем более когда общественно-политическую повестку во многом формируют социальные сети, где до сих пор идут жаркие споры между сторонниками и противниками экс-президента. Это раз.

Второе: в стране через год пройдут парламентские выборы, что тоже создает дополнительный стресс. У Атамбаева остались сторонники, которые поднимут его на знамя, будут делать из него спасителя страны. В политической борьбе станут использоваться все методы. И тема экс-президента не закрылась задержанием самого Атамбаева. В соцсетях его сторонники сейчас работают с удвоенной силой. Они проводят в СМИ и соцсетях мысль, что операция по задержанию Атамбаева проводилась незаконно. Поэтому сейчас особенно важно, чтобы наши органы власти работали в правовом поле, не перегибали палку и не устраивали охоту на ведьм. Тот, кто причастен к нападению на силовиков, должен быть наказан по закону. Но главное, чтобы эта ситуация не использовалась как предлог для задержания невиновных людей.

– Кстати, закрытие аффилированного с Атамбаевым телеканала «Апрель» – разве не проявление беспредела по отношению с СМИ?

– Мы живем в парламентской стране. Здесь действуют не только политические партии, которые образуют правительство и ЖК, есть еще партийные СМИ. «Апрель» – изначально орган СДПК. Поэтому все перипетии партии переживает и ее главный рупор. Но, мне кажется, власть должна быть мудрой, и телеканал должен продолжать свою работу. Я считаю, закрытие СМИ может быть только по экономическим причинам, а не по политическим. В противном случае это будет негативно влиять на имидж власти.

– Но меня, как и сторонников Атамбаева, тоже смущает неоднозначная операция по задержанию экс-президента. Осуществлять привод свидетеля силами антитеррористического отряда, как минимум, странно.

– О нюансах операции точнее скажут представители и ветераны силовых структур. Я могу сказать: если у силовиков была информация, что в доме бывшего президента находятся не просто его сторонники, а незаконные вооруженные формирования, то использование спецназа вполне логично. В бытность президентом сам Алмазбек Атамбаев действовал в таких ситуациях достаточно жестко, исходя из соображений сохранения общественно-политической стабильности. Вспомним народный парламент, лидеров которого пересажали за намерение провести митинг.

Встречай, Родина!

– Игорь Альбертович, недавно вся страна наблюдала за публичным возвращением Омурбека Бабанова. Зачем он вернулся? По этому поводу звучат разные мнения: от подготовки к парламентским выборам до нацеленности на пост премьера. Кто-то даже считает его рычагом Кремля. А вы как думаете?

– Чтобы это понять, надо отмотать историю назад и вспомнить, что происходило на финише последних президентских выборов. Тогда благодаря Алмазбеку Атамбаеву и команде Фарида Ниязова были сфальсифицированы два уголовных дела против Бабанова. Никаких фактов по подготовке государственного переворота не было. Это был черный пиар. Второе дело касается разжигания межнациональной розни. Сторонник Атамбаева Алга Кылычев, по чьему заявлению возбуждено это дело, еще весной признался, что оговорил Бабанова, что никакой попытки разжигания межнациональной розни с его стороны не было. А чутья Атамбаева на тот момент хватило на то, чтобы не задерживать Бабанова, у которого было немало сторонников. По сути он был изгнан из страны по приказу Атамбаева.

Сегодня власть борется за то, чтобы страна не выходила из правового поля в случае с событиями в селе Кой-Таш. То же самое применимо к Бабанову. Давно пора поставить точку в его деле, равно как и в делах Омурбека Текебаева и Каната Исаева. Надо провести беспристрастные расследования, выяснить, имели ли действия этих людей угрозу для страны и насколько они отвечали правовым нормам. Если политик выходит за рамки закона, надо его наказывать, но не убирать в угоду другому политику. А что касается перспектив Бабанова в кыргызстанской политике, мы можем их оценить, когда закончится история с уголовными делами. И, думаю, если для политика все закончится благополучно, то он вполне может участвовать в выборах. Ресурсы и опыт у Бабанова для этого есть.

– Итак, подготовка к парламентским выборам идет. Чего от них ожидать с учетом сложившейся ситуации?

– Предстоящие выборы будут беспрецедентны в истории Кыргызстана. Потому что большинство плебисцитов у нас проходило в условиях доминирования партии власти, связанной с президентом. А сегодня Сооронбай Жээнбеков максимально дистанцировался от политических партий. Во многом это вызвано ситуацией с социал-демократами, которым президент дал понять, что ничего им не должен и ничем не обязан. Впервые президент вышел за партийные рамки. Поэтому сложится интересная ситуация: предстоит жаркая борьба между партиями, находящимися примерно в равных условиях. Будем надеяться, что проходить эта борьба будет в правовом поле.

С другой стороны, установленный 9-процентный барьер отрезает огромное количество политических сил. На мой взгляд, этот барьер неприемлем, он не должен превышать 7%. Поэтому, думаю, в следующий созыв парламента пройдут максимум четыре партии.

– Президент без провластной партии – это нонсенс, пожалуй, для любого государства, не только для нас. Не говорит ли это о глубоком политическом кризисе?

– В случае с Жээнбековым мы видим ситуацию так. Появятся партии, которые поддержат президента. А вот появятся ли партии, которые поддержит президент, пока неясно.

Что касается политического кризиса, я бы нынешнюю ситуацию так не назвал. Во время политического кризиса власть не имеет возможности управлять государством. А власть Кыргызстана такую возможность имеет. Я считаю, что сегодня в республике идет переформатирование политического поля. Атамбаев, составлявший значительную часть политической жизни страны, ушел в тень. Сейчас будут появляться новые политики и возвращаться старые. Поэтому это в большей степени переформатирование, нежели политический кризис.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us