Menu
imarat stroy
aiu kurulush

«Если бы победили Бакиев и Ко, я бы сидела за госпереворот»

C апрельских событий прошло 8 лет. Горожане до сих пор с содроганием вспоминают это время: 87 погибших, более 300 раненых, волна мародерства по всему Бишкеку. Тогда казалось, что страна погрязла в хаосе, из которого уже не выберется. Но время идет, и сегодня о страшных событиях тех дней напоминают памятники в Бишкеке и мемориал в Ата-Бейите.

Депутат Жогорку Кенеша КР Ирина Карамушкина – непосредственная участница двух кыргызских революций. И так совпало, что 7 апреля она отмечает свой день рождения. Воспоминаниями о событиях восьмилетней давности, а также мнением о нынешней политической ситуации народная избранница поделилась с корреспондентом «Мегаполиса».

Вспоминая революцию

– Ирина Юрьевна, накануне событий 7 апреля намечался мирный митинг. Вы предполагали, что все будет так, как случилось?

– Что творилось в стране, все помнят. Клановость и коррупция пронизали все ветви власти, прибыльные отрасли, инвестиции. Все было в руках семьи Бакиева и его приближенных, которые чинили настоящий беспредел не только с бизнесменами, но и вмешивались в экономическую жизнь страны, наживаясь на этом. Вы помните, что началась эпоха «веерных отключений». Повышение тарифов на электроэнергию и сотовую связь стало последней каплей в чаше народного терпения. Все понимали, что деньги текут в карманы «семейки», а не в госбюджет.

От СДПК тогда в парламенте было 11 человек. Мы были в оппозиции, смело и решительно доносили до людей правду. Проводили курултаи прямо в полях, поскольку нам не давали возможность встречаться с народом в помещениях. Недовольство нарастало снежным комом. Люди видели, что власть преступна, и больше терпеть ее не собирались. В марте 2010 года оппозиционные партии выработали требование к власти, и манифест был направлен Бакиеву и его аппарату. Мы выдвинули ряд требований, в том числе по борьбе с коррупцией, преступностью и клановостью. На выполнение требований давали срок до 7 апреля – иначе начинаем мирный митинг. Но власти ничего не собирались выполнять, игнорировали наши обращения о переговорах.

6 апреля арестовали многих лидеров оппозиции, в том числе Атамбаева. Он был ключевой фигурой, и его арест спровоцировал массовый митинг. Я, как и многие простые люди, прибыла ночью к его дому, когда бойцы спецподразделения вскрыли дверь и увезли Алмазбека Шаршеновича в ГКНБ. После этого приехали отряды милиции, начали бить собравшихся и распихивать по автобусам. Стало ясно: 7 апреля мирный митинг уже не получится. События следующего дня подкрепили эту уверенность.

Утром 7 апреля я приехала в «Форум», где находится штаб-квартира партии. Там уже собирались люди, а также милиция, военные с собаками. Один из силовиков сказал, что мне лучше уехать, поскольку людей будут разгонять силой. Я осталась. А люди все подходили и подходили. Никого рядом из депутатского корпуса, лидеров нет, только наши ребята из «Форума» и однопартийцы из сел. И тогда я приняла решение выйти к народу и начать митинг.

– С какими мыслями вы выходили к собравшимся?

– Я думала: раз мы позвали людей, значит, ответственны перед ними. Нужно выйти и объяснить ситуацию. Не я инициировала митинг, но мне пришлось за него отвечать. Никакого страха не было. Я даже забыла, что у меня есть дети и сегодня мой день рождения. Я знала одно: сегодня что-то произойдет.

Сначала митинг у «Форума» проходил мирно, выступали в основном женщины из гражданского сектора и я. Затем появились отряды милиции и грузовики с оружием, что впоследствии спровоцировало вооруженные столкновения. Начальник октябрьского РОВД попросил меня подойти к нему. Я начала спускаться, но пожилые люди и сказали мне: «Мы вас не отдадим, а то они арестуют вас, как остальных». Милиция стала растаскивать людей. И в какой-то момент – я даже не поняла, как – сила перешла в руки народа. Машины горели, сирены выли, камни летели. И вдруг в руках у людей оказались автоматы, а милиция уже бежит и прячется. Когда силовиков начали избивать, я вбежала в толпу и кричу: «Люди, прекратите! Это же тоже чьи-то дети!». А один мужчина с автоматом в руках мне зло отвечает: «Эжешка, они в нас хотели стрелять. Теперь мы пойдем их убивать!».

Народ было уже не остановить, он волной пошел к Белому дому. Единственное, что мы тогда сделали: собрали какое-то оружие, переписали его, спрятали, а после событий сдали в ГКНБ. Все ушли, и в здании «Форума» я осталась практически одна. И на всякий случай я была «на связи» со всеми.

Когда наши ребята вышли на площадь, мы выдвинули требование Генпрокуратуре: выпустить лидеров, и тогда митинг прекратится. Я связалась с замом генпрокурора, сказала: «Выпустите лидеров, иначе на площади начнется бойня». А он ответил, что так тому и быть. Началась стрельба, и появились первые жертвы…

Уроки истории

– Ирина Юрьевна, вы когда-то преподавали историю. Какие, по-вашему, уроки должны вынести власти и граждане из произошедшего?

– Первый и главный урок: если власть будет двуличной и лицемерной, то ее сметут. Ведь люди видят, когда высокопоставленные чиновники, которые обязаны защищать интересы народа, «крышуют» преступников, участвуют в коррупционных схемах, наркотрафике и контрабанде, наживаются на грабеже народа. Обещания, данные с высоких трибун, не должны расходиться с делом. Лишь тогда люди будут доверять власти и поддерживать ее.

Также надо обеспечить прозрачность бюджета. В республику идут гранты и кредиты в миллионы долларов. На эти деньги можно решить многие проблемы. Но вместо этого у нас бедность, трудности в здравоохранении, образовании и жилищном фонде.

– Неужели за 8 лет не наметился позитивный курс, нет изменений к лучшему?

– Конечно, есть. Появился контроль ветвей и представителей власти друг над другом, в том числе в ЖК. Сегодня депутаты выступают более свободно и открыто по любому вопросу. Гражданский сектор также имеет возможность контроля над госуправлением. Органы власти  стали работать более открыто. Это все результаты политики и решительных действий президента Атамбаева.

Кроме того, у нас не стало неприкасаемых. За последние годы 11 депутатов привлекались к уголовной ответственности за экономические преступления, которые совершали, ранее находясь на каких-то должностях. Многих, правда, отпускают. Того же Ахматбека Келдибекова, который всю жизнь работал на государственной должности, при этом имея бизнес и недвижимое имущество. Он должен сидеть, но откупился. Даже хотел кандидатскую защитить и теперь еще других жизни учит. Еще сидит Омурбек Текебаев, который, по данным следствия, прикрывал мародеров из своей партии, сам участвовал в коррупционной схеме по «Мегакому». Но, думаю, его тоже скоро выпустят.

Одно из позитивных изменений – коалиционность. Раньше были правительство и партия одного президента. Сегодня действуют коалиционное правительство и парламент. Мы работаем вместе. И оппозицию в ЖК никто не преследует. То есть мы приблизились к демократическим нормам.

Стало больше свободы слова. Журналисты могут говорить и писать, что угодно. Правда, иногда они путают конст­руктивную критику власти с критикой личности. Это сполна испытал на себе Алмазбек Атамбаев. За 5 лет президентства его и его семью обсуждали вдоль и поперек. Хотя именно он ликвидировал клановость в госуправлении, которая стала причиной двух революций.

Усилилась внешняя политика. Мы сотрудничаем со странами, с которыми не контактировали раньше. Но Россия – наш основной партнер. Атамбаев придерживался политики сближения с РФ в экономическом, политическом и культурном плане. И Сооронбай Жээнбеков дал установку продолжать его линию.

– По решению городского кенеша в Бишкеке часть улицы Шабдана Баатыра (Алматинская) переименовали в улицу «7 Апреля». Но многие граждане недовольны этим. А что вы думаете?

– Я против переименования улицы. И все участники апрельских событий, с которыми я говорила об этом, того же мнения. Деньги, которые собираются потратить на это, лучше пустить на борьбу с коррупцией.

Путь народной избранницы

– Ирина Юрьевна, ваш стаж в ЖК – 9 лет. При этом у вас много усложняющих факторов: русскоязычная, женщина, в кыргызском парламенте. Трудно приходится?

– Иногда трудно. Но меня как политика закалило нахождение в оппозиции. Будучи депутатами 4 созыва, мы находились под прессингом Бакиевых. Было неизвестно, чем закончится любое выступление. Также мы не знали, чем закончится день 7 апреля. А, представьте, если бы победили Бакиевы?! Тогда бы нам «припаяли» государственный переворот, и я бы сейчас сидела за решеткой, а не в кресле депутата.

Многие спрашивали, зачем я влезла в две кыргызские революции. Я по своей сути интернационалистка и социал-демократка. И 24 марта 2005, и 7 апреля 2010 года я боролась за идеи справедливости, хотела, чтобы у простых граждан тоже была возможность развиваться, лечиться, учиться.

К сожалению, в последнее время сталкиваюсь с трудностями, связанными с языком. Я выступаю на русском, что, кстати, разрешено законом «Об официальном языке в КР» и Конституцией. Но начались «перегибы», развитие одного языка в ущерб другому. Также меня возмутила концепция развития народов Кыргызстана, в которой ввели понятие «титульная нация». Теперь все другие – «малая народность». Такого не должно быть в уставе демократической страны со светским режимом. До этого я считала себя полноправной гражданкой своей страны, а теперь чувствую себя чуть ущербней.

– Если бы можно было повернуть время вспять, вы бы выбрали другой путь, отказавшись от политической карьеры?

– Я бы повторила этот же путь. Мандат депутата – очень сильный рычаг, дающий возможность помогать людям, решать проблемы страны, заявлять о противозаконных действиях власть имущих. Не все могут попасть к высокопоставленным чиновникам. Я же могу позвонить им и поговорить о проблеме конкретного человека. Часто это помогает.

Поделится в
Еще из этой категории: « Врачебный дефицит Великий раскол »
back to top

Случайные

Follow Us