Menu
imarat stroy
aiu kurulush

О миротворцах и арестантах

Обсуждение итогов государственного визита президента Кыргызстана в Россию отодвинуло на второй план некоторые другие, связанные и не связанные с ними события последних дней. Но, безусловно, они явно заслуживают того, чтобы быть упомянутыми.

Чужая война

Серьезную озабоченность общественности сразу двух стран вызвало обнародование информации о том, что Россия обсуждает с Кыргызстаном и Казахстаном возможность отправки миротворческих войск в Сирию.

Первым ее озвучил представитель президента Турции Ибрагим Калын, а позже глава комитета Госдумы России по обороне Владимир Шаманов. Затем некоторую сумятицу в умы внес и секретарь Совета безопасности Кыргызстана Темир Джумакадыров. Он пояснил, что такая возможность обсуждалась на постоянном совете ОДКБ, но продолжения мысль не получила.

Достаточная обеспокоенность по данному поводу вытекала из слов местных экспертов по безопасности, которые поделились с журналистами своим мнением.

«Надо понять, в качестве кого могут поехать в Сирию кыргызстанцы? – заявил Александр Зеличенко. - Одно дело миротворческая миссия ООН, охраняемая множеством пактов, конвенциями и соглашениями, и совершенно другое - ОДКБ. Действия вооруженных сил Кыргызстана должны быть узаконены, должны быть подписаны все документы, касающиеся в том числе социального обеспечения. А что мы будем делать, когда, не дай Бог, пойдет груз 200? Это все должно быть жестко детерминировано и урегулировано в нашем законодательстве».

Аналогичного мнения придерживался и другой эксперт Артур Медетбеков.

«Насколько я знаю, разговоры об отправке кыргызстанцев в Сирию ходят уже примерно полгода. Вообще это сложно обсуждать, ведь ни у Кыргызстана, ни у ОДКБ нет особых договоренностей, - отметил он. - По уставу ОДКБ организация охраняет в первую очередь собственные границы. На основе каких международных документов военные будут находиться там? Мы должны использовать собственную армию в интересах суверенитета Кыргызстана. А отправка тех или иных подразделений в Сирию наверняка повысит угрозу террористических актов и нападок со стороны международных террористических сил на КР. В этом случае есть риск возникновения межрелигиозных внутренних конфликтов».

В Казахстане по поводу возможного ввода миротворцев было сделано официальное заявление. Министр иностранных дел Кайрат Абдрахманов сказал, что никаких переговоров никто с Казахстаном не вел, и вопрос об отправке военных в такой форме не стоит.

«В любом случае для нашей страны принципиально важным условием для рассмотрения возможности направления своих миротворцев в любую точку мира является наличие резолюции Совета безопасности ООН и соответствующего мандата этой всемирной организации. Хотя мы сами являемся ее непостоянным членом на 2017-2018 годы», - подчеркнул дипломат.

Что касается нашей страны, то комментировать эту информацию во время официальной поездки по России был вынужден сам Алмазбек Атамбаев. В Казани на пресс-конференции он подчеркнул, что на переговорах с Владимиром Путиным данный вопрос вообще не обсуждался, и он был очень удивлен, что его начали муссировать.

«Это непростая вещь. Нужно единогласное решение всех стран ОДКБ, резолюция ООН. Потом решение должен будет принять парламент страны», - сказал Алмазбек Атамбаев.

По его словам, если когда-нибудь, уже не при его президентстве, такой вопрос и возникнет, то Кыргызстан будет отправлять в Сирию, скорее всего, не регулярные части и соединения, а желающих из кадровых военных, которые хотят набраться опыта, заработать...

Однако в беседе с журналистами эксперт по Центральной Азии политолог Аркадий Дубнов предположил, что долго «создавать иллюзию неопределенности» у Бишкека не получится. Тем более так совпало, что Москва списала Кыргызстану все долги. А это в свою очередь создает долг другого рода.

Дело Текебаева

Судебный процесс по получению взятки от российского бизнесмена Омурбеком Текебаевым еще далек от своего завершения. Но Текебаев не теряет присутствия духа и заявляет, что подвергается со стороны властей политическому преследованию, и уверенно пытается доказать свою невиновность.

Например, на одном из последних судебных заседаний он подчеркнул, что не понимает сути предъявленного ему обвинения. Омурбек Текебаев напомнил, что уголовное дело в отношении него (лидера парламентской фракции) возбудила генеральный прокурор Индира Джолдубаева. Однако, нет такого конституционного закона, который предусматривал бы перечень должностных лиц, в отношении которых генпрокурор могла бы возбудить дело.

«Более того, события, по следам которых возбуждено дело, по версии следствия, происходили в 2010 году, если принимать за основу показания Леонида Маевского. Но в то время я уже не был чиновником. Не оценен также и ущерб, который я якобы своими противозаконными действиями причинил государству», - заявил в суде лидер парламентской фракции «Ата-Мекен» и сделал вывод, что уголовное преследование незаконно, необоснованно и носит заказной характер. 

Что называется, загнал в угол Текебаев с адвокатами и одного из основных свидетелей обвинения - российского бизнесмена Алексея Модина. Его доставили в суд под усиленной охраной сотрудников спецслужб. Отвечая на вопросы, он начал путаться в показаниях. В частности, на вопрос, откуда он узнал, что в сумке с деньгами, которую он якобы передал через Таланта Маматкеримова Омурбеку Текебаеву, было именно $300 тысяч, свидетель ответил, что «на глаз определил». А отвечая на другой вопрос, признался, что о взятке лично ничего не слышал, но «ощутил, что деньги вымогали».

Сторона защиты настойчиво пыталась выяснить, были ли разговоры о вымогательстве взятки подсудимыми в 2010 году и какими доказательствами это подтверждается. Модин продолжал путаться и не мог вспомнить важных деталей. Например, признался, что не помнит, как именно выглядел кабинет Текебаева в Доме правительства, куда он якобы приходил в 2010 году вместе с Леонидом Маевским.

«Тогда почему вы показали на кабинет Атамбаева?» - спросил его адвокат.

«Так они похожи», - ответил свидетель обвинения.

Омурбек Текебаев был вынужден напомнить Модину об ответственности за дачу ложных показаний. И это, похоже, возымело действие. В итоге свидетель резюмировал:

«При мне ни разу разговоров о требовании, передаче и получении $1 миллиона не было».

Судебный процесс по делу Текебаева продолжается, и каким бы ни был вердикт, он, безусловно, войдет в каталоги отечественной юриспруденции.

Поделится в
 
back to top

Случайные

Follow Us