Menu

Кыргызстан ПолитАктивный

Как всегда наша республика в конце уходящего года богата событиями из мира политики. Активно продвигается президентская программа по борьбе с коррупцией, в свете которой в текущем году происходили громкие задержания политиков и чиновников высшего ранга. Одним из самых резонансных оказалось дело Акматбека Келдибекова. Естественно, по всей стране впрочем, как и на протяжении всего года, происходят митинги, на которые власти уже практически не реагируют. В общем, страна живет своей жизнью…

Сегодня оценить последние события, происходящие в республике, и подвести политические итоги уходящего года, мы попросили известного политолога Марата Казакпаева.

Все на борьбу с коррупцией

- Марат Сайнитдинович, в первую очередь хотелось бы узнать, как бы вы охарактеризовали политическую обстановку, которая сейчас складывается в Кыргызстане?

- Политическую ситуацию в республике в настоящее время можно охарактеризовать как спокойную. И во многом это стало возможным благодаря высококонкурентной политической парламентской системе. Естественно, что в стране происходит борьба различных политсил. Сейчас общая ситуация в обществе стабильная, хотя и есть точки дестабилизации. И главной является село Саруу, митингующее по вопросу «Кумтора», который стал политическим фактором, разменной монетой борьбы ряда политических групп. Например, задержание Келдибекова и снятие с должности Мырзакматова несколько активизировали юг страны.

- В последнее время мы наблюдаем активную борьбу с коррупцией – задержаны несколько высокопоставленных чиновников. В свою очередь это создало напряженную обстановку в стране. Как вы считаете, не перегиб ли это?

- Есть два фактора: первый - это объективное непонимание со стороны ряда политиков. Как только начинается уголовное преследование, так они мгновенно начинают на клановой основе собирать своих родственников, друзей и знакомых, проплачивают все «народные» выступления с тем, чтобы показать что они неприкосновенны. Второй фактор- то, что чиновники высокого ранга считают, их место в исполнительной власти неприкасаемо и позволяют себе делать резкие политические заявления, критикуя власть. Это касается Мелиса Мырзакматова. Здесь существует определенное правовое непонимание. В том числе и со стороны населения. Но ключевой момент здесь в том, что власть взяла курс - политическая система начала переход в правовое русло.

- Когда задержали Акматбека Келдибекова, то из уст многих депутатов и политических деятелей звучали высказывания, что это политический заказ. Как вы относитесь к таким заявлениям?

- Считаю, что точка политической дестабилизации часто исходит от политических сил, которые находятся в парламенте и конкретно - от депутатов. Они объединяются в группировки, едут в регионы и создают дестабилизационные очаги. Что касается Келдибекова, то тут все просто со времен Акаева и Бакиева некоторые политики считают себя неприкасаемыми. От этих вредных мыслей происходит конфликт между президентом и некоторыми политиками.

- Премьер-министра Жанторо Сатыбалдиева, некоторые депутаты обвиняют в финансовых нарушениях и некачественном строительстве в его бытность главы госдирекции по восстановлению Оша и Джалал-Абада. Почему в таком случае к нему не применяются санкции, и может ли он поплатиться высокой должностью за то, в чем его обвиняют?

- Что касается премьера, то здесь самое главное действовать пошагово. В первую очередь, нужно создать депутатскую комиссию, которая должна выявить конкретные факты коррупции в отношении экс-главы госдирекции. Если они будут иметь место, то потом их нужно передать в Генпрокуратуру, она должна проводить дальнейшее расследование. Премьеру в свою очередь нужно тесно сотрудничать со следствием. Пока же все на уровне подозрений. Нужно доказать, а сделать это может только суд. И потом, если сейчас снять премьера с должности, то в правительстве опять начнется чехарда. Это значит, что заново будет формироваться правительство, а это займет время. Другими словами, все будут в минусе, в том числе и страна.

- Считаете ли вы, что у президента достаточно политической воли, чтобы закончить начатое им дело?

- Глава КР обозначил начало второго этапа борьбы с коррупцией и все должны понимать, что она в этом случае должна носить тотальный характер. Но не все политики это понимают Что касается собирания кланов в свою поддержку, то это методы «старых» политиков. Считаю, что данное явление – временное. Настала пора для смены политической элиты. Нужно, чтобы сюда пришли новые люди, молодые, которые не будут прибегать к старым методам. Процесс борьбы с коррупцией начался позитивно. Главное, чтобы власть не остановилась на полпути. Но надо сказать, что в митингах оппозиции есть моменты, которые нужно поддержать. Президент ввел понятие - борьба с политической коррупцией, и она началась, но здесь есть определенный крен - задерживаются и преследуются депутаты и бывшие госчиновники, которые находятся в стане оппозиции. К ответственности надо привлекать и других чиновников в правительстве. Это значит, что поле для работы силовых органов ГКНБ МВД, Прокуратуры расширяется. Им нужно дать чрезвычайно большие полномочия с тем, чтобы они не имели давления со стороны различных политических сил. Думаю, что если резонансные дела, связанные с коррупцией будут доведены до конца, то вера общества в президента и власть сильно повысится.

Молодым дороги нет

- Вы сказали, настало время для новой политической элиты, для молодых людей и свежего взгляда во власти. Как вы считаете, есть ли у нас те, кто мог бы это сделать?

- Думаю, есть. Это должно периодически происходить в каждой стране. У нас особенно эта циркуляция опаздывает – одни и те же лица мы видим то в оппозиции, то во власти. «Старые» политики 50 и 60 годов рождения не хотят ни уходить в советники, ни на пенсию. Они по-прежнему цепляются за рычаги власти. Это вызывает некоторое возмущение в обществе. Представители новой элиты у нас есть, но надо помнить, что эта молодежь не со студенческой скамьи, а молодые, зрелые люди, чиновники 30 - 40 лет, которые поработали в системе исполнительной власти. А то у нас получается, что человек разваливает работу в одной отрасли, потом его перемещают на другое место. И когда он приедается и теряет кресло, то он уходит в оппозицию и начинает кричать, пока ему не дадут какую-то должность.

Точка дестабилизации

- Основной точкой дестабилизации является село Сару Иссык-Кульской области. Народ разгулялся и устанавливает свои порядки. Как при этом быть власти, когда разогнать нельзя, а попустительствовать опасно?

- Нужно сказать, что и власть и гражданское общество привыкли к любым митингам. Сейчас и десятитысячным митингом никого не испугать. Вообще же акции протеста это цивилизованное явление. Бывает, что силовые методы применяются к митингующим, но в пределах разумного. В Саруу, люди выступают давно, и силовых методов никто к ним не применяет. Хочется митинговать – пусть митингуют. Политическая культура у нас своеобразная, власть уже научилась обращаться с митингующими. Другое дело, что нужно вычленять те требования, которые выставляются, но не выполняются властью. К примеру, в Саруу, это требования по увеличению социального пакета инвестором и то, что касается экологических норм. При этом, местные органы власти должны постоянно проводить разъяснительную работу.

- Саруйцы решили, что раз власти не предпринимают никаких мер в их отношении, то они могут делать все, что захотят. На прошлой неделе они самостоятельно провозгласили чрезвычайное положение. Может ли власть в свете последних событий потерять контроль над этими людьми?

- Перечисленные факты имеют место. Но ради сохранения спокойствия и общей стабильности в южном регионе Иссык-Кульской области власти не идут на чрезмерные меры в отношении митингующих жителей села Сару, хотя они имеют на это право. Для властей главное, чтобы митингующие не начали применять противоправные действия в отношении других граждан. Хотя они уже нарушают права других граждан – проверяют документы, забирают машины. Я считаю, что это вообще антизаконно, это преступление - посягательство на жизнь граждан. И в какой-то мере упущение власти, которая все же должна находить меры пресечения.

Итого?

- Год подходит к концу. Какие итоги политического года в Кыргызстане вы могли бы подвести?

- Считаю, что год, в целом, характеризовался острой перманентной политической борьбой в парламенте, в том числе и вне системы власти. Но каких-то больших потрясений не было, и это хорошо. У нас установилась реальная демократическая высококонкурентная политическая система, это тоже плюс. Оппозиционные политики понимают, что власть реализовывает все в правовом русле. Хорошее достижение – борьба с коррупцией, впервые мы видим, что задерживаются политики.. И потом все дискуссии в парламенте по самым различным вопросам проходят открыто, а такого у нас не было 20 лет. Положительным моментом стало и то, что в уходящем году устояли все институты власти, не распущен парламент. В общем, мы заканчиваем год положительно. Но экономически год упущен, мы не ощутили конкретных плюсов. Минусом является и стратегия устойчивого развития, которая, пока остается только на бумаге. Впереди решение очень многих экономических проблем - это и вступление в Таможенный Союз и вопрос с «Кумтором» и строительство Камбаратинской ГЭС.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us