Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Болезненные вопросы границ

В Кыргызстане неоднократно вставал вопрос разделения границ с соседними государствами. Споры за клочок земли или воду часто приводили к конфликтным ситуациям между гражданами соседних государств на бытовом уровне. В январе текущего года приграничный вопрос стал предметом выяснения отношений с помощью огнестрельного оружия между пограничниками двух стран.

С тех пор многочисленные вопросы границ решают представители правительств двух стран. Между тем сама граница остается закрытой для проезда граждан обеих стран, так же как и для провоза грузов.

Для решения проблем приграничных территорий обеими странами были созданы сразу три комиссии. Одну из них возглавляет вице-премьер министр по обороне, безопасности и вопросам границ Токон Мамытов. Именно ему мы решили задать несколько вопросов о наших границах.

- Токон Болотбекович, что в настоящий момент происходит на кыргызско-таджикской границе? Как вы оцениваете ситуацию?

- Сказать, что там все хорошо, я не могу, потому как есть определенные обстоятельства и причины, которые влияют на ситуацию на кыргызско-таджикской границе. В последнее время наблюдается увеличение конфликтных ситуаций между гражданами Кыргызстана и Таджикистана. И это беспокоит правительство. С учетом этого, мне было поручено рассмотреть данный вопрос, выяснить причины и корни инцидентов, и принять адекватные меры по стабилизации ситуации. Сегодня выявился один интересный факт, в 2001, 2005, 2007 году на приграничных кыргызско-таджикских территориях между гражданами двух стран регистрировалось в день по 3-4 преступления. Люди спорили из-за того, что не поделили воду, пастбище, поссорились на рынке, разбивали друг другу стекла в машинах. В то время, несмотря на эти конфликты, никто не придавал им политическую и межнациональную окраску. Сейчас в день регистрируется 1 конфликтная ситуация, но вызывает опасения то, что после известного инциндента 11 января 2014 года, конфликтам уже предается политическая окраска и окраска межнационального конфликта. Это очень тревожный симптом. На последней встрече с представителями Таджикистана, я высказал озабоченность по этому поводу, и противоположная сторона подтвердила эти факты. То, что у нас одинаковое видение ситуации с таджикскими коллегами уже радует. В результате мы сделали вывод, что ситуация пока остается стабильно тяжелой, хоть и находится под контролем. Мы договорились о том, что правоохранительные органы двух государств совместно с сельскими властями будут проводить работу с населением. Людям нужно объяснять, что ни в коем случае нельзя обострять обстановку и совершать правонарушения, так как любая ситуация может привести к конфликту. Не дай Бог, прольется хоть капля крови с той или иной стороны, то ситуация выйдет из-под контроля. Поэтому в настоящее время на приграничной территории находятся представители силовых структур, сейчас там продолжает работать правительственный штаб. Главная задача правительства - не допустить межнациональных столкновений и массовых беспорядков.

В изоляции

- После последней конфликтной ситуации вы неоднократно встречались с представителями таджикской стороны. Есть ли уже какие-то определенные договоренности по анклавам?

- Дело в том, что мы не рассматриваем отдельно вопросы по анклавам, они идут в комплексе остальных пограничных вопросов. Проблема границ сложная, на сегодняшний день из 971 километра границы Кыргызстана и Таджикистана предварительно согласовано и описано 511 километров. Согласованы те участки границы, которые расположены в горах, где нет населенных пунктов. Их согласование с соседями произошло безболезненно. С 2006 года этот процесс был заторможен. Сейчас для его ускоренного продвижения в обоех странах были созданы три группы. Первая - межправительственная комиссия по пограничным вопросам, которую возглавляют вице-премьер и министры. Вторая группа по делимитации и демаркации границ, третья – топографо-картографическая. Все они работают по пограничным вопросам. На те 460 километров несогласованной границы между Кыргызстаном и Таджикистаном сейчас в общей сложности приходится 47 участков, которые содержат повышенный конфликтный потенциал. Эти участки границы разной протяженности, от 10 метров до нескольких километров. По этой причине процесс идет очень медленно. При этом надо учесть тот факт, что первая группа на уровне премьер-министров работает только с осени прошлого года. За это время мы провели только 5 встреч. И хочу сказать о том, что первые 4 всегда начинались с непонимания. Таджикская сторона сразу начинала предъявлять претензии. Их доводы всегда строились на документах и картах 1925-27 годов прошлого века. Позиция нашей стороны строилась на документации 1958-59 годов. А это не совместимые вещи, которые не имеют точек соприкосновения. Это противоположные документы. Их объединяет только одно, что и тот и другой документ не ратифицированы, ни те ни другие не закреплены юридически. В то время Таджикистан был в составе Узбекской ССР, Кыргызская автономная область была в составе России. Проблему границ среднеазиатских государств решают на протяжении 92 лет. Ее не смогли решить при Сталине, Хрущеве, при Брежневе. Всего было пять таковых попыток. Последняя предпринята перед развалом СССР в 1989 году с применением огнестрельного оружия. На последней встрече с соседями наша делегация предложила не опираться на определенные позиции, которые базируются на разных документах прошлых лет, и отодвинуть временно их в сторону. Мы предложили смотреть на ситуацию с позиций сегодняшнего времени. Взяли небольшую территорию в Баткенском районе, где располагаются 4 села и выяснили, что часть кыргызских семей оказалась изолирована на таджикской территории. Аналогичный пример нашелся и у таджикской стороны. Другими словами, эти семьи оказались в изоляции другого государства. Мы решили начать именно с них.

- Сейчас уже есть какие-то конкретные предложения по этим небольшим участкам?

- Сами жители этих территорий выступили с предложением обмена земельными участками и домами с гражданами Таджикистана. Но этому процессу должен быть придан официальный юридический статус. Это решение должно быть добровольным и обязательно закреплено постановлением на уровне местных айылокмоту или районов, затем мы сможем сделать это и на уровне правительства. Мы обговорили этот сценарий с таджикской стороной. Предварительно этот вопрос уже был поднят с соседями. Но этот процесс будет очень длительным с учетом того, что каждый земельный участок, каждый дом, каждый сарай и постройку нужно скрупулезно описать и оформить юридически. Можно сказать, что мы начинаем выпрямлять границу.

Когда границы откроются?

- Что касается вопроса кыргызско-таджикской границы относительно прохода и проезда, в настоящий момент она закрыта для всех?

- На кыргызско-таджикской границе у нас расположено пять КПП. В настоящий момент два из них открыты частично. Это КПП Бордобё и Карамык. Последнее, не закрывалось полностью из-за ряда международных соглашений, которые наша страна подписывала с другими государствами. Мы взяли обязательство поддерживать и пропускать грузы международной коалиции в Афганистане, пропускаем грузы из Китая, в том числе грузы, предназначенные для строительства газопровода Туркменистан-Китай. Через Бордобё проезжают этнические кыргызы, проживающие на территории Таджикистана. Дело в том, что в основном продукты питания они подвозят через наш город Ош, многие студенты оттуда учатся в кыргызстанских городах. Есть люди, из Таджикистана, которым требовалась медицинская помощь именно на территории КР, есть командировочные. В этом плане мы не можем доставлять людям препятствия. Остальные 3 КПП пока закрыты. По двум к нам обратились люди, которые работали на угольных шахтах и из-за закрытия границ потеряли работу. Этот вопрос сейчас решается. Но есть тут и сложности. Жители отдельных районов ультимативно заявляют, что если КПП будут открыты, тогда они их захватят. Это не справедливо, нельзя поддаваться сиюминутным амбициям и создавать сложности другим согражданам. В ближайшее время правительство будет рассматривать вопрос открытия КПП.

- Почему местные жители выступают против открытия КПП на границе с Таджикистаном?

- К примеру, жители Ак-Сая и Кок-Таша говорят о том, что в их машинах бьют стекла, когда они проезжают через таджикские села, обижают их детей и пристают к девушкам. Потому они не хотят открывать КПП, пока нет стабильности на границе. Мы ведь тоже закрывали границы не по своей прихоти, ситуация была сложной. И когда сейчас она стабилизируется, мы постепенно откроем все КПП. Может быть, пропускные пункты на границах будут открываться постепенно, в какие-то определенные часы. Мы должны сделать так, чтобы население не страдало.

- В настоящее время на границе и сейчас стоят машины с различным грузом, которые не пропускают через нее. Как быть им?

- Сразу после закрытия границы на самом деле была задержка. В феврале и в марте некоторые машины возвращались и проезжали через Узбекистан. Были и обращения некоторых фирм через посольства других стран. В индивидуальном порядке правительство решало эти вопросы, и автомашины с грузами пропускались через КПП «Карамык».

Когда границы откроются?

- Вы пришли на пост вице-премьера по вопросам безопасности при правительстве Жанторо Сатыбалдиева. В настоящее время он ушел в отставку, соответственно и все члены правительства должны последовать за ним. Если на ваше место придет другой человек, как это может повлиять на дальнейшее решение приграничных вопросов?

- Это существенный фактор, его нельзя не брать во внимание. Но в то же время я старался сделать так, чтобы работу пограничной комиссии, у которой уже есть четко выработанная позиция по вопросам границ и выработан алгоритм действий, смогли продолжить и другие люди, которые могут прийти на смену. Если эти люди будут компетентными, думаю, они смогут работать дальше. Незаменимых людей нет.

P.S. Между тем, стало известно, что в настоящее время на границе есть большегрузные машины с товаром, водители которых живут в них уже более двух месяцев. Один из таких водителей, Петр, который вез груз из Иркутска в Душанбе, дозвонился к нам в редакцию. На границе его не пропустили и сроков, когда она будет открыта, тоже не обозначили. По словам мужчины, он находится в бедственном положении. Денег помочь семье нет, потому как все это время он не работает. Товар бросить он не может, доставить до места тоже. Кроме того, что ему приходится долгое время жить в походных условиях, в Бишкеке его ждут и финансовые проблемы - машина и жилье заложены под кредит в банке, а выплачивать его нужно ежемесячно. Мужчина ночует в машине, кушать готовит здесь же. За продуктами ездит раз в неделю, но скоро и этого он сделать не сможет, деньги на исходе. По его словам, таких, как он на границе много, через КПП пропускают только продукты питания, лекарства и мыломоющие средства. Водители, находящиеся возле контрольно-пропускных пунктов в отчаянии.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us