Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Отмороженные дни

Потерпевшая неудачу на митинге оппозиция решила, что и дальше будет нагнетать обстановку в стране. Перепады температуры, длящиеся с конца марта до середины апреля, вызвали к жизни очередной вал желания приступиться к власти.

Оппозиционеры, по их мнению, добились цели.

- Мы считаем, что митинг полностью добился своей цели, потому что прибывшие с разных регионов страны и недовольные политикой властей люди пришли, высказали свои точки зрения, поставили условия. Мы так и планировали создать условия для выражения своих позиций для жителей Нарына, Таласа, Оша, Иссык-Куля, Джалал-Абада и Бишкека, и мы его реализовали, - заявил в интервью лидер партии «Ата-Журт» Камчыбек Ташиев.

А глава Правительства КР Жоомарт Оторбаев за ночь, прошедшую после митинга, посчитал, что митинг нанес стране убыток в 100 миллионов долларов. Митинг прошел 10 апреля, а уже 11 числа на внеочередном заседании Совета по развитию бизнеса и инвестициям при правительстве, посвященном проблеме необоснованных проверок бизнеса, премьер-министр заявил, что Правительство считает, что митинг «…в очередной раз ухудшил инвестиционный климат страны».

Толковый словарь объясняет слово митинг, как некое собрание граждан, где можно что-то обсудить, и, вместе с теми же обсуждениями, выразить солидарность, поддержать какие-нибудь требования. Закон Кыргызской Республики «О праве граждан собираться мирно, без оружия, свободно проводить митинги и демонстрации» описывает еще и процедуры, механизмы этого действа.

Заявляя же, что «митинг добился своей цели» оппозиционеры расписываются в том, что митинги им нужны не более чем обыкновенная ширма- прикрытие для продавливания и лоббирования собственных намерений попасть в кресла Белого Дома.

- Если власть не прислушается к зову народа и не выполнит его требования, такие акции будут продолжаться. А как развиваются обычно такие события, мы своими глазами видели и знаем из истории со времен независимости, - говорит Камчибек Ташиев.

Звучит как угроза, чем, по сути, и является: ультиматум – язык войны. Угрожать государственным властям сменой власти Камчыбеку Ташиеву не впервой. Взятие забора парламента в 2012 году было удачным для спортсмена Ташиева, но принесло ему неудачу, как политику: потеря депутатского мандата, обретение у народа, за исключением нескольких преданных его представителей, имиджа площадного крикуна.

10 апреля 2014 года народные оппозиционеры накормили дешевыми бутербродами привозных независимых участников «народного» митинга, обиделись на журналистов за их обычную работу, и убрались восвояси. Но, как свидетельствует их интервью, не успокоились – смену власти они обещают. Подобные призывы к захвату власти или насильственному изменению конституционного строя, как это уточняет Уголовный Кодекс КР, «…наказываются штрафом в размере от пятидесяти до пятисот расчетных показателей или исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до трех лет».При этом, призывы почему-то мало интересуют правоохранительную систему.

Кыргызская вообще Фемида отличается избирательностью – выборочно карает не только за то, как и где призывали, но и того, кто призывал. Так, летом 2010 года Камчыбек Ташиев заявлял:

- Если какая-либо нация в нашей стране, русские, узбеки, турки или китайцы скажут, что они находятся наравне с кыргызами или выше них, тогда государство развалится.

Уголовную статью «Возбуждение национальной, расовой, религиозной или межрегиональной вражды» - 299 УК КР,в этих словах не увидел никто. Никто, кроме российской дипмиссии. МИД КР тогда так и не прокомментировал произошедшее, а в СМИ появилось пояснение, что интервью дал «…человек, похожий на КамчыбекаТашиева». Ответственности за подобное заявление не несут… политики националистического толка.

А если отматывать ленту времени еще дальше, то получится, что в стране давно игнорируются выпады по одним из самых «тяжелых» статей – 297 и 299. Причем, националистическая и антиконституционная риторика характерна именно для оппозиции в лице политиков последней волны – не столько политических профессионалов, сколько обыкновенных «своих парней». Так, еще пятнадцать лет назад, бывший в оппозиции к Аскару Акаеву, Адахан Мадумаров высказал, что «…кыргызы в стране хозяева дома, а остальные – квартиранты». Ни КНБ, ни прокуратуру – никого это тогда не затронуло, и власть фактически выдала индульгенцию на националистическую риторику политиков, что и обернулось впоследствии маевской, искорской и ошской трагедией. Да и тогда, когда беспорядки улеглись, очередной конфликт возник, мэр Оша Мелис Мырзакматов заявил:

- Я националист. Я люблю свою нацию и буду действовать исключительно в ее интересах.

Ни прокуратура, ни ГКНБ вновь не заметили в словах Мырзакматова ничего странного. А на волне гуманитарной катастрофы и международной помощи гуманитарные миссии потребовали от руководства страны усмирить националиста. Но имевшего поддержку именно в лице местных националистов, мэра «привести в чувство» не удалось даже главе страны, Розе Отунбаевой.

Вместе с тем, наряду с другими статьями, именно статью 299 УК вменили Жавлону Мирзаходжаеву и Халилу Худайбердыеву. В октябре 2011 года ошский городской суд признал обоих виновными, и приговорил – одного к пожизненному сроку, а второго – к 14 годам лишения свободы. Посчитали, что именно эти двое стаи причинами трагедии на юге в 2010 году. Тогда «ОшТВ» и «МезонТВ» показывали митинги и без каких-либо купюр, сопровождая трансляцию меткой «Без комментариев». Прокуратура, суд – силовая система просто раздавила медиа-владельцев. Международная общественность осудила столь резкие решения отечественной Фемиды. А отечественный институт омбудсмена тогда молчал.

Сейчас же акыйкатчы возмущен тем, как журналисты подают информацию о митинге.

- Сюжеты отдельных телеканалов грешат однобокостью и необъективностью. В новостях ОТРК видеоряд подобран с одиозным показом митингующих в неприглядном виде. Особый акцент сделан на сцене с обедом, где мелькают сэндвичи и пакеты с едой. Безусловно, все это имело место на митинге, но среди собравшихся были не только безработные и обездоленные, а представители интеллигенции, депутатского корпуса, государственные деятели. К сожалению, они оказались вне зоны внимания журналистов этого телеканала, как и подача выступления общественного деятеля Нурлана Мотуева, полностью вырванная из контекста. В сюжете остались лишь слова о джихаде, но Мотуев говорил и о «Кумторе», и об аэропорте «Манас», - сообщила пресс-служба омбудсмена.

Главные правдоборцы страны умалчивают о том, что именно «общественный деятель» Нурлан Мотуев грозил журналистам сжечь их редакцию за то, что посмели написать про него нелестное, хоть и правдивое сообщение, когда тот сам претендовал на должность омбудсмена: Мотуев обругал корреспондента, упоминая его национальность. Журналисты подавали заявление с требованием привлечь его к уголовной ответственности за разжигание межнациональной вражды. Но данное заявление спустили «на тормозах».

Сегодня оппозиционеры считают, что добились цели – нечто они обсудили, и нечто показали. Власть, в лице премьер-министра, считает, что стране нанесен ущерб. Видимо, правоохранительные органы считают, что 100 миллионов долларов – мелкая сумма, из-за которой стоит переживать и беспокоить «уважаемых своих парней», а что до очередной смуты –у простого кыргызстанца уже вырабатывается своеобразный иммунитет: аптека – чемодан - вокзал-….

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us