Menu
imarat stroy
aiu kurulush

В мире краснокнижников

В Иссык-Кульской области есть удивительные природные уголки, почти не тронутые человеком. Здесь можно встретить величественных лебедей, архаров,диких кошек манулов и даже снежных барсов, занесенных в Красную книгу. И, поверьте, это зрелище стоит многочасовой изнурительной поездки по грязи, бездорожью и экстремально крутым горным серпантинам.

Тур по особо охраняемым территориям Иссык-Кульской области состоялся благодаря Госагентству охраны окружающей среды и лесного хозяйства КР. По дороге к кыргызской жемчужине мы остановились в Чон-Кеминском природном парке. Здесь в чистом поле кишмя кишели пестрые фазаны. Это не редкие птицы – только в Кыргызстане их насчитывается более 30 тысяч. Но, как уверяют местные егеря, добывать фазана можно лишь на территории охотничьих угодий и только в конце осени.

Особенно запомнилась встреча с лебедями-кликунами на берегу незамерзающего Иссык-Куля. Краснокнижные птицы ежегодно прилетают сюда на зимовку. Людей они явно сторонятся: увидев нас, лебеди поспешно отплыли вглубь водоема. В этом году на озере насчитывается около 1200 кликунов.

– Лебеди несколько раз в день перелетают на другой берег и обратно. А это 25 километров только в один конец. Летать – их физиологическая необходимость, – сообщил егерь Иссык-Кульского государственного заповедника Мирбек Таштанов. – Раньше были случаи отстрела лебедей. Но в последние три года их никто не трогает.

Дальше, проехав село Барскаун (переводится как «Барсово»), мы начали забираться все выше и выше по одноименному ущелью. Эта горная дорога, пожалуй, достойна Кэмел-трофи: подъемы под 30-40 градусов, булыжники, ямы, вязкая грязь и снег. Даже хорошо подготовленный внедорожник, на котором мы передвигались, местами застревал и буксовал.

Впрочем, на самой высокой точке горной трассы нас ждали приятные сюрпризы. Более чем на 4 тысячах метров над уровнем моря было белым-бело. Говорят, снег здесь лежит круглый год. Здесь же две статуи в виде барса и архара, стоящих на высоких скалах друг напротив друга, словно приветствовали путников. А еще дальше – массивная глыба памятника Юрию Гагарину. Космонавт часто отдыхал в военном санатории «Тамга», который находится неподалеку отсюда.

Добравшись до госзаповедника «Сарычат-Ээрташ», мы остановились на кордоне Коенды – переводится как «Заячий». И словно в доказательство, один ушастый зверек перебежал нам дорогу.

Хотя гораздо больший интерес вызвали бараны Марко Поло (архары), занесенные в Красную книгу. Они паслись небольшими группами на склонах гор. От людей дикие копытные старались держаться на безопасном расстоянии – не меньше километра. Всего в республике насчитывается 14,5 тысяч архаров. При этом каждый год на их отстрел выдается примерно 80 лицензий. Десятилетний мораторий, который запрещал охоту на баранов Марко Поло, парламент отклонил осенью прошлого года.

– Полный мораторий – это глупость.В этом случае егерям будет нечем платить зарплату. Территории останутся без охраны. И охотники станут активно и безнаказанно браконьерствовать. Будет так же как с краснокнижной рыбой на Иссык-Куле: ее сейчас вылавливают тоннами, несмотря на мораторий, – заявил охотовед Айбек Кендирбаев, который сопровождал нас по горам.

Справедливости ради надо сказать, что по лицензии отстреливают только трофейных баранов – старых, с большими рогами. С таким утяжелением животные хуже бегают, поэтому они первые кандидаты на съедение хищниками. Лицензия на архара нынче обходится в 700 тысяч сомов. Покупают эти разрешения в основном иностранные граждане. За прошлый год лицензированная охота принесла в госказну 107 миллионов сомов.

Конечной точкой нашего путешествия стало самое отдаленное село Иссык-Кульской области Ак-Шыйрак. Оно находится между горными хребтами, на высоте 3400 метров над уровнем моря. Село это не простое. В советское время оно было создано при оловодобывающем комбинате. Но с развалом СССР предприятие встало. Отсутствие работы заставило сельчан уехать в города. И к сегодняшнему дню население Ак-Шыйрака сократилось с трех тысяч до 300 человек.

Омурбек Курманалиев из тех немногих, кто родился, вырос и, несмотря на трудности, остался жить в Ак-Шыйраке. Теперь он старший егерь Сарычат-Ээрташского государственного заповедника. Хотя, по собственному признанию мужчины, в сложные годы он браконьерст­вовал, как и многие жители поселка.

– Было сложно прокормить семью. Земледелие в наших краях невозможно. Мы стали охотиться, потому что государство не обращало особого внимания на защиту животных. А в начале 2000-х Департамент охоты привлек всех местных браконьеров на работу. Так мы стали егерями и теперь не убиваем, а охраняем животных, – рассказал он.

Государственные охранники природы, видимо, большие энтузиасты. Ведь официально они получают всего 5-7 тысяч сомов в месяц. И все в один голос утверждают, что мзду с охотников за нелегальный отстрел животных не берут: проверок много, ответственность перед законом высокая. А живут они в основном за счет животноводства: разводят баранов, лошадей и яков.

По данным Госагентства по защите окружающей среды, за последние годы в Кыргызстане стало больше краснокнижных животных. Сегодня в республике насчитывается 479 маралов, 415 медведей, 330 снежных барсов. И если раньше егеря не могли найти ирбиса даже по следам, то сейчас эти редкие хищники им встречаются во время обычного обхода.

Кстати, в заповеднике «Сарычат-Ээрташ» обитают 13 снежных барсов. Как и все кошачьи, они ведут скрытный образ жизни. Поэтому единственные встреченные нами барсы – это два монумента в весьма оригинальном исполнении.

Поделится в
Еще из этой категории: « Накануне… Новый год на пороге »
back to top

Случайные

Follow Us