Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Мастер кисти

Визажист–мужчина часто вызывает недоумение и вопросы. Особо такое сочетание удивляет в Азии, где строгость взглядов не только приписывает подобную профессию к исключительно женским, но и зачастую обесценивает необходимость профессионального макияжа. Мы предлагаем взглянуть на мэйкап мужскими глазами и познакомиться с одним из самых известных визажистов Кыргызстана Владом Варганкиным.

Самый частый вопрос, который задают нашему респонденту, касается того, как он попал в профессию. Оказалось, что изначально он должен был заниматься не менее творческим делом. Учился Влад на дизайнера одежды. Но уже в конце первого курса понял, что хороший дизайнер должен разбираться во всех направлениях, которые так или иначе соприкасаются с модой и внешним видом. Тогда-то он и пошел на курсы визажа.

– Я шел туда, чтобы суметь объяснить визажистам на разных показах, что именно я от них хочу и как это должно выглядеть. Я прошел месячный курс и продолжил учиться в университете по своей специальности. Собирал портфолио, снимал свои работы, активно сотрудничал с фотографами и  моделями. Но уже на третьем курсе обучения понял, что получать знания больше не желаю, хочу работать, – рассказывает Влад Варганкин.

Родители не стали уговаривать Влада получать диплом. Они лишь поставили ему условие – ровно месяц на то, чтобы была найдена достойная работа. В противном случае студент должен вернуться к учебе либо заняться семейным бизнесом.

– «Найдешь работу, и мы больше тебе ни слова не скажем, нет  – будешь работать на нас», – так мне сказала мама. У нее свой цех по пошиву одежды для девочек. И я тут же подал заявление об отчислении, – продолжает визажист.

На что именно рассчитывала Марина Викторовна, мама Влада, останется загадкой, но в итоге ход ее оказался верен. Уже через неделю Варганкин был трудоустроен в один из столичных салонов красоты. Правда, ненадолго.  Две недели – таков общий стаж на первом рабочем месте нашего собеседника.

– Первое место я особо не выбирал, а сбежал оттуда, потому что нашел ближе к дому. И тут уже задержался на целый год, по прошествии которого понял, что мне надо профессионально расти. В этот период началось мое активное участие в конкурсах, – вспоминает Варганкин.

«Невские берега» и другие битвы

Несмотря на то что Владу всего лишь 21 год, он уже успел побывать на конкурсах за пределами Кыргызстана и даже занять там призовые места.

– В сентябре 2016 года я принял участие на чемпионате «Невские берега». До этого года я участвовал в различных соревнованиях нашей и соседней страны, но они были не столь значимы. Это же мероприятие стало целым событием и настоящим вызовом для меня, как для профессионала. Это международный уровень. Я первый, кто представил Кыргызстан на этом конкурсе, – вспоминает Варганкин. Он, отметим, получил на престижном соревновании три призовых места в трех номинациях.

В конкурсах подобного рода, как отмечает Влад, 50% победы зависит от модели и лишь оставшаяся половина от самого мастера. От визажиста зависит подготовка, которая длится около месяца: образ должен быть подобран с ног до головы. Даже неправильный маникюр может снизить шансы на победу.  Модель должна прийти вовремя и уметь выполнять команды. Мастер не должен говорить, куда ей смотреть, по направлению кисти девушка должна понимать, что делать.

Необычный мэйк

Влад способен выполнить любой заказ. Были у него и очень неожиданные. Например, как-то визажиста попросили нарисовать побои для суда.

– Просят замаскировать от медкомиссии большой шрам на ноге, часто просят герпес замазать. Как-то ко мне пришел мужчина и сказал, что надо сделать из него образ избитого беженца, чтоб он мог попросить убежища в другой стране. Но я отказался, – делится Варганкин.

Интересные случаи случались и во время работы Влада в известном проекте «Жарайт Сити». Там он активно занимался мужским макияжем и перевоплощением актеров.

– Мы больше работали над  гримом -  накладные бороды, усы, парики и так далее. Реже подправляли тон лица, дорисовывали брови. В обычной же жизни мужской макияж в нашей стране не востребован.

Также Владу доводилось делать макияж на темной коже африканского типа. И выяснилось, что он едва ли не единственный визажист в Кыргызстане, у кого есть тональный крем такого цвета.

Советы визажиста

Влад считает, что самое важное при выборе косметики –  проверить ее срок годности, не забывая о том, что цифры часто переклеивают и перебивают. Особенно это касается жидких текстур – тональных кремов, баз под макияж. А тени, например, срока годности не имеют.

– Рекомендую закупаться в тех магазинах, где есть консультант и тест-стенд.  Можно выбирать косметику и по журналу, но в таком случае будьте готовы, что желаемый и полученный цвета будут разными. На фото ты видишь одно  – там обработка, правильно выставленный свет, а в жизни совсем другое, – продолжает Варганкин.

Он, в отличие от интернет-экспертов, ничего не имеет против дешевых аналогов косметики для повседневного использования.

– Среди бюджетной косметики есть масса хороших вариантов, и от «люкса» они отличаются лишь меньшим эффектом. Но их вполне можно использовать, – говорит визажист.

Сам Влад любит использовать в работе необычную и креативную косметику: зеленые помады, яркие тени.

В косметичке у каждой женщины, уверяет визажист, должна быть палетка теней коричневой гаммы, тушь, бальзам для губ и легкий тональный крем на каждый день.

В холодное время года база макияжа должна быть на силиконовой или маслянистой основе. Ни в коем случае никакой воды в «тоналке» и основах быть не должно. А летом, наоборот, стоит выбирать стойкие материалы. Зимой лицо всегда светлеет, напоминает Ваганкин, в это время года и тональный крем стоит брать на тон светлее. В остальных продуктах никаких особенностей по временам года нет.

Откровения профессионала

– Какие ошибки совершают  наши женщины в макияже? 

– Девушки в Бишкеке днем красятся, будто идут на супер-вечеринку. Очень любят яркий, вечерний макияж. Но я вас, наверное, удивлю, у нас бьюти-индустрия развита даже лучше, чем в России. Там на улице редко встретишь накрашенную девушку, в салоны они ходят нечасто и мало что знают о макияже. У нас все умеют рисовать себе стрелки, а некоторые красятся лучше, чем визажисты.

– Когда вы общаетесь с девушкой, нет ли желания ее умыть или сказать, что она красится неправильно, исправить ошибки?

– На самом деле, я, естественно, всегда обращаю внимание на макияж и внешний вид девушки, но никогда не скажу ей своего мнения, если она не спросит. А когда я выбираю девушку себе лично, то и вовсе не обращаю внимания на ее мэйкап. Удивительно, кстати, что с тех пор, как я стал визажистом, социальные роли поменялись: теперь не я ищу себе девушку, а они меня. Очень много женщин желают познакомиться, сами пишут. Особенно дамы в возрасте 30+.

– А если ваша клиентка просит сделать что-то, что ей совершенно не подойдет?

– Я редко спрашиваю, что хочет девушка в кресле. И проблем ни разу не возникало. Я делаю то, что считаю нужным, и, как правило, все довольны.

– Как вы относитесь к искусственному изменению внешности?

– Не имею ничего против. Если это хорошо исполнено, то татуированные брови и накладные ресницы не вызывают эстетического отторжения. Я даже не против пластических операций, если они выглядят красиво.

– Как формируются цены на вашу работу? Иногда свадебный макияж стоит 5 тысяч сомов и недоумеваешь, а за что такие деньги...

– Чем выше уровень визажиста, тем выше цена. Мы вкладываем в свое обучение очень большие деньги. Один курс в России, к примеру, стоит от 50 тысяч рублей. И таких курсов необходимо два, три в год. К тому же расходные материалы очень дорогие. У профессиональных визажистов самый дешевый тональный крем стоит не менее 1500 сомов. Чаще всего мы берем тот, что за 3000. Плюс аренда помещения, дополнительные расходы. Чистая прибыль мастера в итоге невелика.

К слову, в работе визажист использует минимум 10 кистей. Каждый маленький участок он тушует новой кистью, к тому же у каждого продукта она должна быть своя. Румяна разных фирм, к примеру, требуют разных инструментов. Сам Влад использует в работе 60 кистей. 

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us