Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Повороты судьбы Татьяны Князевой

Татьяна Григорьевна Князева – известный в республике человек, ее знают все, кто имеет отношение к геологической отрасли. Она исколесила всю страну и прошла по всем возможным горным тропам. Работала на Джеруе, была ведущим специалистом на Кумторе, возглавляла экологический отряд Учкошконской геологоразведочной экспедиции и занималась изучением экологии западной части Иссык-Куля. Потомственный геолог, она прошла путь от техника до опытного авторитетного специалиста.

Сейчас Татьяна Григорьевна на заслуженном отдыхе. Коммуникабельный, справедливый, интеллигентный и наблюдательный человек, она всегда в окружении друзей, знакомых и подруг. Понимая, что по большому счету в жизни изменить ничего нельзя, имеет свою точку зрения на всё происходящее вокруг. А своим приятельницам говорит: «Сидите в партере в первом ряду и смотрите, наблюдайте, но вы уже ничего не измените».

Истории из своей жизни, которых великое множество, рассказывает с юмором, без драматизма, сожаления и недовольства. Пережив много несправедливых и обидных для нее ситуаций, в жизни не разочаровалась. Выйдя на пенсию в пятьдесят с хвостиком, заняла денег, купила недорогой автомобиль, сдала на права, хотя умела управлять машиной еще со школьных лет.

Ее особая привязанность – это собаки, любовь к которым она проявляла с детства: овчарки, фокстерьеры и таксы – удивительные существа, необычайно подвижные, чуткие, с высоким интеллектом, верные и преданные друзья. Каждый день в любую погоду она гуляет во дворе со своим четвероногим питомцем – псом Ромой, который понимает ее с полуслова.

Остроумный, оптимистичный и интересный рассказчик, она могла бы стать автором книги, но писать не любит, а вот вспоминает о былом с удовольствием. Чего только стоят ее истории о детстве и юности, о том, как рвалась в геологи, но родители не пускали…

«Мамаша, причешите ребенка!»

Родилась наша героиня в 1942 году в невероятной ситуации и совершенно неподходящем для родов месте – на севере, в шахте, где по комсомольскому призыву после окончания института работала ее мать. Когда начались схватки, выскочить она не успела, и пришлось работавшим рядом зэкам принимать ребенка и вытаскивать их наверх. Маму и дитя определили в больницу, где они попали в руки врача – профессора, осужденного по 58 статье. Отец Татьяны, по ее словам, был человеком необычным. Он работал механиком, в нем текла кровь латыша и цыганки. Носил он известную в цыганском мире фамилию, но, когда женился первый раз, взял фамилию жены, так что Татьяне Григорьевне досталась фамилия неизвестно чья и неизвестно от кого. На свет она появилась с черными густыми волосами, которые стояли дыбом. И профессор, заходя в палату, всегда говорил: «Мамаша, причешите ребенка!». Но волосы слушаться не хотели и определили в дальнейшем неукротимый характер их обладательницы.

Дневальный зэк, бурундуки и пес Дружок

Когда их выписали из больницы, дали в помощники дневального, который, как выяснилось, отбывал срок по статье за убийство по пьяни жены и троих детей. «Сногсшибательный» дневальный, как говорит Татьяна Григорьевна, «уютный» такой нянь. Матери приходилось оставлять девочку с этим типом и идти на работу. Осознавая всю сложность ситуации, она пыталась найти выход и, когда в четыре месяца малышка уже крепко держала головку, отказалась от его услуг. Но других помощников не было, и тогда отчаянная и находчивая мама Татьяны сколотила своеобразный манеж – зашила досками стол, поймала в лесу четырех бурундуков, поместила их в это сооружение, а потом усаживала туда ребенка и уходила на работу. Однажды в лагере случился побег, бежали урки и был ранен сторожевой пес. По закону такие собаки должны быть уничтожены, но мать выпросила пса у начальника лагеря, забрала к себе, вылечила, выходила его, назвала Дружком, и он стал очередной нянькой для маленькой Тани. Выходя с ней в длинный коридор барака, мама, отправляясь на работу, подзывала пса: «Дружок, ко мне! Охранять!». И если ребенок позволял себе вылезти в неположенное место, Дружок брал за шкирку и затаскивал обратно. Так пес стал настоящим спасением для Татьяны и ее матери.

«Никакой геологии – пойдешь на завод!»

Потом они вернулись с севера, жили в Москве, где мама работала в Первом главке министерства геологии и встретила там свою новую любовь. Всеволод Михайлович Рожанец стал впоследствии приемным отцом Татьяны. Они приехали в Киргизию, где его назначили главным геологом Главслюды. С 7 лет он брал дочь в горы, и она знала все прелести и трудности геологических будней. Поэтому с детства была настроена на геологию. Но после окончания школы мама твердо заявила ей: «Никакой геологии, пойдешь работать на завод!». Оценки в школе оставляли желать лучшего, так как интересы и увлечения Татьяны были в области спорта. Она занималась вело- и мотогонками, плаванием. Через хороших знакомых ее все-таки устроили на завод физприборов. Чтобы туда попасть, нужно было сначала отработать на стройке, но ее «по блату» взяли уборщицей. Через три дня она сбежала, пыталась найти поддержку у отца, который был на ее стороне и собирался забрать с собой в поле. Но мама была неумолима – Татьяне пришлось вернуться на завод. Через три месяца ее перевели в слесари, дослужилась она до 6 разряда. Потом завод стал военизированным, на выходе из цеха сидела бабка-охранница и держала на коленях «Парабеллум». Если нужно было выйти, она с окриком «куда?» преграждала путь. Выдержав неделю, Татьяна ушла с завода и уехала с отцом в поле.

«Поступай куда хочешь…»

После того как родители вновь заявили, что они против ее поступления на геологический факультет, Татьяна собрала вещи и уехала в Москву к бабушке. Знакомый семьи дядя Костя Никитин, тоже геолог, с пониманием относился к ее желаниям и пытался помочь с устройством в экспедицию на Камчатку. Однако этот план не сработал, и она уехала в геологический отряд под Магнитогорск, где работала у геофизиков. Потом родители взмолились: «Приезжай и поступай куда хочешь, только приезжай!». Так в 1963 году она вернулась во Фрунзе и поступила на горно-геологический факультет политехнического института. Хотя и здесь не обошлось без приключений. Было негласное распоряжение девушек не брать, к тому же Татьяна ходила в очках, и врач не давал согласия на поступление. Но Сухомлинов, тогдашний ректор политеха и декан факультета Иманалиев, который знал ее родителей и видел стремление к учебе, дали добро. В результате она и еще пять девушек стали студентками. Всего на курсе учились 360 человек.

«Я человек природы»

«С самого детства я наблюдала за природными явлениями, отец приучил меня к тому, чтобы все подмечать вокруг, - говорит Татьяна Григорьевна. - В геологии занималась разведкой, хорошо ориентировалась в пространстве при нахождении горных выработок. Чувствовала всё, что называется, «боками». Я человек природы. Сейчас наблюдаю, какая облачность, с утра могу сказать, каким будет день. А мутные осенние облака говорят о том, что зима будет холодной. Это подтверждают и другие известные всем приметы, такие, как «одетый» лук, паутинка.»

А на вопрос о том, что значит для нее геология, Татьяна Григорьевна ответила так: «У геологов в тех условиях, в которых мы находились, шел естественный отбор, проверялись человеческие качества. Это сформировало мою личность, научило лучше разбираться в людях».

Поделится в

Из последнего опубликованного Любовь Макарова

back to top

Случайные

Follow Us