Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Ринат Залетдинов: Люблю все делать основательно

Часы – гениальное изобретение, сложнейший механизм в самых разных его вариациях. Мы все живем по часам, торопимся, опаздываем, ждем, нервно по­глядывая на циферблат. Встаем по будильнику, планируем встречи и свидания, работаем, отдыхаем, заботимся о своих родных и близких. Иногда тратим время впустую, убиваем его, не бережем и не ценим счастливые мгновения. Но часы и время – понятия разные. Часы лишь только показывают время, но не управляют им.

О том, как бережно относиться к часовым механизмам, доверять людям и не скупиться на ремонт, какие часы носит Джеймс Бонд, мы говорили с большим профессионалом, известным в Бишкеке и за его пределами мастером по ремонту часов Ринатом Амировичем Залетдиновым. Это было общение с человеком, у которого огромный опыт, увесистый багаж знаний, солидное образование, большой авторитет в этой сфере и хорошее чувство юмора.

- Мне казалось, что сейчас очень малый процент людей носит часы и тем более их ремонтирует. Но, придя к вам в мастерскую, увидела, что вы всерьез загружены работой и у вас большой поток посетителей…

- Часы носят очень многие люди. И недорогие бюджетные марки, и дорогие. Часы – это своего рода статус человека. По дресс-коду ты должен тратить на часы свою месячную зарплату. По сути дела, если человек приходит в белый бизнес, то часы определяют его статус так же, как костюм, галстук, запонки и т.д. Богатых людей у нас очень много и очень много дорогих часов. Кто-то покупает часы за 50 тысяч долларов и носит их просто как вложение капитала. Но все часы рано или поздно ломаются, свой процент брака есть даже у швейцарских.

- И часто приносят на ремонт швейцарские часы?

- Приносят очень часто, и не только швейцарские, много других брендовых часов у людей. Это в основном бюджетные модели примерно за 3-5 тыс. долларов. Чаще всего требуется репассаж, чистка, когда разбираем механизм, промываем специальным составом, смазываем. У часов существуют свои сроки службы и регламент обслуживания. Раз в 3 года желательно отдавать их на профилактику. Те, кто носит очень дорогие часы, обслуживаются в специализированных сервис-центрах при фирмах-изготовителях. Там особые условия, в цехах стоят пылеуловители, кондиционеры, мастера работают в белых халатах, клиенты не имеют туда доступа.

- Какой у вас уже был жизненный опыт, когда вы пришли в эту профессию?

- В юности я серьезно занимался велоспортом, показывал хорошие результаты, подавал большие надежды. В школе мне учиться было некогда, и тренер устроил меня в профтехучилище, где я выучился на сварщика, потом ушел в армию. После армии работал по специальности на заводе физприборов, получил собственное клеймо, это было очень ответственно. До сих пор меня там вспоминают, я был хорошим сварщиком, передовиком и новатором. С завода ушел в 1990 году, когда все производства разваливались и нужно было выживать. Пробовал заниматься коммерцией, таскал баулы, но это все не моё. А еще ковырялся в микроэлектронике, занимался этим довольно серьезно, собирал сложные схемы, цветомузыкальные установки, динамики. Если за что-то берусь, стараюсь делать все основательно.

- И потом вдруг стали заниматься ремонтом часов?

- Однажды хороший знакомый, мой напарник Станислав Витальевич Лазарев говорит: «И что ты мотыляешься? Вон мастерская простаивает на Боконбаева – Правды, садись туда со мной и попробуем». Ну я и сел, начал учиться с нуля. У нас был прейскурант, я принимал часы, брал чистый лист бумаги, разбирал их, раскладывал все по полочкам и смотрел, находил неисправности, но на первых порах многое не получалось. Станислав Витальевич стал моим учителем, помогал, показывал, научил разбираться во всех тонкостях ремонта часовых механизмов, за что я ему очень благодарен. И так потихоньку начал развиваться. Хотя одни часы, которые я не смог отремонтировать, он хранит до сих пор…

- Сейчас вы можете определить любую неисправность на любых часах. Какие знания необходимы мастеру-часовщику?

- В свое время я окончил Московский институт экономики, статистики и финансов. Образование помогло мне подняться на более высокую ступень в своем деле. Мало сделать репассаж – открыть, разобрать, промыть, смазать. Дело в том, что в часах очень много расчетов, если мы восстанавливаем старые механизмы. Иногда приносят на ремонт антикварные часы, где не хватает каких-то деталей, которые надо изготовить, а для этого нужно все очень точно рассчитать. Как раз здесь инженерные, математические знания очень помогают. Умение читать чертежи пригодилось не раз во время работы в сервисном центре в Алматы. Там была серьезная поломка в часах, которую не могли выявить, и мне удалось это сделать, определить, что неправильно установлен рычаг. Когда часы вскрыли, оказалось, что так оно и есть.

- Часовой механизм – один из самых сложных. Какие трудности есть еще в вашей работе?

- Самый сложный механизм – это человеческая душа… А в часах просто нужно знать, куда что вставить. Одно время мы испытывали голод и дефицит запчастей. Приносили на ремонт дорогие часы, а нужных деталей не было. Звонил в Швейцарию, в Москву, потом вышел на сервисный центр в Алматы. Съездил туда, там было всё – глаза разбегались. Заключил договор, привез необходимые запчасти и потом стал раз в две недели ездить туда. Познакомился с шефом и специалистами, меня там очень хорошо приняли, теперь мы сотрудничаем, у меня там есть свое рабочее место, куда приезжаю, иногда работаю на приеме, консультирую.

- Вам приходится все время общаться с людьми. Всегда ли находите взаимопонимание?

- Вот это как раз самое сложное – взаимоотношения с клиентами. Сейчас такое время, когда каждый считает, что его хотят обмануть. Предвзятость и совковое мышление – вы можете заменить хорошие детали на плохие – просто убивают. Да, есть недобросовестные мастера в любых сферах, но мне это не нужно, я не вижу в этом вообще никакой логики. Зачем тратить на это время? А когда человек слышит цену за ремонт, он говорит: «Да вы что, с ума сошли?». Я ему отвечаю: «Послушайте, я беру деньги не за то, что делаю, а за то, что я знаю, как это сделать. Я за свои знания беру, к этому мастерству я шел 25 лет. Моя работа стоит дорого, я продаю свое время, свои мозги. Могу открыть любые часы, посмотреть и рассказать причину, в чем и где поломка, в 95 % процентах знаю, куда лезть, чтобы не тратить время зря. Очень уверенно себя чувствую, я могу, знаю и умею. Пытаюсь донести это до своих клиентов.

- Да, вы правы, работа извест­ных и хороших мастеров стоит дорого, у нас к этому еще не привыкли. А как снимаете напряжение и усталость?

- Лучший способ снять напряжение для меня – потягать «железо», хожу на фитнес, в тренажерный зал. Люблю поплавать в бассейне.

- Какие часы носите сами?

- Я ношу Omega Seamaster, мне они очень нравятся. Когда институт закончил, ребята из группы подарили, я был старостой. Это швейцарские часы, Джеймс Бонд носит «Омегу» практически везде, во всех проектах.

- Вы системный человек? Заранее планируете свои действия?

- Да, всегда планирую, что касается ремонта часов, даже с запасом. Иногда что-то не получается, появляется сложность, сижу допоздна, думаю, как это сделать. Потом неожиданно приходит озарение. Бывает, что принимаю и спонтанные решения. Когда занимался спортом, привык к дисциплине, это очень помогает в жизни.

Поделится в
 

Из последнего опубликованного Любовь Макарова

back to top

Случайные

Follow Us