Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Хамада Кута: Для своих зверей я папа!

В Бишкек приехал легендарный дрессировщик, продолжатель более чем вековой династии, принц Египта – Хамада Кута. Он давно известен в России, некоторых Европейских городах, у себя на родине и в Казахстане. К нам он привез 10 львов и намерен покорить столичного зрителя, а также по возможности сделать что-то полезное для нашего цирка.

Хищники нападали на него восемь раз. Все его тело в шрамах, но он продолжает бесстрашно входить в клетку, говоря, что каждая отметина – это напоминание именно о его ошибках.

- Многие дрессировщики перестают работать с тем зверем, который на них напал. Вы же от них не отказываетесь. Не страшно быть тет-а-тет с тем, кто пытался тебя разорвать на части?

- 80% нападений – ошибка человека. Если зверь пытался меня атаковать, значит именно я, а не он сделал что-то не так. Это для меня стимул стать умнее, понять, что было не так и исправить эту оплошность. Среди моих зверей, которых я привез к вам, трое пытались меня разорвать, но я их перевоспитал.

- Какие меры предосторожности вы предпринимаете во время выступления?

- Никаких. Кто-то держит в кармане пистолет, кто-то брандспойт с резервуаром воды, кто-то ассистентов, готовых спасти дрессировщика. Я же надеюсь только на себя и на воспитанность моих зверей. Знаете, я для них как папа. И мой строгий взгляд очень часто их останавливает, немного отрезвляет. Бывали случаи, когда этого не хватало, но я всегда справлялся со зверем сам. Это принцип.

- Когда вы впервые вошли в клетку ко львам?

- Как дрессировщик? В два года. Моего отца сильно ранил лев, а шоу должно было продолжаться, тогда мне пришлось выйти на арену и показывать трюки, в том числе и засунуть голову в пасть зверю. Публика была в восторге, а мне казалось это все веселым приключением. Мы и дома так часто играли.

- Кошмар. Как на это отреагировала ваша мама?

- Она очень кричала на отца. Это ведь его идея. Но у нас, в Египте, как и у вас, слово мужчины – закон. Он сказал ей молчать, она обиделась, но перестала ругаться. Хотя злилась она не долго. Мама работает директором в государственном цирке Египта и прекрасно понимает, что отмена концерта для артиста – смерть, для цирка – большие проблемы. Ведь зрители взяли билеты и show must go on.

- И, конечно же, вы не могли не стать дрессировщиком?

- Да, я очень хотел работать со зверями. Но папа был против. Я плакал, ходил на каждую тренировку, в 7 лет начал самостоятельно работать с хищниками, но путь по карьерной лестнице был не легким. И дело не в завистниках или врагах, а в родителях. Они не хотели, чтоб я продолжал династию. Папа делал все, чтобы я не любил цирк. Я просил, чтобы он дал мне работать, а отец говорил: «Хорошо, но сначала стань акробатом». Я научился этому искусству, пришел и снова попросил пустить меня на манеж со львами. Он сказал: «Хорошо, но сначала освой атлетику» - и так далее. Заставил меня познать самые тяжелые цирковые жанры, надеялся, что сдамся. Но я уверенно шел к цели. И в скором времени он вынужден был выпустить меня на арену с дикими кошками.

- Вы часто говорите слово «династия». Какое поколение дрессировщиков представляете вы в вашей семье?

- Шестое. Всего моя семья работает со львами, тиграми и прочими хищниками 165 лет. Моя бабушка — первая в арабских странах женщина-дрессировщица. В те давние времена ни в одной из восточных стран не было госцирка, а в Египте был только цирк семьи Кута. Теперь с ними работает и моя сестра. Она изначально не хотела быть частью этого искусства. Отучилась на юриста, планировала защищать людей, но, когда я уезжал из Египта, то сказал ей: «Аниса, наша фамилия должна продолжить звучать на родной арене». И она согласилась.

- Что она показывает зрителю?

- О, ее номер бесподобен. Я приезжал, смотрел и был в восторге. Она делает то же, что и многие, но хищники слушаются ее без пререканий. Вы представляете, сестра выходит красивая, в вечернем платье, маникюр, макияж, очень нежная и молодая, а несколько диких зверей, словно заколдованные, повинуются каждому ее жесту. Это потрясающе выглядит. От остальных женщин-дрессировщиц ее отличает то, что те стараются быть стервами на арене. Они тоже стараются быть хищниками, а она сохраняет всю свою женственность.Сестра необычайно нежна и мягка в клетке. Это невероятно выглядит. Это надо просто увидеть.

- Ваша сестра выбрала метод пряника в работе со своими подопечными, а вы? Вы строгий учитель?

- Не всегда. Я воздаю им по заслугам. Если зверь себя хорошо ведет, послушно, вот тебе мясо, вот тебе похвала. Если плохо, извини, я буду ругать. Не бить. Ни в коем случае не бить. И дело тут не в зоозащитниках. Просто если ты решишь ударить такого зверя, помни, он отомстит. Только вот ты весишь 80 килограммов, а он 300. Ты слабый человек, а он привык переворачивать буйвола, который весит тонну. Месть будет очень жестокой, и в этой схватке ты заранее проиграл. Поэтому я отношусь к ним со строгостью, но с уважением. Они это понимают и относятся ко мне, как к папе. Только не так, как к отцам относятся современные европейские дети, а как это принято в мусульманских странах, которые придерживаются традиций. В глазах моих зверей я вижу почтение.

- И как вы их тогда воспитываете? Нельзя бить, нельзя кричать. Это не ребенок, и в угол его не поставишь.

- Я долго думал, как решить этот вопрос, и вот что придумал. В день они получают 6,5 килограммов мяса. Три кило – после репетиции, остальное – после представления. Кто на репетиции не слушается, остается без обеда, а выполнив трюк на представлении, получает сразу всё. Упрямец отправляется спать голодным. Такая «разгрузка» даже полезна. Ведь в природе сегодня он поймал кролика, завтра – зебру, а послезавтра добыча ускользнула. Это нормально. Но в цирке он видит, что остальные едят, просыпается своего рода ревность и понимание: был не прав.

- Вы потрясающе говорите по-русски. Где научились?

- Я шесть лет жил в России. Когда-то я влюбился в эту страну и оставил заявку в их цирке. Мне сказали, что перезвонят, но телефон долгое время молчал. Я уехал в Египет, расстроенный. Мне очень хотелось работать в России. Еще у меня есть мечта объехать все страны, которые входили в СССР. Ну, так вот, через неделю, как я прилетел на родину, мне позвонили из Госцирка России и сказали: «Подойди к нам, надо поговорить». Я тут же взял билет и улетел в холодную страну, где и остался. Постепенно, работая там, я и выучил язык. Вообще я владею шестью языками, включая родной. Понемногу стараюсь учить все языки тех мест, где я бываю.

- Вам понравился наш город, страна?

- Я ничего еще толком не видел. Но я давно хотел сюда приехать, потому что читал ваш эпос «Манас». Там есть сцена со львом. И я влюбился в эту трилогию, и в ту страну, где она была написана, соответственно. Кстати, чувствую я себя у вас очень комфортно, как на родине: люди тоже грубят, не пропускают, толкаются, как в Египте, очень похоже.

- Я предполагаю, что вы сейчас ответите, но не могу не спросить, как вам наш цирк?

- О, я даже не знаю, как сказать мягче. Очень плохо. Видно, что государство о нем не заботится, если не забыло вовсе. Холодно, неухоженно. Бедные зрители даже не могут оставить куртки. Ваши кресла очень твердые, неудобные, и люди вынуждены все время как-то пересаживаться, двигаться, вместо того чтобы смотреть шоу. Вы знаете, я, когда сюда зашел в первый раз, твердо решил, как-то вам помочь, сделать это место лучше. В каждом месте я обязательно что-то оставляю. И у вас тоже постараюсь что-нибудь сделать.

Дома у Хамады Куты есть питомник, в котором проживают 47 нубийских львов и 18 бенгальских тигров, занесенных в Красную книгу. Породы очень редкие, так как на них всегда охотились браконьеры. Команда дрессировщика хочет всеми силами сохранить этих животных. Дом Куты – единственное место, где хищники размножаются. Обычно, они не воспроизводят потомство вне воли.

На манеже в Бишкеке перед зрителями одновременно выступят 8 львов и два тигра. А работать с ними будет лишь один человек. Посмотреть шоу можно в любой день до 20 ноября. Звезда мировой дрессуры со своим аттракционом никого не оставит равнодушным.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us