Menu
imarat stroy
aiu kurulush

Олег Панкратов: Кризис – это время возможностей

Стоимость доллара на валютном рынке КР вновь выросла, сравнявшись с 70 сомами за один «зеленый». При этом, доходы от реэкспорта ширпотреба, как и доходы мигрантов за рубежом, практически сравнялись с доходами соотечественников, стремясь к нулю. Цена на нефть на мировом рынке, в совокупности с санкциями основного торгового партнера КР – Российской Федерации, негативно отражается на внешнеэкономической активности страны.

Между тем, в 2015 году Кыргызстан завершил присоединение к ЕАЭС. Возможности, которые дает членство в этом союзе, призваны вывести Кыргызстан если не в экономические лидеры, то, по крайней мере, в разряд самодостаточных акторов. При этом, уровень развития отечественной экономики все еще оставляет желать лучшего. На вопросы, как будет развиваться отечественный эконмический сектор Кыргызстана в 2016 году, нам ответил Министр экономки КР, Олег Панкратов.

- Олег Михайлович, позвольте, вначале общий вопрос: каковы приоритеты Кыргызстана во внешней экономике?

- В любой экономике, и нашей – не исключение, приоритетом является наличие рынков сбыта. Поэтому и внешнеэкономическая деятельность КР направлена на привлечение внешних рынков сбыта. Сегодня произвести что-то – не проблема. Поэтому и мы всегда искали новые рынки сбыта и старались сохранить те, которые складывались традиционно.

Естественно, приоритетом будет оставаться наша деятельность в рамках ЕАЭС. Это растущий рынок с большим потребительским потенциалом. Соответственно, шаги, которые мы уже сделали, нужно закрепить и усилить, используя преимущества членства в ЕАЭС, и пока другого пути нет. Но это не единственный приоритет. Существует и другое интеграционное объединение – это страны, которые ранее были участниками Советского Союза. С ними мы находимся в одном соглашении – в Договоре о зоне свободной сторговали (ЗСТ) СНГ, что дает нам бестарифный доступ на рынки этих стран, и мы будем продолжать работу с ними, чтобы потенциально иметь определенную нишу.

Соответственно, мы присматриваемся и к емким рынкам, но где высокая конкуренция, и куда очень сложно пробиться. Это можно сказать и о рынке Евросоюза. Мы являемся участниками программы «ВСП», программы внешнеторговых преференций ЕС. Ожидаем в ноябре стать участниками программы «ВСП+». Это даст нам право экспортировать без пошлин продукцию из более чем тысячи наименований на рынок ЕС. Хорошая возможность.

Но и отсутствие барьеров в торговле – это еще не гарантия продать: кроме нас желающих поставлять товар на этот рынок очень много. Соответственно, наш бизнес должен будет приложить усилия, чтобы конкурировать с поставщиками всего мира. Это очевидно.

Ну, и само собой, сегодня Китай становится интересным, как рынок сбыта. То есть, до определенного момента достаточно низкий уровень жизни и низкие доходы населения этой страны не давали возможности выходить на их рынок – местная продукция была дешевле, конкурировать с ней было невозможно. Экономический рост в КНР привел к тому, что они стали второй экономикой в мире. По ВВП на душу населения, это все еще не очень значимые успехи, но, все же, намного больше, чем в регионе, и, соответственно, их потребительские возможности увеличиваются.

То есть, во внешних связях мы пытаемся делать дифференцированный подход, но, все же освоить эти рынки и конкурировать на них очень сложно. Возможности будут, но они несопоставимы с тем, что у нас есть в рамках ЕАЭС. С учетом того, что у нас страна небольшая по размерам, 6 млн. человек, а рынок ЕАЭС – это около 180 млн., и, если мы найдем свою нишу, то можем достаточно уверенно себя чувствовать в обозримой перспективе.

- На что будет сделан больший упор в 2016 году, каковы отраслевые приоритеты?

- Исходя из предпосылок, можно говорить о секторах, которые сегодня, завтра – в ближайшей перспективе, готовы работать на экспорт. Это производство и переработка сельхозпродукции, горнорудная отрасль, и то, что у нас достаточно развивалось в последние годы – производство швейной продукции.

Но этот перечень не закрыт. Чтобы быть конкурентными и привлекательными для инвесторов, мы идем по пути снижения всевозможных барьеров в бизнесе. Бизнес, он всегда намного лучше находит ниши, которые свободны. У правительства и государства таких ресурсов и возможностей нет – мы следим за экономикой, а конкретную нишу для конкретного товара бизнес сам находит намного более эффективно. И, если у нас в стране будет привлекательная бизнес-среда, либеральное налоговое законодательство через невмешательство, через лицензирование и проверки, другие механизмы – в этих условиях, чтобы находить нишу для своей продукции, бизнес сам определит, куда пойти с размещением производства. В совокупности, те преимущества, которые предлагаются товарам, могут стать основой для принятия решений.

- К вопросу об экспортных преимуществах. Одно из них – это цена. Чем меньше цепочек добавленной стоимости между производственными циклами, тем ниже себестоимость конечного продукта, и, соответственно, конкурентнее товар. Как пример – легкая промышленность. Она начинается не в пошивочном цеху, а в селе, где сеют хлопок или выращивают овец. В Кыргызстане село занимает примерно две трети – от общего числа населения, но в народном хозяйстве далеко не так – сельское хозяйство не обеспечивает сырьем легкую промышленность. В итоге, сырье мы закупаем извне. Как-то эта ситуация регулируется?

- Все верно. Производства обычно размещают или вблизи сырья, или около рынков сбыта. А если они находятся вне КР, то основанием для принятия решения о размещении производств у нас должно быть наличие сырья. Швейная промышленность находится в таком состоянии, что ткани и фурнитуру мы импортируем. И сейчас мы пытаемся создать условия для того, чтобы производство ткани было перенесено в Кыргызстан. Речь идет о восстановлении того потенциала, который у нас был в сельском хозяйстве (раньше в КР разводили мериносов – породы овец, дающих высококачественную шерсть), и чтобы бизнес, занятый в производстве легкой промышленности, делал предоплату сельхозпроизводителям, чтобы те выращивали овец, и потом продавали шерсть. Сейчас эта идея находит свое развитие через финансирование – соответствующие заявки направлены в кредитные институты. Есть потенциал по выращиванию хлопка, но, даже если мы сами не будем производить его в достаточном количестве, есть соседние Узбекистан, Туркменистан, где он производится. Наличие этих ресурсов и послужило тому, что инвесторы стали проявлять интерес к производству тканей. В частности, наше Агентство по продвижению инвестиций работает с инвестором из Турции, который намерен открыть предприятие по производству тканей в КР. У нас нет ресурсов, как у соседей – они дают здания, помещения и т.д., под бизнес, но привлекательность нашей страны создается через более благоприятные условия регуляторного характера. Идет либерализация законодательства, а наличие рынков сбыта ведет к тому, что инвестор начинает интересоваться.

- Какими будут приоритеты в структуре ВВП и доходной части бюджета от экономической деятельности в предстоящем году?

- Если говорить о структуре ВВП, то в 2015 году сельское хозяйство занимает в ней 14,6%, промышленность – 14,7%, строительство – 7,9%, сфера услуг – 48,7%. То есть, сфера услуг для ВВП – это, на сегодняшний день, самая значимая отрасль. И мы ожидаем, что в 2016 году не произойдут резкие изменения.

Что касается доходности отраслей, то, например, сельское хозяйство занимает среди них еще меньшую долю, чем в структуре ВВП. Но, эта отрасль очень важна, потому что она дает очень большую степень занятости для людей, проживающих в сельской местности. Поэтому сельское хозяйство всегда для нас будет приоритетом. А сфера услуг, она, в том числе, означает и торговлю, включая в себя не только туризм и гостиничный бизнес. Это большой процент, большое количество рабочих мест, и потенциально, в рамках ЕАЭС сфера услуг имеет очень хорошую перспективу. Эта сфера она как бы вроде незаметная, но для экономики очень важная. Потому что отсюда идет экспорт услуг.

Мы стараемся, чтобы приложить максимум усилий, чтобы сохранить экспортный потенциал. К сожалению, сегодня сложности в этом, и многие торговцы с рынков сейчас высказывают озабоченность из-за того, что торговля уменьшилась. Но здесь объективные факторы, не связанные с тем, на что мы можем повлиять. Произошло резкое снижение цены на нефть, а экономика наших основных потребителей зависима от не, и соответственно, зависит от этого и их валюта. И следом за изменением цены на нефть произошел обвал валют и в РФ, и в РК. Плюс, еще санкции в отношении России – все это повлияло на то, что в этом году у РФ будет отрицательный рост ВВП.

Если в КР за 9 месяцев рост ВВП составлял 6,3%, то в РФ - минус 4%, РК идет в положительной динамике, очень невысокой, но есть – планируется 1,5-1,7%. А мы в начале года, при составлении прогноза социально-экономического развития, прогнозировали, что к концу года выйдем примерно на 2%. Кризис повлиял на то, что увеличилась безработица, снизились доходы населения. Люди, которые раньше были уверены, что все будет хорошо, тратили свои сбережения. А в кризис все стараются вложить в то, что не обесценивается, и если объем потребительского рынка сокращается, то, соответственно, наши экспортёры сейчас не видят тех объемов, которые были год назад. Ситуация сложная. Но 2016 год дает основания надеется на положительную динамику в экономике наших соседей, и мы планируем, что наша экономика будет расти более быстрыми темпами – 5-5,7%. Конечно, сейчас нашему бизнесу очень важно этот тяжелый промежуток пережить. Мы максимально стараемся, чтобы для них сохранились возможности. Посмотрите – люди не могут продать свою продукцию, потому что некому ее продать, никто не покупает. Но, при этом, нет барьеров – административных, таможенных, и ее себестоимость снижается. Это смягчает кризис и что-то продать можно.

Кризис – это время возможностей. Он стимулирует сегодня бизнес – находить какие-то решения, какие-то нестандартные подходы, чтобы в конкурентной борьбе перейти на новый этап развития. Это, конечно, сложно. Но пока те экономические результаты, которые мы видим, несколько обнадеживают. Не могу сказать, что все хорошо – проблемы есть, и проблемы серьезные, но все же виден свет в конце тоннеля, и конец следующего года видится более позитивным. К 2017 году, как и предполагали, бизнес адаптируется к условиям ЕАЭС, потребительские рынки в этих странах активизируются, и наши экспортёры смогут в этих нишах, где они присутствуют, активизировать свою деятельность.

Поделится в
back to top

Случайные

Follow Us